Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

"Загородил полнеба гений..."

Любовь к кино не зависит от времени года

Полгода назад мы закончили съёмки второго фильма "Любовь зимой", который удалось после нескольких месяцев карантина смонтировать и даже в двух версиях, причём новый вариант мне кажется более точным по отношению к замыслу. Теперь предстоит большая работа по звуку и музыке - но надеюсь, что она не затянется настолько, как это произошло с моей первой картиной "...и будет дочь", которая к тому же претерпела определённые перестановки в сценах, что всё-таки оказалось явно на пользу.
Сейчас я начал продвигать эту ленту на разные международные кинофестивали, что тоже требует затрат - хотя есть надежда не только попасть в какой-либо конкурс, но и получить денежную премию, чтобы можно было окупить производство фильма, а ещё вознаградить участников съёмок.
Увы, вопрос денег в обоих случаях немаловажен. И если кто-то желает поддержать две моих картины, чтобы они в итоге стали доступны для тех, кто интересуется неглупым кино, могут это сделать, приобретая трёхтомную персональную киноэнциклопедию "Почти сорок четыре тысячи" в печатном или электронном виде и просто присылая приемлемые для себя суммы на карточку Сбербанка 5336 6903 6278 0712.

"Загородил полнеба гений..."

Что немцу здорово, то русскому смерть

Рецензия написана для ivi.ru

Не очень понятно, зачем понадобилось режиссёру Владимиру Мирзоеву расширять свою поистине удачную короткометражку «Русская смерть» до размеров полного метра, а к тому же присваивать этой новой версии сбивающее многих с толку название «Как Надя пошла за водкой». Поневоле будут ждать зрители чего-то залихватского и разгульного в стиле привычной, как водка, народной комедии о том, как пьют в России до умопомрачения, а после этого уже не помнят, кто они и как оказались там, где их застало похмельное пробуждение.
Казалось бы, и «Русская смерть» повествовала о том же самом - да только не о том. Вернее, совсем не о том и в абсолютно иной манере, глубоко ироничной и проникнутой неизбывной печалью относительно подлинной сути неискоренимого российского менталитета (условно говоря - от Чехова до Вампилова). Лаконичная история была почти классицистски ограничена временем, местом и действием в дачном доме, куда постоянно переселились из города две сестры - Валя и Надя, незамужние и живущие в вечном препирательстве друг с другом, пока там случайно не появился по пьянке какой-никакой мужчина, хоть и женатый, но ненавидящий супругу по прозвищу Псина. И в этой новелле, позже включённой в киноальманах с претенциозным названием «Время женщин», таилось немало грустных и довольно безысходных мыслей о нашей текущей жизни, которая, если разобраться, незначительно изменилась за век с лишним после «Трёх сестёр».
Камерность, замкнутость, а главное - завершённость поведанного рассказа, который производил в финале чуть ли не эсхатологическое впечатление досрочного наступления конца света, где русскому человеку всё равно предстоит тупо маяться уже после физической смерти, никак не предполагали попыток героев ещё раз переиграть собственную судьбу и опять наступить на те же самые грабли. Ведь по поспешному бегству героя Евгения Цыганова, вдруг почувствовавшего, как обволакивающие путы очередного супружеского союза, заурядного и надоедливого до острой изжоги, уготовлены ему со стороны вроде бы «книжной» Валентины, можно было точно понять, что её мечтам о замужестве не суждено сбыться. Да и своеобразное «самоустранение со сцены», предпринятое Надеждой отнюдь не ради будущего счастья старшей сестры, ясно свидетельствовало о том, что иллюзий она не питает, пусть и желала бы вырваться куда-то за пределы этого дачного во всех смыслах обитания.

