Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

"Загородил полнеба гений..."

Любовь к кино не зависит от времени года

Полгода назад мы закончили съёмки второго фильма "Любовь зимой", который удалось после нескольких месяцев карантина смонтировать и даже в двух версиях, причём новый вариант мне кажется более точным по отношению к замыслу. Теперь предстоит большая работа по звуку и музыке - но надеюсь, что она не затянется настолько, как это произошло с моей первой картиной "...и будет дочь", которая к тому же претерпела определённые перестановки в сценах, что всё-таки оказалось явно на пользу.
Сейчас я начал продвигать эту ленту на разные международные кинофестивали, что тоже требует затрат - хотя есть надежда не только попасть в какой-либо конкурс, но и получить денежную премию, чтобы можно было окупить производство фильма, а ещё вознаградить участников съёмок.
Увы, вопрос денег в обоих случаях немаловажен. И если кто-то желает поддержать две моих картины, чтобы они в итоге стали доступны для тех, кто интересуется неглупым кино, могут это сделать, приобретая трёхтомную персональную киноэнциклопедию "Почти сорок четыре тысячи" в печатном или электронном виде и просто присылая приемлемые для себя суммы на карточку Сбербанка 5336 6903 6278 0712.

"Загородил полнеба гений..."

Главное - не победа, а участие

Рецензия написана для ivi.ru

Американский фильм «Честный кандидат», который имеет в оригинале название «Неопровержимое», можно посчитать во многих смыслах неожиданным, поскольку он опровергает зрительские предположения от начала и до самого конца. Хотя для американцев, хорошо знающих актёра и режиссёра Джона Стюарта по популярным телешоу, где он нередко давал волю сарказму, отражая в сатирическом ключе политические баталии, в том числе на различных выборах в США, его вторая режиссёрская работа покажется закономерным продолжением язвительного высмеивания СМИ и всяких политтехнологов, кому абсолютно всё равно, что и как поддерживать.
Так уж получается, что в избирательных кампаниях главным является не победа, а участие. Но в отличие от каких-нибудь соревнований типа Олимпийских игр, появление на которых является само по себе весьма престижным, на выборах можно крупно поживиться разным «игрокам». И тем, кто раскручивает «тёмных лошадок» вроде отставного полковника Джека Хастингса, согласившегося выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра небольшого городка на Среднем Западе США, и хитроумным мошенникам на политическом поприще вроде Гэри Зиммера. Его попытка превратить консервативно настроенного гражданина, как и большинство жителей данной местности, в заядлого демократа, способного победить коррумпированного нынешнего мэра, наталкивается на противодействие не менее циничной женщины-политтехнолога Фэйт Брюстер, для которой тоже все средства хороши в предвыборной борьбе. А вот итог этих битв оказывается вообще не предугадываемым.

Тут только и выясняется, что подлинным объектом остроумных нападок Джона Стюарта, который в реальной жизни давно дружен с пресловутым консерватором Джоном МакКейном, но своим политическим кумиром считает демократа Роберта Кеннеди, становится именно система выборов в Америке. Фильм был частично вдохновлён случаем самых дорогих ($55 млн.) в истории США выборов в Конгресс, состоявшихся в 2007 году в южном (а значит - консервативном) штате Джорджия. Но как и в ситуации с его первой картиной «Розовая вода», основанной на воспоминаниях канадского журналиста Мазиара Бахари, который попал на четыре месяца в иранскую тюрьму, будучи обвинённым в шпионаже (а ещё в 1996 году в телешоу Стюарта был разыгран юмористический скетч на эту тему с участием Бахари), постановщик старается выйти за пределы конкретной ситуации и сделать впечатляющее обобщение драматического или же трагикомического плана.
Другое дело, что обе ленты Джона Стюарта в качестве сценариста и режиссёра поначалу носят несколько привычный и даже шаблонный характер развития действия. Пока не догадываешься постепенно, что задумка автора более интересна и глубока по мысли - вскрыть изнутри уже отлаженный механизм извлечения политической или финансовой выгоды на разных уровнях: от местных выборов до государственной системы манипулирования.
"Загородил полнеба гений..."

Удивляет расовая политкорректность в экранизациях классики

Эта мода появилась не сейчас, но как-то активнее и без особого смысла теперь меняют расовую принадлежность даже главных героев, не говоря уже о второстепенных, когда экранизируют классические произведения, например, английской литературы. И я искренне недоумеваю, когда вижу на экране вместо британцев облачённых в костюмы минувших эпох выходцев из Индии или Африки.
"Загородил полнеба гений..."

Кончился срок моего наказания

На днях должна впервые за полтора года поступить в полном объёме моя пенсия, из которой удерживали 20% в качестве штрафа за преподавание в Институте современного искусства в 2016-2017 годы. Вот как можно сделать человека счастливым - сначала наказать рублём, а потом избавить от этих санкций.
"Загородил полнеба гений..."

