Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

От скверного до смешного - один шаг

Рецензия написана для ivi.ru

Можно было бы дать рецензии на американскую детективную комедию «Загадочное убийство» вот какое название: «Убийство не в Восточном экспрессе». Поскольку всё происходит на фешенебельной яхте в водах Средиземного моря, а также на французской Ривьере, но Восточный экспресс неизбежно появляется в качестве «иронической пасхалки», чтобы отдать дань криминальным загадкам, которые придумывала королева этого литературного жанра Агата Кристи. И вообще в картине 35-летнего Кайла Ньюачека великое множество всяких аллюзий и реминисценций, чаще поданных в несерьёзном ключе, порой даже пародийном. Так что она должна восприниматься с немалым удовольствием не только обычными зрителями, следящими за хитроумным переплетением событий, когда количество трупов на экране увеличивается в непредсказуемой последовательности, но и весьма насмотренными киноманами и критиками.
При одном лишь условии, если чёрт не дёрнет заинтересоваться предыдущей лентой ранее неведомого постановщика, сумевшего удивить вполне неглупой комедией, в которой давние традиции детективного жанра подчас остроумно переосмыслены в истории про семейную парочку американцев, оказавшихся впутанных в кровавые разборки из-за наследства миллиардера Малколма Куинса. Трудно поверить в то, что Ньюачек буквально за год до «Загадочного убийства» снял абсолютно идиотскую комедию «Игра окончена, чувак!», в которой напрочь отсутствует малейшее представление о чувстве меры и вкуса, а главное - она категорически не смешна, несмотря на натужные попытки рассмешить зрителей во что бы то ни стало, любой ценой, переходя грань дозволенного.
Однако повезёт тем, кто не проявит излишнее любопытство и ограничится просмотром только фильма о череде неконтролируемых убийств, происходящих будто по цепной реакции, когда под подозрение французского комиссара полиции попадает даже чета Спиц из Нью-Йорка, хотя муж своенравной парикмахерши Одри - тоже полицейский, пусть и не может никак сдать экзамен на должность детектива. Но вот вдвоём им удаётся с завидной сноровкой и удивительной смекалкой уцелеть в той сложносочинённой игре на выживание, когда вроде как из всех очевидцев первого убийства не должно остаться никого, кроме тех, кто это задумал. И фразы, которыми обмениваются герои Адама Сэндлера (тут он - неожиданно с усами) и Дженнифер Энистон, являются поистине колкими и смешными, как и поступки своеобразных неофитов, попавших в элитную среду богачей и знаменитостей. Ну, а дополнительный комизм ситуации заключается в том, что вполне простую парочку американских обывателей изображают актёры с миллионными гонорарами, которые сами могут позволить себе иметь роскошные яхты и путешествовать по Средиземноморью.
"Загородил полнеба гений..."

Найти выход в охоте на лис

Рецензия написана для ivi.ru

Третья полнометражная работа британского режиссёра Джерарда Джонсона, который снимает с периодичностью один фильм в пять лет, демонстрирует рост его мастерства. Хотя поначалу может показаться «Мускул» чуть ли не любительской лентой, тем более чёрно-белой, созданной вроде как по принципу «синема-верите», то есть с внимательным и даже дотошным наблюдением за вполне обычным персонажем по имени Саймон. Он изнывает в какой-то фирме, занимающейся ловким обманом по телефону доверчивых покупателей, пока не попадает однажды в тренажёрный зал. И сам оказывается по-своему обманутым, приняв довольно навязчивые услуги некоего Терри, который выдаёт себя за большого специалиста по накачиванию мускулов. А в итоге всё становится гораздо хуже для Саймона, обнаруживающего, что он - лишь пешка, подставная фигура в чужой хитроумной и явно противозаконной игре.

