Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

"лик твой - как иллюминация"

Сегодня - юбилей той девушки, в которую я был влюблён в середине 80-х годов. Именно с ней я потерял... видеодевственность! Ведь в начале ноября 1984 года мы впервые причастились "квартирных просмотров": это был фильм "Дневная красавица", получивший главную премию на Венецианском кинофестивале. Интересно, что всего лишь три месяца спустя, когда Лена ездила в командировку в Венецию и потом показала мне сделанные там фотографии, я сочинил стихотворение, в котором были такие строчки:
В предвечернем свете дня,
средь каналов и палаццо,
лик твой - как иллюминация,
озаренье, сноп огня.
Кстати, я использовал в своём втором фильме "Любовь зимой" другой стих, посвящённый Лене - только заменил место действия на Абрамцево, где мы снимали эту картину. А в оригинале было так: "Какой в Нагатино туман".
"Загородил полнеба гений..."

Занусси поднял Тышкевич над своей головой!

Приснился сегодня утром странный сон. Будто бы приехала в Москву на какое-то мероприятие польская актриса Беата Тышкевич. Ходит по фойе и сокрушается, что даже визу она так и не получила, не говоря уже о гонораре за свой визит. А потом появляется польский режиссёр Кшиштоф Занусси и поднимает Тышкевич, держа её на вытянутых руках над своей головой. И всё поражаются, насколько он сильный! Позже актриса всё-таки вознаграждается несколькими пятитысячными купюрами, однако расстроена, что также ей дали часть денег тысячерублёвками. И она хотела бы их поменять, поскольку предпочитает более значимые по номиналу.

"Загородил полнеба гений..."

За каждым автором стоит женщина

Рецензия написана для ivi.ru

Вообще-то фильм «Бестселлеры» (в нашем прокате - просто «Бестселлер») по сценарию Энтони Грико поставила дебютировавшая в полнометражном кино 35-летняя канадская актриса Лина Росслер. Но дело даже не в этом. Уже не первая картина (можно вспомнить, например, недавнюю «Жену» с замечательной Гленн Клоуз в заглавной роли) косвенно намекает или позволяет понять более определённо, что подчас за литературными успехами какого-либо автора на самом-то деле стоит его жена.
И пусть в ленте Росслер солирует, безусловно, Сэр Майкл Кейн, который и в 87-летнем возрасте проявляет редкостную склонность к едкой иронии и сарказму, его герой-писатель Хэррис Шо, исчезнувший из литературы на целых сорок лет после издания бестселлера «Атомная осень», раскрывает, хотя и не сразу, прицепившейся к нему издательнице Люси Стэнбридж, что немало обязан своей жене Элизабет, давно почившей. А без неё он так и не решился что-нибудь издать - и проводил время в провинциальной глуши, усердно потчуя себя алкоголем и нещадно куря сигары. Вот только вытянула его из небытия опять же женщина, которую скверный по характеру Хэррис поначалу не переносит, но в итоге доверяет ей, можно сказать, сокровище, о чём лучше умолчать во избежание спойлера.

В какой-то степени фильм провисает в середине повествования и начинает несколько надоедать однообразием скабрёзных выходок престарелого литератора, который с явной неохотой был вынужден отправиться вместе с настойчивой издательницей в рекламный тур по заснеженной Америке (но снимали-то в Квебеке). Однако человеческий контакт, вдруг возникающий между двумя абсолютно различными личностями, которые словно соревнуются в том, кто кого переупорствует, способствует более эмоциональному восприятию последних двадцати минут поведанной истории, становящейся куда грустнее и элегичнее.
Конечно, кто-то задаст вполне закономерный вопрос по поводу удивительного равнодушия Люси к собственному отцу, который ранее возглавлял издательство, а ныне пребывает в доме престарелых. Но так вот получается порою в жизни, что родственную душу удаётся кому-либо обрести вовсе не в том, кто близок по крови, а дорог, скорее, по духу и неукротимому темпераменту. Тут уж точно можно поверить, что именно в персонаже Майкла Кейна, как бы купающегося в предложенной роли, молодая гордячка и своенравная бизнес-мисс способна найти своего единомышленника. Ну, а у него появляется, кроме любимого кота, душевная наперсница и творческая соратница спустя столько лет после безвременной кончины жены.
"Загородил полнеба гений..."