Однако в полнометражной картине «Как Надя пошла за водкой», где добавлены абсолютно излишние эпизоды, чересчур разжёвывающие и повторно пережёвывающие прежде объяснённое, возникает ощущение не только размывающегося действия, которое утрачивает компактность и даже афористичность художественного высказывания в форме трагикомической притчи о том, что «суета и тлен всё!». Гораздо хуже, что жанр низводится до уровня семейно-бытовой комедии, в которой мужчина, терпящий муки в браке, где ему всё обрыдло, никогда не уйдёт от постылой жены, а засидевшиеся в невестах ни за что в своей жизни не услышат радостный возглас на пьяной свадьбе: «Горько!».
"Загородил полнеба гений..."

Как отец, так и сын

Рецензия написана для ivi.ru

Пожалуй, название английского фильма «Сделано в Италии» надо посчитать неудачным. Хотя действие происходит преимущественно в Италии, а именно - на фоне прекрасных видов Тосканы, где находится старинный дом, ранее принадлежавший семье Раффаэллы, жены-итальянки художника-ирландца Роберта Фостера, которая рано умерла, а их сын Джек был в Италии только в детстве и вообще намерен продать запущенное здание, чтобы выкупить художественную галерею в Лондоне. Он уговаривает отца согласиться на это и вдобавок привести в порядок дом для привлечения потенциальных покупателей. Но вполне рекламное понятие Made in Italy мало подходит для истории непростых взаимоотношений отца и сына (кстати, их сыграли связанные именно такими родственными узами Лиам Нисон и Майкл Ричардсон, который решил официально взять фамилию своей матери Наташи Ричардсон после её смерти).
То есть у экранного рассказа, режиссёрского дебюта английского актёра Джеймса Д’Арси, осуществлённого им в 44-летнем возрасте, есть пересечения с жизнью главных исполнителей, да и сам постановщик тяжело переживал в детстве кончину собственного отца. И вот то, как отец и сын наконец-то находят душевное понимание друг у друга, обретают доверительный человеческий контакт, занимаясь якобы рутинной работой по восстановлению красивого облика старого здания, впрочем, проявляя и в этом деле свои творческие натуры, всё-таки представляет интерес в данной ленте. Правда, она набирает силу только ближе к финалу, а прежде её легко заподозрить в некоем «туристическом пафосе», на что опять же намекает название «Сделано в Италии».

Пришлым иностранцам, которыми являются Роберт и Джек, действительно любопытна и в какой-то степени для них экзотична жизнь обычных итальянцев, никогда не унывающих и проводящих всё свободное время в тратториях или на танцах где-нибудь на природе. Но парадокс сюжетной ситуации заключается в том, что отец и сын остаются до поры до времени как будто «случайными туристами» между собой, встретившихся в совместной поездке куда-то за границу, подальше от вполне привычного существования в британской столице, где ведь они тоже были вроде бы «понаехавшими», выходцами из Ирландии. Между прочим, и у Джеймса Д’Арси мать - ирландка по фамилии О’Коннор, которая в одиночку воспитывала сына после смерти мужа.
Главный посыл его картины, разумеется, нельзя не оценить: надо больше доверять и просто доверяться тем, кто рядом, в том числе делясь своими глубоко личными воспоминаниями о покойных, не опасаясь излишне разбередить юные души собственных детей, которые потеряли мать или отца в раннем возрасте. И тогда будут истинной наградой очищающие слёзы близких, довольно долго пребывавших словно в положении посторонних во взаимоотношениях без души и родственной теплоты.
"Загородил полнеба гений..."

Всё ещё вижу тебя

Рецензия размещена предварительно на ivi.ru

Проще всего заподозрить новый американский фильм «Вечно» (в России - «Вечность между нами») Скотта Спира в прямом заимствовании из популярной картины «Призрак» / «Привидение», поскольку и здесь парень, который уже умер, как бы продолжает по-своему поддерживать в жизни прежнюю возлюбленную, не желающую смириться с этой утратой. Однако для Спира подобная тема вовсе не случайна, потому что в четырёх лентах из пяти он обращался к историям взаимоотношений молодых людей в пограничных ситуациях, когда им угрожает смертельный исход, или же развёртывающиеся события могут приобретать вероятностный характер. Героям начинает казаться, что у них есть шанс попытаться как-то переиграть предопределённую судьбу и даже с того света словно направлять и корректировать поступки оставшихся в живых, внушая им столь недостающую надежду и уверенность в собственных силах.