Если сравнивать с прежними картинами Джонсона - «Тони» (2009) о малозаметном маньяке-убийце и «Гиена» (2014) о полицейском, который не брезгует ничем и порою почти не отличается от преступников, то надо отметить своего рода оборотническую сущность персонажей, являющихся совсем не теми, кем они кажутся. Это отнюдь не означает, что представляющиеся хорошими обязательно превращаются в отпетых негодяев. Судя по намеренно открытым финалам «Гиены» и «Мускула», которые могут произвести впечатление, что автор прерывает рассказы на полуслове, не желая договаривать всё до конца, главные герои осознают безвыходность собственного положения, но должны, по внутренней логике, сделать столь необходимый шаг, чтобы выбраться из устроенной им западни и совершить единственно верный выбор. Наступает своеобразный «момент истины» в типично экзистенциальной ситуации.
И ещё при просмотре «Мускула» трудно избавиться от неожиданной аналогии, которая возникает с давней работой творческого тандема Вадима Абдрашитова и Александра Миндадзе - а именно с «Охотой на лис». Она была немного подрезана советской цензурой, но сохранила основной мотив некоего противостояния-соперничества двух людей и одновременно их стремления вроде бы сдружиться, пусть вопреки всем различиям - возрастным, жизненным, социальным, ценностным. Вот и на протяжении повествования в фильме «Мускул» персонажи как бы меняются местами не только в соотношении обучающий-воспитуемый, но и по шкале моральных и истинно человеческих норм поведения. Например, Саймон, вызывая всё нарастающее неприятие и потом практически уподобляясь Терри, проявившего свою неприглядную сущность, в последний момент предпочитает уйти прочь от развёртывающейся перед ним бездны порока и преступного бизнеса.
"Загородил полнеба гений..."

Маньяки тоже плачут

Рецензия написана для ivi.ru

Любопытно, что Эмбер Сили, постановщица американского фильма «Охотник за разумом. Схватка» (в оригинале - «Не божий человек»), родилась в Великобритании именно в тот год, когда знаменитого маньяка Теда Банди впервые арестовали, но выпустили из-за отсутствия убедительных улик. Кстати, в недавнем документальном минисериале «Беседы с убийцей: Записи Теда Банди» Джо Бёрлинджера, может, и не опровергается то, что Банди действительно убил зверским и изощрённым способом более тридцати своих жертв разного возраста, но всё же ставится под сомнение недоказанность практически всех его преступлений. А вот сам он постоянно вводил в заблуждение следователей и так называемых профайлеров вроде Билла Хэгмайера, на основании записей которого как раз построена картина Сили.
И почти на всём протяжении этой ленты её создатели, подобно Хэгмайеру, добровольно вызвавшемуся поговорить не без амбициозных целей с серийным убийцей, явно не желают знать ни о каких натуралистических подробностях. Только перед финалом Тед Банди, которого уже ожидает смерть на электрическом стуле, чего с ожесточением жаждет яростная толпа около флоридской тюрьмы, начинает рассказывать с массой шокирующих деталей об одном из случаев, а агент ФБР, слушая всё это, ненароком идентифицирует себя с маньяком. В какой-то степени и Эмбер Сили, тоже пытаясь понять «ужасающий феномен Банди», стремится показать его с помощью актёра Люка Кёрби будто бы с человеческой точки зрения. Хочет по-своему раскрыть «профиль монстра», внешне выглядящего вполне привлекательным мужчиной, кому присылали восторженные женщины собственные фотографии в тюрьму, а на одной из них он вообще умудрился жениться во время долгого судебного процесса и стать отцом её сына.
Эмоциональный подход к жуткой истории деяний маньяка, тут остающихся фактически за кадром (и тот, кто ничего не знает о них, может проникнуться чуть ли не сочувствием к Теду Банди, который даже готов расплакаться, прощаясь перед казнью с Биллом Хэгмайером), неизбежно сказывается на общей тональности фильма. Он мало что объясняет в том непостижимом явлении, когда вроде бы нормальные люди становятся самыми кровожадными на свете убийцами-извращенцами. А вот бессознательное перенесение начинающим профайлером на себя всего лишь крошечной части того, что мог совершить безжалостный преступник, оказывается несколько двусмысленным, особенно в актёрской интерпретации давно повзрослевшего Илайджи Вуда, кого по-прежнему продолжают сопоставлять с его детскими и юношескими ролями на экране.

И если определять место картины Сили среди кинопроизведений о Банди, которые начали появляться ещё до того, как его «поджарили» к безумной радости требующих безжалостного мщения, то она займёт, скорее, противоположное положение: ведь хладнокровное убийство по закону вряд ли оправдывает различных служителей государства, которое тоже выступает в качестве мстителя.
"Загородил полнеба гений..."