Загранпаспорт теперь есть, а вот приглашений нету

Получил сегодня заграничный паспорт. Но пригодится ли он мне? Помнится, что в прошлый раз, когда я оформил себе загранпаспорт, в итоге вообще никуда не выехал за пять лет срока его действия. Потом уже не возобновлял. Не сработает ли опять та же самая примета: приглашают куда-то только тогда, когда у меня нет паспорта.
"Загородил полнеба гений..."

А Путин на две трети компенсировал поездку на МКФ "Зеркало"

Я потратил на поездку части съёмочной группы фильма "...и будет дочь" на международный кинофестиваль "Зеркало" имени Андрея Тарковского в Иваново свои личные деньги в размере 15 тысяч рублей. Хорошо, что сегодня пришла на пенсионную карточку "путинская добавка", которая на две трети окупила мои затраты. Иначе бы я остался в большом минусе.
"Загородил полнеба гений..."

Годо в ожидании

Рецензия написана для ivi.ru

Филипп Годо начинал свою деятельность в кинематографе с участия в прокатном подразделении кинокомпании «Гомон», довольно рано стал продюсером, оказавшись причастным к созданию четырёх десятков фильмов, в том числе российских режиссёров - Виталия Каневского («Самостоятельная жизнь») и Павла Лунгина («Свадьба»). В сорок восемь лет сам дебютировал в режиссуре - и на данный момент снял три картины, которые так или иначе повествуют о мужчинах, оказавшихся перед выбором: продолжать жить, как прежде, или же попытаться что-то изменить, может, всего лишь на короткое время почувствовать себя свободным от груза настоящего. Вот именно - настоящего, а не прошлого.
Поскольку однажды захочется вырваться за пределы нынешнего существования, даже если оно вполне успешно, как у Сейду Талля, французского актёра африканского происхождения, второго основного персонажа ленты «Яо» (у нас переименовали это название почему-то на не соответствующее рассказываемой истории: «Легенды саванны»). Никаких легенд там нет и в помине, если не считать того, что Сейду, приехавший на родину в Сенегал по какому-то пиар-поводу, после знакомства с местным мальчишкой как раз по имени Яо, который вроде бы стал фанатом, прочитав его книгу, а главное - в результате незапланированной поездки вдвоём по стране испытывает желание словно заново погрузиться в тот мир, откуда некогда вышел. И интуитивно способен осознать, что это медленно текущее время, будто случайные и необязательные встречи в пути, своеобразное возвращение к собственным истокам (пусть актёр так и не добирается до деревни, где некогда появился на свет) - это выпавший шанс опять прикоснуться, как в детстве, чуть ли не к самой Вечности.

Если обыгрывать фамилию постановщика, всё-таки отличающуюся по написанию от того имени, что прославил Сэмьюэл Беккет в пьесе «В ожидании Годо», создатель фильма «Яо» в какой-то степени воспроизводит схожую ситуацию продлённого ожидания (только не статичного, а в постоянном движении, физическом перемещении по разноликому Сенегалу) чего-то важного и значительного, которое в состоянии кардинально изменить всю жизнь. В принципе, это происходит и с Сейду, переосмысляющим свой парижский способ бытования, и с наивным парнишкой-поклонником, в чьи уста, хоть и за кадром, вложены слова о длительном времени, превращающемся на этих пустынных просторах непосредственно в Вечность.
Пожалуй, и сам Филипп Годо обретает на исходе шестого десятка лет на таком чужом для себя, казалось бы, жизненном материале искомую мудрость, что не надо гнаться за преуспеванием и славой, а лучше отправиться в неожиданное путешествие в дальние края, где ощутить не столько близость к природе, сколько к извечным законам бытия - простым, как краткое имя Яо, но более сложным по смыслу.
"Загородил полнеба гений..."