Это была последняя вылазка в город?

Пока я ходил пешком сначала на Большую Якиманку, а потом на Павелецкую, чтобы внести оплату по четырём кредитам, объявил по телевизору Путин о продлении нерабочих дней аж до конца апреля (соответственно выпадут первые праздничные дни в мае). И как же мне дальше оплачивать кредиты во второй половине апреля, если надо отправиться на Автозаводскую, куда своим ходом не добраться? Да ещё станут штрафовать, если далеко удалишься от собственного дома.
"Загородил полнеба гений..."

Мотылькам надо лететь на свет

Рецензия размещена предварительно на ivi.ru

Если не знать, что фильм «Побег из Претории» основан на реальных событиях, то было бы весьма трудно поверить в возможность такого необычного побега трёх политических заключённых из тюрьмы «Претория» в ЮАР ещё в 1979 году, во время существования режима апартеида. Разумеется, при просмотре этой картины начинающего английского режиссёра Фрэнсиса Эннена нельзя не вспомнить про целый ряд знаковых кинопроизведений о попытках вызволения из-за решёток, начиная с ленты «Приговорённый к смерти бежал» Робера Брессона, где уже в названии заявлено, что побег точно удастся - но нам предоставляется редкая возможность увидеть, как это готовится и совершается. И ведь тут важна не только, так сказать, технология осуществления дерзкого замысла, который кажется другим узникам совершенно нереальным и вообще бесполезным.

Именно психологическая составляющая побега становится в итоге наиболее интересной в истории Тима Дженкина, белого борца за права чёрных в Южно-Африканской Республике, получившего 12 лет тюремного срока, который не отчаялся в заточении - напротив, набрался решимости выбраться во что бы то ни стало на волю ещё с двумя заключёнными, поверившими в эту невероятную авантюру, в отличие от известного политического деятеля Дениса Голдберга, например (но он всё-таки помог бежать, отвлекая охранников). То есть сама процедура, несмотря на свою несомненную нетрадиционность, как бы отступает на второй план, хотя в последний момент испытываешь неподдельное волнение по поводу благополучного исхода задуманной акции, когда у трёх беглецов возникает вроде как непреодолимое препятствие на пути к долгожданной свободе.
Кто-то из зрителей может посчитать этот фильм несколько скучноватым и однообразным, чуть затянутым - однако следует сказать, что напряжение постепенно нарастает ближе к финалу, и тогда уже появляется шанс сильнее сопереживать трём смельчакам и открыто радоваться вместе с ними в первые минуты после побега. Оказывается, что мотылькам (если воспользоваться прозвищем узника Анри Шарье, написавшего книгу «Мотылёк» о своём побеге, которая потом была с большим успехом экранизирована) всё равно надо лететь на свет, даже рискуя погибнуть в столь безотчётном и практически подсознательном стремлении вырваться куда-то в иные пределы. Кстати, сам Дженкин потом описал всё происшедшее в документальном сочинении под названием Inside Out, которое лучше перевести так: «Изнутри - наружу».
Ещё одна особенность картины «Побег из Претории» заключается в том, что требуется некоторое усилие, чтобы перестать воспринимать уже тридцатилетнего актёра Дэниела Рэдклиффа в качестве «вечного Гарри Поттера», хотя он словно специально соглашается на такие кинопроекты («Человек-Швейцарский нож», «Джунгли», теперь «Побег из Претории»), которые ломают сложившееся в представлении сотней миллионов зрителей по всему миру представление об облике мальчика-волшебника. Можно сказать, что Тим Дженкин тоже сотворил рукотворное в прямом смысле слова чудо, изготовив деревянные ключи и отмычки, чтобы сбежать из тюрьмы. Но этот герой подлинен - и исполнителю пришлось убеждать, что человек с таким характером и силой воли не является плодом фантазий какого-либо автора.
"Загородил полнеба гений..."