Одни и не дома

Рецензия написана для ivi.ru

Американские режиссёры Дэвид Шарбонье и Джастин Пауэлл, дебютировав в полнометражном кино, создали определённую проблему при выяснении обстоятельств: какой из их фильмов был первым, а какой - вторым. Если судить по данным imdb, «Парнишка за дверью» (или «Прячься» - пожалуй, российское название даже точнее оригинального) - 2020 года, а «Джинн» - 2021 года. Однако в финальных титрах всё указано как раз наоборот. И честно говоря, верится с трудом, что после всё-таки любопытной картины «Прячься» её постановщики могли снять куда более слабого «Джинна».
Кстати, обе ленты построены, в принципе, схоже: один мальчишка (или двое) против носителей злого начала в замкнутом пространстве - будь то квартира или загородный дом, когда постоянное хождение по комнатам занимает большую часть экранного времени, а высвобождение из своеобразного плена даётся крайне тяжело и сопряжено с физическими увечьями. И если «Джинн» - довольно шаблонный «ужастик» о том, как кто-либо сталкивается с воздействием чего-то сверхъестественного, то «Прячься» вполне необычен по ситуации, когда именно дети (а не юноши и девушки или вообще взрослые, оказавшиеся в западне, которую им устроили маньяки разного толка) пытаются вырваться из заточения, вступив в жесточайшую схватку с абсолютно одержимыми людьми.
Конечно, можно при желании углядеть косвенную перекличку не только с популярной франшизой «Пила», но и со славной комедийной дилогией «Один дома», где пацан мастерски и словно играючи разделывается с вторгнувшимися грабителями. Вот и афро-американский мальчишка Бобби, успевший поклясться в дружбе навсегда своему белому приятелю Кевину (между прочим, оба режиссёра дружат ещё с детства), тоже практически в одиночку противостоит «полным отморозкам», стремясь спасти от издевательств и домогательств парнишку, похищенного средь бела дня.

И надо сказать, что как бы топография двухэтажного деревенского поместья с подвалом, которое может весьма отдалённо напомнить отель Бейтса из «Психоза» Альфреда Хичкока, использована толково и уж точно не скучно и однообразно, как в квартире из «Джинна». А сюжетные повороты пусть и не обходятся без натяжек и допусков, вообще-то присущих лентам подобного жанра, но способны держать зрителя в напряжении в течение полутора часов экранного действия. Сама по себе история, рассказанная в фильме «Прячься», отнюдь не кажется надуманной. Ведь реальные случаи долголетнего заточения жертв маньяков бывают ещё похлеще. Хотя для психопатологического триллера с уклоном в особую жестокость и натурализм даже требуется доля гиперболизации, явного преувеличения - поскольку мало кто из вынужденных узников действительно в состоянии дать равновеликий отпор насильникам и убийцам, а тем более, если жертвами становятся дети.
"Загородил полнеба гений..."

Однажды в Америке

Рецензия написана для ivi.ru

Знаменитый Мейер Лански, которого можно было бы назвать «бухгалтером мафии», поскольку кровавыми деяниями он лично практически не занимался, а умел обращаться с деньгами, в том числе в игорном бизнесе, дожил в Майами, так и не привлечённый к суду, до восьмидесяти с лишним лет. И умер незадолго до выхода на экран гангстерской эпической саги «Однажды в Америке» итальянца Серджо Леоне, который утёр, можно сказать, нос американцам и даже итало-американцам вроде Фрэнсиса Форда Копполы и Брайана де Пальмы, как бы сторонившимся темы еврейского влияния на организованные преступные группировки. А именно Лански чуть ли не с подростковых лет нашёл не только контакт с итальянскими представителями криминального мира, но и стал одним из могущественных боссов, с кем были вынуждены считаться самые крупные мафиози, выходцы с Сицилии - типа Чарли «Счастливчика» Лучано.
Конечно, Лански как значимая персона в полуподпольных синдикатах фигурировал в некоторых фильмах, но непосредственно ему была посвящена телевизионная лента 1999 года с участием Ричарда Дрейфуса в той части повествования, когда главному герою было уже далеко за сорок. Но исполнитель казался малоубедительным совсем в преклонном возрасте, особенно в сценах, снятых в Израиле, где пытался обосноваться тот, кто стал неугодным для властей в США. А вот в новой картине (пожалуй, напрасно российские прокатчики добавили к названию, помимо фамилии, ещё и имя), напротив, надо порадоваться возможности видеть поистине виртуозное существование на экране восьмидесятилетнего Харви Кайтела, как бы сливающегося с образом «мафиози на пенсии», который соглашается на несколько последних интервью с предприимчивым журналистом.

