Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

Странный сон накануне годовщины смерти

Наверно, из-за того, что я ныне вернулся к идее создания сериала по прозе одного выдающегося писателя, приснился мне режиссёр Алишер Хамдамов, с которым мы как раз занимались этим сценарием ещё 15 лет назад. Причём сон с Алишером, внимательно изучающим мою книгу под названием "Дневник кино", явился накануне шестой годовщины со дня его смерти. И будто бы я вместе с Алишером удивляюсь, что книга издана с большим количеством кадров из кинолент, которые он так и не снял в своей жизни. Поэтому оба спрашиваем: "Откуда вообще раздобыли эти фотографии?!".
"Загородил полнеба гений..."

А чем чёрт не шутит?!

Знакомый режиссёр хочет снять комедийный альманах, состоящий из четырёх новелл. Но пока что у него есть только одна готовая история. А я предложил прочитать сценарий полнометражной семейно-бытовой комедии, откуда можно было бы что-либо использовать. И ещё сам выделил из другого написанного сценария забавную сюжетную линию, которая могла бы вполне пригодиться для киноальманаха.
UPD. Во избежание постоянных подозрений, будто я пристраиваю нечто своё - нет, это чужие сценарии.
"Загородил полнеба гений..."

Проза - как прошедшее действие, а кино - происходящее сейчас

Правя сценарий пятнадцатилетней давности, убеждаюсь в том, насколько я был наивен, оставляя в тексте, взятом из литературного произведения, все глаголы в прошедшем времени: сел, посмотрел, пошёл и т.п. Для кино надо записывать иначе: садится, смотрит, идёт и т.п.
"Загородил полнеба гений..."

Только новые произведения или можно по второму разу?

Неожиданно возникла идея вернуться к сценарию одного сериала, написанному 15 лет назад (неужто?) по произведениям выдающегося писателя. Причём старались тогда выбирать преимущественно те повести и рассказы, которые прежде не экранизировались. Но за прошедшее время появились ещё четыре фильма, основанные на прозе этого автора. Вот я и раздумываю: вроде бы не хочется ломать стройную композицию сценария, а с другой стороны, надо бы заменить некоторые произведения на ранее не использованные в кино.
"Загородил полнеба гений..."

Затащили на "групповуху"

Приснилось, что издали книгу кинорецензий - первый том и почему-то в мягкой обложке. Но самое удивительное, что наряду с моими текстами там были ещё чьи-то. Запомнил только имя неведомого Роберта Миркаряна. Свои рецензии не успел толком проверить: какие именно были выбраны и сделаны ли купюры в длинных текстах?
"Загородил полнеба гений..."

"Уходя по вечерней аллее, обернись на прощанье ко мне..."

В день рождения Яны Дитятевой вспомнил начальные строчки из своего давнего стихотворения, как и кадр из фильма "Любовь зимой" с её участием, который невольно перекликается со второй строфой:
Будет сниться мне изо дня в день,
как легка была эта разлука,
как легка была жизнь. А взамен
мне досталась нелёгкая мука.
"Загородил полнеба гений..."

Станцевать прозу Айтматова

А я был даже не в курсе, что спектакль по повести "Материнское поле" Чингиза Айтматова, на который сходил сегодня, окажется именно танцевальным. И это, конечно, не балет, а своего рода музыкально-хореографическая поэма на основе айтматовской прозы, передающая в вольной образной форме впечатления от её прочтения.
Причём ряд обыгрываемых деталей, имеющих вроде бы национальную сущность (например, мужские головные уборы под названием "ак калпак"), приобретают неожиданную символическую интерпретацию уже за пределами ритуальных обычаев - сложенные в стопку кыргызские шапки вдруг напоминают пачку солдатских треугольников, присланных с фронта, и вполне могут стать вестниками смерти.Так и вода, нежно омывающая лица или, напротив, резко выплёскиваемая на фигуру молодой вдовы, оставшейся без погибшего мужа, несёт то животворную, то безысходную смысловую нагрузку.
Спектакль интересен в ансамблевом плане, преимущественно сыгранный силами нынешних студентов Московского киноколледжа, но нельзя не оценить, насколько выкладывается самоотверженно на сцене Валерия Бескаравайная, не только развивая на новом этапе роль Толгонай, впервые исполненную четыре года назад. Она также выступила в качестве сорежиссёра вместе со своей прежней преподавательницей Ольгой Фаградян.
"Загородил полнеба гений..."