Пожалуй, «Вечность между нами», наряду с «Полночным солнцем», хоть и являющимся римейком одноимённого японского фильма, относится к более-менее удачным творениям этого режиссёра. В них сочетается драматизм рассказа о переживаниях юных возлюбленных, которым предстоит неизбежно расстаться на грани между жизнью и смертью, если это уже не произошло, с романтизмом чувств и вообще с сентиментальностью мировосприятия. Разумеется, равнодушным и практически циничным зрителям подобный подход к поведанным сюжетам, как и к окружающей действительности, поневоле приобретающей на экране несколько идеализированный характер, будет глубоко чужд, вызывая глухое раздражение. Но ведь мелодраматические истории, даже облачённые, согласно нынешней моде, в одежды слегка мистических фантазий, всё равно привлекают тех, кто как раз готов расчувствоваться в кино и испытать эмоциональный катарсис на протяжении полутора часов своего рода психотерапевтического сеанса.
Скотта Спира также легко обвинить в поспешности, с которой он снимает собственные картины: если внимательно вчитываться в финальные титры, можно обнаружить, что к 2017 году относятся сразу три из них. Хотя после музыкально-танцевальной дебютной ленты «Шаг вперёд: Революция» / «Шаг вперёд 4» был перерыв аж в пять лет - видимо, постановщик искал именно тот жанр, который оказался бы наиболее близким и интересным. И в последних работах Спир вроде как нашёл нужную тональность, говоря о проявлениях любви и искренних дружеских чувств в самых решающих для существования того или иного человека обстоятельствах жизни. В суете обыденного пребывания на этом свете мало кто задумывается о вечном, предпочитая жить здесь и сейчас. А вот ненароком выясняется, что между нами может пролегать целая вечность, как ни пафосно это прозвучит, с точки зрения скептиков и прагматиков, привыкших всё измерять по условиям сиюминутной корыстной пользы.
"Загородил полнеба гений..."

«Вот и встретились два одиночества…»

Рецензия размещена предварительно на ivi.ru

Если познакомиться уже ретроспективно с предшествующими фильмами американского режиссёра Бретта Хейли, то между его последней лентой «Все радостные места» (вообще-то был бы правильнее перевод «Все яркие места») и другими картинами точно обнаружатся точки пересечения. Ведь они рассказывают так или иначе об одном и том же: о попытках людей, родственных друг другу по крови или по душевным порывам, всё-таки преодолеть чувство одиночества и найти того, кто поймёт тебя самого и искренне проникнется твоими мыслями, переживаниями, мечтами. Некоторое отличие нового фильма Хейли состоит, пожалуй, в большей сконцентрированности внимания режиссёра на проблемах и заботах совсем молодых героев, хотя и в предыдущей ленте «Громко бьются сердца» довольно интересно и даже неожиданно раскрывались взаимоотношения 17-летней девушки не только со своим отцом, бывшим музыкантом, но и с подружкой-возлюбленной, которой она посвящала трогательные песни.
В картине «Все радостные места» тоже можно углядеть, особенно по сравнению с популярным романом Дженнифер Нивен, определённое смещение акцентов с психологически нестабильного поведения старшеклассников Вайолет и Теодора, у которых свои причины для того, чтобы постоянно думать о смерти, на их межрасовую разницу. Кстати, подобный мотив присутствует и в фильме «Громко бьются сердца», где мать юной девушки была афро-американкой. И вообще в американском (да и в английском) кино стало модно переписывать роли на исполнителей с иным цветом кожи, чтобы по возможности привлечь в кинотеатры зрителей других рас.
Временами это получается удачно, но вот в ленте Бретта Хейли трудно избавиться от впечатления, что опытная (несмотря на 21-летний возраст) Элль Фэннинг, снимающаяся с раннего детства, явно переигрывает своего партнёра Джастиса Смита. Проникновенный образ 17-летней Вайолет, которая остро страдает от потери своей старшей сестры, погибшей в автокатастрофе (ещё одна перекличка с предшествующей работой режиссёра, где мать главной героини была сбита во время поездки на велосипеде), воплощён Фэннинг с редкостным тактом и душевной симпатией, так что нельзя не восхититься, насколько верно, продуманно и прочувствованно, она существует на экране. К тому же актриса подключилась к этому проекту уже на ранней стадии и впервые выступила ещё в качестве одного из продюсеров.

