Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Загородил полнеба гений..."

Фильм снять всё же просто - сложнее доделать

Со 2 по 7 февраля сняли благодаря исключительному энтузиазму всех участников, которые иногда шли даже на самопожертвование во имя скорого и удачного воплощения замысла, мой второй фильм "Любовь зимой". Теперь предстоит сложная работа по доведению картины до конечного результата. Практика показывает, что это может затянуться надолго, как получилось, например, с первой лентой "...и будет дочь", хотя там осталось теперь немного из недоделанного.
Увы, вопрос денег в обоих случаях немаловажен. И если кто-то желает поддержать оба фильма, чтобы они всё-таки стали доступны для тех, кто интересуется неглупым кино, могут это сделать, приобретая мои книги или просто присылая приемлемые для себя суммы на карточку Сбербанка 5336 6903 6278 0712.

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

Не понимаю разговоров о творческой усталости

Казалось бы, после шестидесяти, выйдя на пенсию, вполне можно было бы успокоиться и больше ни к чему не стремиться, особенно к значительному и требующему максимальной отдачи, творческой и жизненной. Напротив, я испытываю желание как бы наверстать упущенное, сделать многое из того, на что не хватало времени, сил и финансов. Будь моя воля, я снял бы ещё несколько фильмов, издал бы огромную книгу кинорецензий, ещё чего-нибудь сотворил бы, чтобы уйти всё-таки с осознанием выполненной миссии, пусть и понятой своим скромным умом. Хотя человек лишь предполагает...
"Загородил полнеба гений..."

Главное - не принимать в штыки

Сначала мне не понравилось, что в финале собственного фильма "...и будет дочь" чтение мною за кадром стихотворения "Зимний день - подарок" на фоне прохода главной героини по снегу на Яузском бульваре в Москве сопроводили фрагментом из сочинения английского композитора Генри Пёрселла. То есть я хотел, чтобы было отдельно: сперва читаю стихотворение, которое заканчивается на очень важном моменте, происходящем на экране (специально "поджимали" аудиозапись под изображение), а уже потом должна вступить бравурная музыка. Но послушав несколько раз, я готов согласиться, что даже лучше именно так, как сделали. Всё-таки надо забыть об авторском эгоизме и чересчур не выпячивать себя. Просто можно сделать музыку чуть тише.
"Загородил полнеба гений..."

Досаждал возлюбленным обоими Тарковскими

На первом-втором курсах ВГИКа я настолько увлекался фильмами Андрея Тарковского и поэзией Арсения Тарковского, что даже досаждал девушкам, в которых был влюблён, разговорами о кино Тарковского-младшего и чтением стихотворений Тарковского-старшего, причём стараясь подражать его манере.
"Загородил полнеба гений..."

"Имя Лена белой лентой заплели тебе..."

Среди тех, в кого я был когда-то влюблён, чаще всего встречались мне девушки по имени Лена: аж пятеро! Хотя если уж относиться придирчиво к тому, насколько долго я был ими увлечён, то останется лишь трое. Первая из них - на фотографии, снятой во ВГИКе в 1974 году. Именно ей посвящено стихотворение, строчку из которого я привёл в качестве заголовка этого поста. Ну, а я стою на снимке спиной - и между прочим, у меня тогда были довольно длинные волосы.
"Загородил полнеба гений..."

А что я мечтал экранизировать в 16 лет?

Потом у меня даже появилась такая примета: если я что-то при чтении хотел экранизировать - значит, это произведение действительно мне понравилось. А впервые, пожалуй, ошутил подобное ещё в 16 лет, когда наряду с набросками сценария по замечательной книге стихов "Кинематограф" очень повлиявшего на меня Юрия Левитанского я самоуверенно надеялся переложить на язык кино прихотливую повествовательную структуру романа "Герой нашего времени" Михаила Лермонтова. Кстати, гораздо позже очень обрадовался, когда мальчик сразу в двух фильмах Ингмара Бергмана держит в руках эту небольшую книгу.
"Загородил полнеба гений..."

К ВОПРОСУ О МЕТАФОРЕ В КИНО

Глава 2. Метафора и кинотеория (продолжение)

Советское кино 20-х годов называли монтажно-типажным, поэтическим, метафорическим - в зависимости от того, что являлось предметом рассмотрения. В свою очередь, этому периоду в развитии отечественного кинематографа противопоставлялись фильмы 30-х годов, которые объявлялись антимонтажными, обращающимися к образу человека, прозаическими, неметафорическими. Между тем, оба периода были необходимыми звеньями в общей цепи. У каждого были свои достоинства и недостатки. Поэтому наивно отвергать какой-то из данных этапов на том основании, что в одном из них нет того, что есть в другом. Кино 20-х годов было преимущественно образом без изображения, а кинематограф 30-х годов чаще всего - изображением без образа. Но было необходимо единство двух этих начал, о чём и говорил Сергей Эйзенштейн в 1937 году.
Именно поэтому следовало бы отказаться от противопоставления прозаического и поэтического в кино из-за его надуманности и бесплодности. Вместо этого надо ввести более широкое сопоставление: изобразительность - образность (если терминологией Андре Базена). Но слово «сопоставление» не случайно. Две тенденции, указанные Эйзенштейном и Базеном, должны быть не противоборствующими, а взаимодействующими.
Collapse )
"Загородил полнеба гений..."