Но любят её не за это

Рецензия написана для ivi.ru

Финско-шведский фильм «Туве» о знаменитой писательнице и художнице Туве Янссон (кстати говоря, финка по отцу и шведка по матери) раскрывает, согласно нынешней моде, такие тайны о её личной жизни, которые вообще стали широко известны уже в XXI веке, незадолго до кончины «одного из культурных символов» Финляндии - наряду с эпосом «Калевала» и композитором Яном Сибелиусом. Создательница большого цикла историй о муми-троллях, прославивших Янссон во всём мире, начала проявлять склонность к лесбийским отношениям, перешагнув тридцатилетний рубеж, когда познакомилась с театральной деятельницей Вивикой Бандлер, которая вообще-то была замужем, но вела свободный образ жизни. Между прочим, и Туве Янссон состояла некоторое время в любовных отношениях с женатым журналистом Атосом Виртаненом, и даже они оформили однажды помолвку друг с другом, но до свадьбы дело не дошло.
43-летняя финская постановщица Зайда Бергрот, обратившись преимущественно к этой стороне бытования незаурядной творческой личности ещё до того, как она получила не только национальное, но и всемирное признание, испытывает интерес, если судить по прежним кинолентам, именно к частной жизни людей, пусть кто-то из них подвизается на сценическом поприще («Хороший сын», «Майами»). Правда, накануне «Туве» у Бергрот вышла историческая картина «Рай Марии» о женщине, которая в юности объявила себя святой и сформировала практически тоталитарную религиозную секту. Однако и там куда важнее доверительные взаимоотношения двух девушек, оказавшихся в своеобразной «колонии для верующих». И в «Майами», лучшем на сегодня фильме Бергрот, наиболее привлекательными являются столь необходимые родственные связи, которые обретают между собой две сводные сестры, не знавшие друг друга с самого детства.
Вероятно, в ленте о Туве Янссон как раз в тот период её судьбы, когда она лишь искала себя в жизни и творчестве, всё же незначительно представлен художнический опыт будущей знаменитости. И следует посчитать поведанную историю словно «Портретом художника в юности», воспользовавшись названием первого романа Джеймса Джойса. Но какие-то нужные подсказки для интуитивного постижения выдуманного мира Янссон, явно стремящейся куда-то за пределы окружающей реальности, наверно, можно обнаружить в «Туве», между прочим, имевшей большой успех в Финляндии в прошлом году, даже несмотря на пандемию. Пожалуй, внутренняя суть творческого человека и создаваемых произведений порою проясняется благодаря вроде бы случайным обстоятельствам его жизни и кажущимся малозначимыми разным деталям и подробностям.
"Загородил полнеба гений..."

Вот и у Сатьяджита Рая - 100-летие!

Когда в 1961 году отмечалось столетие великого индийского (бенгальского) поэта и писателя Рабиндраната Тагора, первого среди неевропейцев лауреата Нобелевской премии по литературе, его соотечественник Сатьяджит Рай, уже прославившийся своей кинотрилогией об Апу, впервые обратился к сочинениям Тагора, экранизировав три рассказа "Почтмейстер", "Утерянное сокровище" и "Итог". Фильм "Три дочери" стал одним из лучших в творчестве Рая, хотя до уровня шедевра поднялась "Чарулота" (1964), его вторая попытка перенести в кино произведения Рабиндраната Тагора. И уже на седьмом десятке лет Сатьяджит Рай опять вернулся к прозе классика, сняв "Дом и мир".
Интересно, что Тагор, в университете которого Рай учился в молодые годы, вдвойне родствен ему ещё и потому, что оба родились в год Петуха. Да и по западному знаку Зодиака они - майские Тельцы, чьё появление на свет отстоит друг от друга на 4 дня и на 60 лет. Сатьяджита Рая вообще называли наследником Рабиндраната Тагора в кинематографе. Специфическое (и для других - неповторимое) значение обоих для бенгальской, шире - индийской культуры, как раз в том и заключается, что они, оставаясь глубоко национальными художниками, были поняты и признаны во всём мире.
И вот теперь - 100-летие Рая. У этого великана ростом 194 см было одним из прозвищем такое - Бог.