Однако умный и ироничный комментарий бывшего преступного магната по поводу своего возвышения на криминальный Олимп явно проигрывает тем эпизодам, которые вроде как должны проиллюстрировать этот рассказ о прошлом, начиная с детства в Российской империи. И наиболее странным представляется выбор немолодых исполнителей на роли Мейера Лански и Бена Сигела - от подросткового возраста до вполне солидного. Ведь в прежней версии актёры сменялись трижды на протяжении всего повествования. А если бы можно было бы соединить достоинства ленты 1999 года с рядом сюжетных и смысловых находок в фильме 2021 года…
Кстати, кроме неизбежно возникающих аналогий с этапным кинопроизведением Леоне, надо бы отметить своеобразную «мемуарную перекличку» с «Ирландцем» Мартина Скорсезе, где тоже удалившийся на покой мафиозный авторитет, который был куда сильнее замешан в жестоких разборках, словно подводил итог собственной судьбы и ожидал вовсе не прощения, а хоть чьего-то внимания - чтобы кто-нибудь выслушал перед смертью. И тогда оставалось лишь пожалеть, что режиссёр выбрал на заглавную роль своего любимчика Роберта Де Ниро, а не поверил в Харви Кайтела, которому отвёл маловато времени, чтобы предстать совсем в другой ипостаси. Недолго Кайтел находится на экране и в образе Лански, а так хотелось бы просто наблюдать за ним, не отрываясь на другое, включая злоключения самого интервьюера.
"Загородил полнеба гений..."

Интересно, что у Звягинцева все названия - в одно слово

Сегодня вдруг сообразил, что абсолютно все работы Андрея Звягинцева (на телевидении или в кино) имеют названия лишь в одно слово. «Obscure», «Бусидо», «Выбор», «Возвращение», «Изгнание», «Апокриф», «Елена», «Тайна», «Левиафан», «Нелюбовь». Даже у обожаемого им Андрея Тарковского - только шесть подобных названий (если считать вгиковскую курсовую "Убийцы").
UPD. Подсказали мне, что Юрий Быков переплюнул Звягинцева по количеству: 14 работ с названием в одно слово!
"Загородил полнеба гений..."

У каждого есть 90-е в шкафу?

Рецензия написана для ivi.ru

Появилось несколько фильмов о «безумных девяностых», которые теперь рассматриваются всё-таки с иной точки зрения, поскольку выросло поколение тех, кто был ещё детьми четверть века назад. И это уже не взгляд взрослых свидетелей «криминального беспредела», творившегося в 90-е годы, что очевиднее всего было выражено в сериале «Бригада» Алексея Сидорова. Причём минувшая эпоха может восприниматься по-прежнему жёстко и с излишним надрывом (допустим, в «Быке» Бориса Акопова) или с незлобивым юмором, иронически-ностальгической интонацией, как в «Бате» Дмитрия Ефимовича.
А вот «Маша» сценаристки Анастасии Пальчиковой, подавшейся в режиссуру (и тоже получила на фестивале «Кинотавр» приз за дебют вслед за «Быком», год спустя), занимает словно промежуточное место между «Быком» и «Батей». Но одновременно было бы весьма любопытно сопоставить… с «Леоном» Люка Бессона, вышедшем примерно тогда же, когда происходит действие «Маши». Хотя в этой картине среди кинематографических впечатлений юных персонажей упоминаются «Унесённые ветром» и «Ворон», увиденные ими в кинотеатре или на видеокассете. Однако дело не только в том, что взаимоотношения 13-летней Маши со своим дядей, который имеет грозное прозвище Крёстный (ну, чем не местный «крестный отец» из преступной группировки, скрывающейся под видом боксёрской секции в городском спорткомплексе?!) и наводит страх на многих, можно посчитать вполне душевными и даже трогательными.

