Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

Наш пострел везде поспел

Ездил в два банка платить по кредитам - и заодно решил дойти до районной поликлиники, где не только получил QR код, но и прошёл ревакцинацию. Кстати, людей, желающих сделать прививку, явно больше, чем в январе. Но всё равно я потратил только час.
"Загородил полнеба гений..."

Стимул пройти повторную вакцинацию

Мне написали сегодня с МКФ "Зеркало", что постараются провести фестиваль в конце августа в офлайне, но гости должны быть вакцинированными. Значит, мне надо пройти ревакцинацию - прививки я сделал в январе.
"Загородил полнеба гений..."

Я не только досматриваю до конца, но и пересматриваю, если задремал

Вчера, болея, смотрел российский фильм со знаменательным названием "Не лечи меня" уже в состоянии полудрёмы. Намерен сейчас пересмотреть вторую половину картины, чтобы не было ощущения, что она мне просто приснилась.
UPD. Фильм оказался даже хуже, чем я думал.
"Загородил полнеба гений..."

Время болеть

Умудрился каким-то образом с утра немножко простудиться. Решил выпить таблетку Антигриппина, который обычно помогает мне. Попытался лёжа смотреть очередной российский фильм, но начал подрёмывать. Всё-таки домучил его до конца, а потом провалился в трёхчасовой сон. После этого пообедал, застал окончание трансляции матча Венгрия-Франция. Удивился, что французы, как и вчера англичане, выглядели на поле словно российские футболисты. Вот думаю теперь: посмотреть ли игру Португалии с Германией? Немцев я всегда не переносил на дух! Разве что португальцы могут быть интересными.
"Загородил полнеба гений..."

Пандемия потери памяти

Рецензия написана для ivi.ru

Американский фильм «Маленькая рыбка» Чэда Хартигана снимался ещё до появления коронавируса и его распространения по всему миру. Впрочем, в этой ленте речь идёт совсем о другой болезни - нейро-воспалительном синдроме, связанном с памятью человека. Постепенно и не столь заметно для себя и окружающих люди начинают забывать сначала какие-то мелкие детали из своей жизни, а потом уже не помнят не только никого, кто рядом, но и самих себя абсолютно не идентифицируют. И особенно драматично это воспринимается молодыми парами, где каждый искренне любит своего партнёра по романтическому союзу - будь то Эмма и Джуд или их друзья Бен и Саманта.

Кто-то вспомнит, возможно, такую модную более полутора десятилетий назад картину, как «Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри по сценарию Чарли Кауфмана, хотя там бывшие возлюбленные пытались изо всех сил добровольно стереть память друг о друге, не очень-то преуспевая в этом. А в «Маленькой рыбке» ситуация обостряется из-за того, что не одни лишь главные герои и их друзья неизбежно и неотвратимо лишаются дорогих для них воспоминаний, начиная с первого знакомства. Охвативший самых разных людей синдром потери памяти превращается в настоящую пандемию, преодолеть которую при помощи специальных средств воздействия (да и то лишь для отдельных граждан, выбранных из числа страждущих почти произвольно) явно не получается.
Конечно, есть немало фильмов о том, как может отразиться болезнь Альцгеймера на человеческих отношениях в семейной паре или же тех, кто связан иными тесными узами. Недавний пример - «Супернова» о двух немолодых геях. Однако в картине Хартигана фантастический допуск, что своеобразный «вирус беспамятства» приобрёл характер всеобщего бедствия, выводит частный случай переживания утраты прежнего контакта с любимым человеком уже на другой уровень понимания. Помнится, как в «Солярисе» Андрея Тарковского рассуждал Крис Кельвин в предфинальном разговоре со Снаутом: «…любишь то, что можно потерять: себя, женщину, родину. До сего момента человечество, Земля были попросту недоступны для любви». Вероятно, и в нынешнем восприятии «Маленькой рыбки» становится поневоле значимым внешний контекст, когда пандемия коронавируса заставила взглянуть на многие вещи с более высокой точки зрения.
Можно сказать, что своего рода приём отстранения или отдаления ради изменения точки обзора был использован Чэдом Хартиганом ещё в ленте «Моррис из Америки», где чернокожий подросток, к тому же толстый по комплекции, отчаянно пытался найти взаимопонимание у сверстников в Германии (кстати, сам режиссёр, родившийся на Кипре, попал с родителями в США только в тринадцатилетнем возрасте). Вот и в его новой работе, вроде бы обычной любовной истории про то, как в житейской рутине могут со временем подзабыться былые мелочи, столь приятные для души, именно смена оптики, условно говоря, на широкоугольную, даёт шанс увидеть в личном и интимном важный и особо актуальный на данный момент общественный, даже общечеловеческий аспект.
"Загородил полнеба гений..."