Роджер Эйлз, который к ним приставал

Рецензия написана для ivi.ru

Для тех, кто больше знает американского режиссёра Джея Роуча по невоздержанным комедиям - эксцентрической трилогии о международном шпионе Остине Пауэрсе или по двум лентам о семействе Фокер (вот и их фамилию сделали в российском прокате точно скабрёзной - Факер), его самый последний фильм «Скандал» вполне может показаться пикантным из-за обращения к ныне модной в Америке теме сексуальных домогательств влиятельных персон. Хотя в данной картине Роуча нет столь уж сомнительных моментов, как в названных комедиях, которые порою грешили по части вкуса. Но этот постановщик, начавший двадцать лет назад свою карьеру в кино вообще с идиотского фарса «Радио Зоопарк», давно отошёл от малопристойного юмора - напротив, снял несколько острополитических лент, в том числе о системе президентских выборов в США.
И было бы, наверно, логичным более широкое по контексту и по социальному обобщению экранное рассмотрение «дела Роджера Эйлза», основателя и могущественного главы телекомпании «Фокс Ньюс» на протяжении 21 года, который был вынужден в итоге уйти со своего поста после признания нескольких сотрудниц, что он приставал к ним, обещая в обмен всяческую поддержку. Однако фильм «Скандал» (впрочем, английское название Bombshell следовало бы перевести как «Сенсация») оказался обойдён семисерийной версией «Самый громкий голос», где деятельность Эйлза показана именно с момента создания новостного телеканала в корпорации магната Руперта Мёрдока. И там только в последних двух сериях отражены скандальные события, которые привели к крушению медийного гиганта, существенно влиявшего на политическую и общественную жизнь Америки.

А вот Джей Роуч довольствовался по предложенному сценарию лишь теми сценами, в которых привлекательные телеведущие женского пола так или иначе испытывают на себе чрезмерное внимание Роджера Эйлза, пока не решаются дать ему публичный отпор. И подобная история, рассказанная без особых намёков на предвыборную борьбу кандидатов в президенты, когда практически все участники будущих баталий готовили компромат на своих соперников и тех, кто как-либо поддерживал их, например, на телевизионном экране, воспринимается в большей степени уже в ином контексте - в соотнесении с задевшими Голливуд разоблачениями непристойного поведения людей, связанных с кинематографом. Прежде всего, напрашивается явная перекличка со скандалом из-за долголетних сексуальных домогательств продюсера Харви Вайнштейна (американцы вообще-то именуют его Уайнстином), который даже внешне может как-то напомнить Эйлза, другую крупную во всех смыслах фигуру. И обильные пластические изменения в облике актёра Джона Литгоу тоже производят впечатление, как и в случае с Расселом Кроу в «Самом громком голосе», которому всё-таки выпало иметь дело с более благодатным драматическим материалом.
Кстати, можно посчитать по-своему закономерным, что на премии «Золотой глобус» и «Оскар» была номинирована, помимо Шарлиз Терон, ещё и Марго Робби за второплановую женскую роль - пожалуй, не по причине удачной игры, а просто выступив в качестве самой пострадавшей жертвы приставаний Роджера Эйлза, хотя её образ является фактически собирательным и не имеет лишь одного реального прототипа.
"Загородил полнеба гений..."

Ночь и туман не только Японии

Новаторский по способу повествования и реализации замысла фильм "Ночь и туман Японии" всего лишь 28-летнего японского режиссёра Нагисы Осимы, снятый им 60 лет назад, лишь поначалу и на поверхностный взгляд может показаться скучным и зацикленным на вроде бы далёкой от нас политической проблематике. Но постепенно вовлекаешься в происходящее - и уже воспринимаешь действие как весьма актуальное для России, где тоже есть попытки устраивать митинги и демонстрации против тех или иных мер властей. Я сам дважды поучаствовал в таких акциях - на проспекте Сахарова и на Болотной площади. И изнутри что-то видится абсолютно иначе, нежели это пытаются представить обе противоборствующие стороны.
Вот и умная картина Осимы - как раз о том, насколько сложна и запутана вся эта политическая борьба, где подчас не отделить предателей от героев, революционеров от консерваторов, левых от правых. И по данной тематике она вызвала у меня аналогии не только с французскими лентами "Мари-Октябрь" и "Война окончена", но и с итальянскими картинами "Перед революцией" и "Стратегия паука" (кстати, в последней из них Бернардо Бертолуччи по-своему переосмыслил типично хитроумный для Хорхе Луиса Борхеса рассказ "Тема предателя и героя").
"Загородил полнеба гений..."

Театр одного Никсона

Считается, что в 80-е годы выдающийся американский режиссёр Роберт Олтмен явно сдал по сравнению с 70-ми, когда он был, наверно, главным антимифотворцем в кинематографе США. Тем интереснее ознакомиться именно сейчас, когда не утихает скандал с попыткой импичмента президента Доналда Трампа, с фильмом "Тайная честь", своего рода саморазоблачающим мифом в исполнении единственного актёра, вроде как лично Ричарда Никсона, пусть и сыгранного Филипом Бейкером Холлом. Кстати, название можно трактовать двояко: не только как попытку Никсона оправдать наличие некоего "тайного плана", инициированного им самим, но и в качестве обращения к какому-то судии, кого он именует Ваша Честь. Поток сознания, пьяный бред бывшего президента, растянувшийся на полтора часа, действительно поражает внезапными переходами от истеричной клоунады к трогательной искренности, когда становится по-настоящему жалко этого низкого человека, вынужденного спуститься с вершин власти.