Бойкая рыжеволосая девчонка, которая крутится постоянно среди подручных дяди, а мечтает о карьере певицы, исполняющей исключительно джазовые и блюзовые песни, является своего рода «дочерью полка» (как ни предосудительно это прозвучит), с явным удовольствием пользующейся вниманием и заботой со стороны этих мафиози провинциального пошиба. Но всё приобретает чересчур драматический оборот, далеко не всегда оправданный и порою надуманный, особенно в случае с устроенным пожаром в квартире настоящего отца Маши. Да и потом представляется просто глупым запоздалое (спустя много лет) признание исполнителя этой акции - лишь для того, чтобы выросшая героиня, действительно ставшая певицей, задумалась о возмездии.
Судя по интервью Пальчиковой, её посещали сомнения насчёт финала при написании сценария, позже - на съёмках, а в итоге - на монтаже. И тот вариант, который был выбран, выглядит вполне эффектным, но вызывает вопросы этического свойства, а главное - разрушает выстраиваемую художественную конструкцию, суть которой можно приблизительно описать при помощи знаменитой ахматовской строчки «Когда бы вы знали, из какого сора растут стихи». Однако получается в силу способности кинематографа обобщать рассказываемые истории, что почти у каждой известной личности творческого плана обнаруживается, помимо типичного «скелета в шкафу», ещё и готовность совершить преступление, вовсе не опасаясь неизбежного наказания.
А вот с эстетической точки зрения найдутся в «Маше» поистине интересные, тонко подмеченные моменты, далеко не всегда совпадающие с личной биографией автора, что делает их не менее ценными. И актёрский дуэт юной Полины Гухман (она запомнилась ещё в «Иване» Алёны Давыдовой) и опытного Максима Суханова в роли Крёстного радует искусством раскованной игры в лицедейство.

"Загородил полнеба гений..."

Джентльмен в законе

Рецензия написана для ivi.ru

После абсолютно не свойственного ему фильма «Аладдин», созданного по заказу американской кинокомпании «Уолт Дисней», которая зачем-то пытается делать игровые версии своих знаменитых анимационных лент, английский режиссёр Гай Ричи как бы решил вернуться к тому, что начинал и чем прославился в конце 90-х годов. Правда, он и раньше стремился повторить успех криминальных картин «Карты, деньги, два ствола» и «Большой куш», сняв в нулевые годы «Револьвер» и «Рок-н-рольщик». Однако лишь теперь, с появлением фильмов «Джентльмены» и «Гнев человеческий», можно говорить, пожалуй, о возникновении у Ричи своего рода «второго дыхания» в привычном для него жанре.
Причём «Гнев человеческий» не является в строгом смысле слова самостоятельным произведением, поскольку в нём отчасти использована история из французской ленты «Инкассатор» (2004) Николя Бухриефа, мало чем привлекательной и уж совершенно невыигрышной с точки зрения крутого действия, а тем более - имеющей в качестве главного героя довольно тщедушного и жалкого типа. Выбор же Джейсона Стэйтема, который свыше двадцати лет назад получил путёвку в большой кинематограф именно благодаря Гаю Ричи, моментально определяет совсем иной подход к образу основного персонажа, может, и обретшего некоторую психологическую глубину характера, но оставшегося крайне жёстким человеком, пусть и со своим кодексом чести.

Мало кто сомневается в начале картины, что поступивший на работу в инкассаторскую службу - вовсе не тот, за кого он себя выдаёт. Но Ричи, выстраивая по своему обыкновению прихотливую сюжетную конструкцию с возвратами в предшествующие события, добивается на сей раз особой энергетики повествования, несмотря на ряд тоже присущих ему сюжетных дыр и логических неувязок, что заметно во второй половине ленты, хотя мощный финал многое искупает. И постановщик не перемудрил, играя с разными пластами действия, как это было в «Револьвере» и всё-таки в «Джентльменах», которые кажутся излишне претенциозными. «Гнев человеческий», даже с прочитываемыми отсылками библейского плана, представляется вполне крепкой «простой историей о мести и воздаянии», по-своему старомодной и доходчивой вопреки отдельным сценарным хитросплетениям.
Гай Ричи практически всегда снимал истинно «мужское кино», где отдавал дань сильным героям, упорно идущим к своей цели, пусть она нередко носила явно преступный характер. Но вот в его новой работе происходит несомненное перерождение подобного «твердолобого мужчины», для которого по-прежнему все средства хороши для достижения намеченного, хотя этот «один в поле воин», выпавший из криминальной системы, оказывается в каком-то смысле правым в собственном гневе.
"Загородил полнеба гений..."

Беззастенчиво воруют!

Дважды просмотрел внимательно не только начальные, но и финальные титры фильма "Унесённые" Гая Ричи - и нигде нет никакого упоминания о том, что это версия итальянской картины "Отнесённые необыкновенной судьбой в лазурное море в августе" Лины Вертмюллер. Даже ни слова благодарности в адрес этой постановщицы. Хотя главную мужскую роль сыграл Адриано Джаннини, сын Джанкарло Джаннини, снимавшегося в ленте 1974 года.