Вместо смерти - под венец

Рецензия написана для ivi.ru

Когда смотришь один за другим очередной фильм о том, как кто-то должен умереть от рака, то поневоле думаешь, что уже образовался подобный жанр - онкологическая драма. Но потом приходишь к выводу, что это - всё-таки узкое понятие. Ведь долго и мучительно умирают на экране ещё от иных болезней. Пожалуй, надо бы определить такие картины в качестве драм о смертельных заболеваниях, которые тяжело переносятся не только теми, кто практически обречён, но и близкими людьми, подчас страдающими чуть ли не наравне с ними.
Норвежско-шведская лента «Надежда» Марии Сёдаль (выдвигалась на «Оскар», но по неведомой причине не попала в список основных соискателей, хотя имела немало поводов для этого), как следует уже из названия, даёт некую призрачную надежду, что главная героиня, театральная деятельница Анья, сможет выжить вопреки всему. Впрочем, финал благоразумно открыт - и каждый зритель волен сам решить, насколько эта надежда обоснована и вообще осуществима. Своего рода спасительное умиротворение наступает по другим обстоятельствам, которые представляются вполне необычными для фильмов о предопределённой смерти.
Есть немало историй, способных покорить душевной, трогательной, искренне человечной интонацией во взаимоотношениях тех, кто умирает, и самоотверженно заботящихся о них. Казалось бы, Сёдаль следует в том же русле, поскольку Томас, гражданский муж Аньи, готов пройти вместе с ней своеобразный крестный путь, одновременно оберегая шестерых детей разного возраста (трое из них родились в прежнем браке) от мучительных переживаний. И это происходит накануне Рождества, когда никак не хочется нарушать семейный праздник, а надо бы сохранить в предновогодние дни, которые могут стать последними для Аньи, всё-таки радостное настроение, объединяющее их и как раз дарящее надежду.

Неожиданный поворот в сюжете заключается в том, что Томас, проживший почти два десятка лет с Аньей, лишь теперь осознал необходимость заключения церковного брака. И все хлопоты и треволнения, связанные с тем, как устроить венчание тогда, когда мало кого заботит что-либо, кроме новогодних торжеств, выглядят иногда комичными, а порою драматичными. Потому что невеста, напрасно дожидавшаяся подобного предложения от нерадивого спутника жизни, вдруг срывается в истерику, но потом, опомнившись, не прочь встать рядом с ним на церемонии в обдающей холодом церкви.
И пусть чаще номинировалась и награждалась премиями норвежская актриса Андреа Брейн Ховиг, сыгравшая смертельно больную Анью, вызывает немалую симпатию замечательный шведский актёр Стеллан Скарсгорд, который исполнил роль Томаса с редкостным тактом и пониманием характера этого человека, по ошибке воспринимаемого в качестве невозмутимого и чуть ли не равнодушного. Достаточно вспомнить, как внезапно он не может сдержать слёз, когда узнаёт о роковом диагнозе Аньи.
"Загородил полнеба гений..."

Одни лишь "онкологические драмы"?

Смотрю очередной фильм о том, как кто-то должен умереть от рака. Подумал, что уже образовался подобный жанр - онкологическая драма. Но потом решил, что это - всё-таки узкое понятие. Ведь долго умирают на экране ещё от других болезней. Пожалуй, надо бы определить такие картины в качестве драм о смертельных заболеваниях.