Когда спасает Пруст…

Рецензия написана для ivi.ru

Видимо, для французского режиссёра Режиса Руансара имеет немалое значение книга «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста, если она задействована в двух его фильмах - дебюте «Популярная» (у нас - «Любовь на кончиках пальцев») и в «Переводчиках», где вообще меняет ход развития событий, хотя лучше было бы не раскрывать эту тайну. Как и не следует выдавать происхождение псевдонима и истинную личность неожиданно прославившегося автора - Оскара Брака, чей третий том захватывающей детективной истории ждёт весь мир с таким нетерпением, что издатель Эрик Ангстром специально нанимает нескольких переводчиков из разных стран, чтобы они в некоем бункере, причём в ситуации беспрецедентной секретности, изложили новую историю на своих языках - от английского до русского. Но довольно скоро выясняется, что некто готов устроить «пиратскую утечку» произведения и пытается добиться от Ангстрома перевода на свой счёт огромной денежной суммы. Однако всё гораздо сложнее…

Можно сказать, что Руансар, чья молодость пришлась уже на 90-е годы, когда началась повсеместная компьютеризация, остаётся в какой-то степени ещё в пространстве «Гуттенберговой галактики». Поскольку роль книг и самого процесса печатания текстов, особенно в его первой полнометражной ленте, где юная девушка учится скоростному набору букв на пишущей машинке, воспроизводя фразы из сочинений Стендаля, Флобера или Пруста, да и создание ореола непостижимой тайны вокруг появления нового сочинения популярного писателя в «Переводчиках», свидетельствуют о своеобразном «литературоцентризме» постановщика. Возможно, он приоткрывает некоторую завесу над собственным увлечением книгами в одной из ретро-сцен своей второй картины, а ведь первая была исключительно в стиле ретро не только по времени действия - конец 50-х годов, но и по кинематографической манере, отчасти позволяющей вспомнить, например, давние комедии Жака Тати.
Конечно, «Переводчики» - более детективная, временами даже жестокая лента, содержащая немало шокирующих моментов. Но вот знаменательно, что один из виртуозно исполненных эпизодов - своего рода погоня на перегонки со временем (ох, и тут можно ненароком подумать о Марселе Прусте!), реализованная, как в крутом старом боевике с участием, допустим, Жан-Поля Бельмондо, и не без доли юмора, чего этот актёр явно не был лишён. Или же можно припомнить опять Тати и его «Автодвижение». Ведь Режису Руансару как бы тоже не очень-то уютно в технократическом мире, где к тому же всем заправляет реклама, а безудержное потребление - неважно чего: товаров или книг - отчуждает людей даже творческих профессий от результатов их деятельности, если это поставлено на поток. И переводчики, и автор, скрывающий своё подлинное имя, и издатель - все они поневоле оказываются словно марионетками в состоянии вечного цейтнота и непреодолимого трафика в более широком смысле слова. В общем, вновь получается, что у них неизбывная тоска по утраченному времени, которое уж точно не удастся вернуть.
"Загородил полнеба гений..."

К ВОПРОСУ О МЕТАФОРЕ В КИНО

Глава1. Теория метафоры в литературе (окончание)

Метафора занимает особое место в системе структурно-семантических категорий. Она лишена иллюстративности аллегории, схематичности персонификации, как художественный образ конкретнее типа. Отличие метафоры от других тропов заключается в том, что в ней два единичных предмета обобщены в чём-то третьем. Смысл метафоры просвечивает через неё, а не дан внеположно, как в символе. Метафора более конкретна, чем символ, а потому менее условна.
Конечно, можно сослаться на рассуждение Гегеля о том, что метафора, как и сравнение, «есть всегда перерыв хода представлений и постоянное отвлечение внимания в сторону, так как она вызывает в нашем воображении и сочетает образы, которые не имеют непосредственного отношения к делу и значению и поэтому влекут наше внимание прочь к другим родственным и чужеродным представлениям». Действительно, метафора связывалась долгое время с украшением речи. Даже ныне метафора иногда рассматривается как «интеллектуально-волевое усилие» поэта усложнить свой стих (см. вышеназванную статью Елены Ермиловой). А между тем метафора пытается преодолеть присущую ей внутреннюю созерцательность, свою самоценность и самолюбование. Она стремится к расширению, развёртыванию во времени, включению в общий контекст произведения.
Collapse )