Остаётся только пожалеть, что фильм «Все радостные места» был лишён большой аудитории в кинопрокате, поскольку его сразу выпустили в Интернете в различных странах мира. Ну, и отношение поклонников романа оказалось зачастую придирчивым и недовольным. Однако тонкая, без малейшей фальши, интонация в игре Элль Фэннинг позволяет сопоставить данную картину, например, с давним режиссёрским дебютом Софии Копполы - «Девственницы-самоубийцы», где светлые облики юных девушек, грезящих о смерти, тоже создавали элегический настрой при восприятии всё-таки драматической истории.
"Загородил полнеба гений..."

И только коротко о гордости и зависти

В начале июня 1988 года мне довелось впервые выехать за границу - а именно в Польшу, где я побывал в Варшаве и Кракове. И там имел возможность убедиться, что сами поляки-кинематографисты восприняли факт награждения "Короткого фильма об убийстве" Кшиштофа Кесьлёвского на Каннском фестивале как-то неоднозначно. То есть можно было почувствовать в их словах, наряду с понятной гордостью за соотечественника, некую чёрную зависть, что он получил такую известность в мире - и потом стал снимать ленты уже с западноевропейскими партнёрами. Вероятно, и намерение Кесьлёвского, высказанное незадолго до всё-таки преждевременной смерти, совсем уйти из кино, было в определённой степени связано с тем, что на родине долго не хотели признавать его "живым классиком".
Да и вообще судьба режиссёра была не из лёгких: поступил в Лодзинскую киношколу лишь с четвёртого раза (как ни парадоксально, его взяла к себе на курс "правоверная коммунистка" Ванда Якубовска); затем картины Кшиштофа Кесьлёвского - и документальные, и игровые - подвергались цензуре, некоторые вообще были запрещены на несколько лет, а что-то увидело свет уже после смерти постановщика. Что ж, вновь подтвердилось изречение, что нет пророка в своём отечестве. Хотя теперь-то Кесьлёвским больше гордятся - ведь мёртвому завидовать не пристало.
"Загородил полнеба гений..."

Не дожила всего пять дней до 75-летия Фассбиндера

26 мая умерла в 77-летнем возрасте немецкая актриса Ирм Херманн, которая снималась у Райнера Вернера Фассбиндера с 1967 по 1981 год. И у неё тоже 20 ролей, как и у Ханны Шигуллы, однако они были меньше по времени пребывания на экране. Считалось, что Херманн особенно сильно пострадала от жестокого обращения Фассбиндера. Но я вот сегодня, ещё не зная про смерть этой актрисы, посмотрел два документальных фильма, в которых она даже с нежностью и любовью вспоминает о режиссёре спустя десятилетия после его ухода.
"Загородил полнеба гений..."