Я занимался букингом в кино ещё в 1977 году

Раньше это называлось вообще-то росписью фильмов или же составлением кинорепертуара. А я, побывав в феврале-марте 1977 года на практике в Госфильмофонде СССР, переписал там некоторые сведения о количестве частей (иначе - роликов) ряда зарубежных картин, которые непременно хотелось посмотреть при очередной поездке нашего киноведческого курса в Белые Столбы. И долго тасовал так и эдак названия, чтобы можно было уместить данные ленты в отведённые шесть с половиной часов проекции. Но далеко не всегда удавалось убедить Инну Иосифовну Трутко, преподавателя по зарубежному кино,  попросить у Владимира Юрьевича Дмитриева, начальника иностранного отдела ГФФ, чтобы выдали именно эти фильмы.
"Загородил полнеба гений..."

Иду с явным опережением сроков

3 апреля оставалось 100 рецензий до круглой цифры 5000. А теперь - всего лишь 70. То есть за 100 дней я написал 30 текстов. Если продолжать такими же темпами, я смогу достичь заветного рубежа намного раньше ожидаемого - например, в середине марта 2022 года. Зато останется время для дополнительной обработки и необходимой актуализации ранее написанных рецензий, чтобы выпустить четырёхтомное издание "5000 фильмов" в начале 2023 года, аккурат к пятидесятилетию моей кинокритической деятельности.
"Загородил полнеба гений..."

Путешествие будет опасным

Рецензия написана для ivi.ru

Знаменитый вестерн «Дилижанс», попавший после войны в советский кинопрокат в качестве трофейного фильма, демонстрировался под более завлекательным названием «Путешествие будет опасным». Наверно, современным российским дистрибьюторам тоже захотелось добавить «драйва», если они слегка переименовали ленту «Ледовая дорога». Сам же режиссёр Джонатан Хенсли, который полюбил с детских лет замечательную французскую картину «Плата за страх» (1954) Анри-Жоржа Клузо, а также ценил её римейк «Колдун» (1977), осуществлённый американцем Уильямом Фридкиным, хотел создать абсолютно иную версию - не только потому, что действие перенесено из джунглей Южной Америки на ледовые просторы Канады. И попутно решил использовать сюжетный мотив из повести «О мышах и людях» Джона Стейнбека, где один из двух братьев, сезонных рабочих, является умственно отсталым, а в фильме Хенсли подобный персонаж страдает от афазии (локальное отсутствие или расстройство уже сформировавшейся речи при сохранении слуха) после пребывания на войне в Ираке.
Насчёт передачи экранного драйва Джонатан Хенсли вряд ли мог сильно беспокоиться, поскольку набил руку ещё в качестве сценариста (иногда не был указан в титрах) ряда популярных блокбастеров, где отсутствие логики и какого-либо правдоподобия уже не имело особого значения, если требовалось по-крупному зацепить зрителей всем происходящим, как в «Армагеддоне» или «Крепком орешке 3». Вот и в своих режиссёрских работах «Карающий» / «Каратель» и «Убить ирландца» / «Ирландец» он тоже отдал дань экшн-сценам. Однако в новой картине постарался сохранить максимальную достоверность - как в способе съёмок в жестоких условиях Севера, приближенно к самой реальности, так и в поведанном рассказе о водителях трёх фур, которые должны доставить по опасной ледовой дороге столь необходимый для спасения шахтёров груз.

Впрочем, в последней трети повествования есть определённый перебор, когда излишний наворот событий просто скатывается на героев и зрителей, словно снежная лавина, непременно присутствующая на экране. А вот финал, напротив, может показаться вполне типичным для… фильмов-катастроф по-советски с их обязательным условием, что всё должно разрешиться благополучно, плохие люди понесут заслуженное наказание, выжившие смельчаки получат вознаграждение. И даже испытываешь некоторое разочарование, что захватывающий драйв внешнего действия и отчаянной сшибки человеческих характеров вроде как оказывается спущенным под занавес на тормозах. Ну, и преждевременное избавление от одного из наиболее интересных персонажей также смущает, хотя сама по себе сцена его гибели способна впечатлить любого.