Жизнь - это смертельная болезнь…

Рецензия размещена предварительно на ivi.ru

Сначала довелось ознакомиться со вторым полнометражным фильмом датского режиссёра Йонаса Александра Арнбю, который ещё в молодости сотрудничал на съёмках двух лент Ларса фон Триера - но лишь в качестве ассистента реквизитора. А потом уже удалось посмотреть его дебют в полном метре - «Когда звери мечтают», довольно странный, однако более интересный, чем позднее появившаяся шведская картина «Граница» / «На границе миров», частично схожая по тематике. Кстати, можно сказать, что и «Человек без будущего» (альтернативное название - «Самоубийцы-туристы», которое у нас переделали на иное: «Отель для самоубийц») тоже показывает человека вроде как в пограничной ситуации, на грани между жизнью и смертью, в состоянии неопределившейся самоидентификации, когда кто-то мало что знает про себя, а тем более о том, кем станет в будущем, если оно вообще возможно.
Прихотливый монтажный строй второго фильма Арнбю, поставленного им в 45-летнем возрасте, как бы передаёт смятение персонажа, страхового агента Макса, который мечется в своём сознании между разными временами -прошлым, настоящим и предполагаемым будущим, когда он намерен добровольно уйти из жизни. Хотя сам не способен это сделать, судя по неоднократным попыткам, поэтому обращается в тайную фирму по устройству заказных самоубийств в некоем загородном отеле, поближе к девственной скандинавской природе. И в этом датском «Человеке без будущего» (вероятно, что режиссёр мог косвенно рассчитывать по первому варианту названия фильма на своеобразную перекличку с финским «Человеком без прошлого» Аки Каурисмяки) уже чувствуется больше иронии по отношению к «обществу потребления» в сопоставлении с явно социальным посылом в ленте «Когда звери мечтают», где юная героиня подвергалась жестокой и беспощадной травле за то, что оказывалась не такой, как все. Ведь главный герой новой картины не готов не только на отчаянный (фактически - звериный) протест против сложившегося порядка вещей, но и предпочитает бежать в панике прочь от каких-либо действий, передоверяя даже самоубийство очередной предприимчивой конторе по выкачиванию денег из доверчивых граждан.

«Самоубийцы-туристы» или «Отель для самоубийц» - это звучит язвительно и саркастично. А вот в варианте «Человек без будущего» обнаруживается, особенно на фоне ныне происходящего во всём мире, вполне трагический аспект, что общество в целом, погрязнув в бесконечном наборе ординарных, необычных и совсем уж экстравагантных услуг, не может сделать один лишь простой выбор, впрочем, имеющий с давних пор экзистенциальный смысл: «Быть или не быть?». Помнится, именно этим вопросом мучился соотечественник страхового агента Макса ещё несколько веков назад, когда королевский замок, где его обитателям поневоле приходилось совершать решительные поступки, пусть и не всегда оправданные с точки зрения морали, никак не походил на «отель для самоубийц».
"Загородил полнеба гений..."

Американоцентризм в кино опять сыграл злую шутку с американцами

Давно уже было замечено, что в подавляющем большинстве американских фильмов-катастроф и лент, даже носящих эсхатологический характер, всяческие бедствия и катаклизмы случаются преимущественно на территории США. Да и остальной мир вообще мало интересует американцев.
Первый звонок о том, что экранные фантазии американоцентристского плана могут воплощаться в реальности, прозвенел 11 сентября 2001 года. А вот теперь американцы, поначалу твердившие о "китайском вирусе", убедились на собственной шкуре, что можно называть коронавирус уже американским, поскольку в США на сегодняшний день умерло свыше двадцати тысяч человек - это в шесть с лишним раз больше, нежели в Китае.
"Загородил полнеба гений..."

А ещё надо бы отметить столетие Эрика Ромера

Многие считают, что замечательный французский режиссёр Эрик Ромер родился 4 апреля, и надо было бы отметить сегодня его столетие. Вообще-то Ромер на протяжении всей жизни скрывал по неведомой причине свою истинную дату появления на свет. Только после его смерти удалось выяснить, что день рождения - 21 марта. Но всё равно следовало бы выполнить ещё один давний заказ читателя из Балтимора - и написать рецензию на фильм "Моя ночь у Мод", который я почему-то воспринимаю как лично близкий.