Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

"Загородил полнеба гений..."

Снизил на 800 рублей цену на трёхтомную киноэнциклопедию

Ровно пять лет назад вышел первый том персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи", а третий том - в октябре 2017 года. К сожалению, в последнее время эти книги практически перестали приобретать, что объяснимо, конечно, нынешней ситуацией в стране. Чтобы как-то оправдать затраты на их издание, я решил существенно снизить цену - на 800 рублей, то есть предлагать три тома киноэнциклопедии почти по себестоимости: за 1700 рублей. Если кто-то пожелает иметь их в печатном или электронном виде, делайте заказы лично мне и присылайте деньги на карточку Сбербанка 5336 6903 6278 0712.
"Загородил полнеба гений..."

Стихотворение 45-летней давности куда актуальнее

Человек надел трусы,
майку синей полосы,
джинсы белые, как снег,
надевает человек.

Человек надел пиджак,
на пиджак нагрудный знак
под названьем «ГТО».
Сверху он надел пальто.

На него, стряхнувши пыль,
он надел автомобиль.
Сверху он надел гараж
(тесноватый—но как раз!),

сверху он надел наш двор,
как ремень надел забор,
сверху он надел жену,
и вдобавок — не одну,

сверху весь микрорайон,
область надевает он.
Опоясался как рыцарь
государственной границей.

И, качая головой,
надевает шар земной.
Черный космос натянул,
крепко звезды застегнул,

Млечный Путь — через плечо,
сверху — кое-что еще…

Человек глядит вокруг.
Вдруг —
у созвездия Весы
вспомнил, что забыл часы.

(Где-то тикают они,
позабытые, одни?..)

Человек снимает страны,
и моря, и океаны,
и машину, и пальто.
Он без Времени — ничто.

Он стоит в одних трусах,
держит часики в руках.
На балконе он стоит
и прохожим говорит:

«По утрам, надев трусы,
НЕ ЗАБУДЬТЕ ПРО ЧАСЫ!»

Андрей Вознесенский. Не забудь. 1975 г.
"Загородил полнеба гений..."

Самый человечный Нолан

Действительно оказалось весьма полезным пересмотреть после «Довода», самого худшего фильма Кристофера Нолана, его иную фантастическую ленту «Межзвёздный» (честно говоря, уже достали отечественные любители англицизмов, так и норовящие навязать названия типа «Интерстеллар»). Она отличается поистине душевной и человечной интонацией, что напрочь отсутствует в ряде бездушных, механически собранных, как на конвейере, робототизированных опусов этого режиссёра. По второму разу «Межзвёздный» воспринимается даже лучше, немного смущая, пожалуй, во второй четверти повествования, когда астронавты лишь отправляются с Земли для выполнения вроде как неосуществимой миссии, чтобы найти подходящую планету для переселения всего человечества или же (по плану Б) создать где-то новую колонию людей благодаря имеющемуся генетическому материалу.
Сам Кристофер Нолан перечислял картины разных лет, на которые он равнялся в собственном сочинении (сценарий был написан вместе с младшим братом Джонатаном). Среди них довольно парадоксальным является упоминание «Зеркала» Андрея Тарковского, а не его же «Соляриса», например. Поскольку можно найти немало точек пересечения с экранизацией романа Станислава Лема, чей слоган как раз гласил: «Среди звёзд нас ждёт неизвестное!», а ещё с «Контактом» Роберта Земекиса, основанным на книге учёного Карла Сагана, последователем которого был физик-теоретик Кип Торн, консультировавший Нолана во время создания «Межзвёздного». Конечно, в перечисленных фильмах по-своему важны проблемы освоения далёкого космоса и установления гипотетических контактов с внеземными цивилизациями, но отнюдь не они становятся особенно значимыми для понимания данных произведений.
Смешны нападки некоторых зрителей, считающих, что гораздо лучше разбираются в научных вопросах, нежели нобелевский лауреат Торн (правда, он стал обладателем столь высокой награды спустя три года после выхода «Межзвёздного»). Художественная фантастика вовсе не обязана быть абсолютно неуязвимой с точки зрения учёных. А главное - она должна стать увлекательной и захватывающей (в этом отношении последняя треть ленты наиболее выигрышна, прежде всего, в те моменты, когда сцены монтируются по принципу так называемого бобслея), в лучших же образцах претендовать на титул философских творений общечеловеческого содержания. И Кристофер Нолан почти находит искомый баланс, заставляя напряжённо переживать за судьбу космической экспедиции, в которой, между прочим, есть не только протагонисты, но и антагонисты, вступающие друг с другом в непримиримую схватку, а ещё проникнуться до глубины души тем, казалось бы, неразрешимым выбором, что встаёт перед астронавтом Купером: выполнить миссию до конца или вернуться на Землю к дочери и сыну, даже если они теперь выглядят намного старше его самого.

Именно человечный аспект «Межзвёздного», когда выясняется, что «спасительная горечь ностальгии» (если воспользоваться определением Тарковского) и чувство безграничной любви могут, как это ни покажется странным тем, кто бездушен, стать столь необходимым средством для обнаружения искомой формулы спасения земной цивилизации. Лишь бесчувственные люди способны упрекать фильм Нолана за то, что герой якобы предпочёл бегство от решения глобального вопроса насчёт дальнейшего существования человечества. «А может, мы вообще здесь для того, чтобы впервые ощутить людей как повод для любви?» - как говорит Крис Кельвин почти в финале «Соляриса» Андрея Тарковского. И обретает предполагаемый контакт с Океаном. А в «Межзвёздном» дочь Купера с помощью любящего отца спасает весь мир от губительного исхода.
"Загородил полнеба гений..."

Одним пассажиром больше

Рецензия написана для ivi.ru

Дело вовсе не в том, что новый российский фильм «Спутник» дебютанта Егора Абраменко, который прежде был режиссёром второй группы на «Притяжении» Фёдора Бондарчука, похож на «Чужого» (между прочим, в ряде стран шёл с подзаголовком «Восьмой пассажир») Ридли Скотта или «Жену астронавта» Рэнда Рэвича. В современном кино - это вполне нормальное дело, когда что-то так или иначе напоминает нечто другое. Скорее, надо пожалеть об упущенных возможностях создания отнюдь не глупого психологического триллера фантастического содержания, что проявилось в большей мере как раз в первой половине повествования, а потом стало постепенно сливаться, превращаясь почти в боевик с перестрелками и погонями.

Впрочем, определённая ущербность в развитии сюжета дала о себе знать уже в тот момент, когда выяснилось, что на самом деле скрывается за действиями полковника Семирадова и врача-учёного Ригеля по отношению к «непрошеному гостю» из космоса, который прибыл на Землю в теле одного из космонавтов - Константина Вешнякова. Тут уж нельзя не отметить явный перебор в ситуации «цель оправдывает средства», даже если авторы намеренно поместили всё происходящее в 1983 год, когда только пришёл к власти (и совсем ненадолго) Юрий Андропов, бывший глава КГБ, поскольку в том, как запросто распоряжаются жизнями заключённых, можно увидеть типичный штамп для характеристики абсолютно жестокой и бесчеловечной советской эпохи.
Но ведь и человечные, можно сказать, утепляющие и душевные моменты, которые вдруг возникают в напряжённом рассказе о том, насколько человек может остаться собой, если внутри него поселилась внеземная тварь, тоже уводят далеко в сторону от вдумчивого анализа обстоятельств своеобразного поединка между нейрофизиологом Татьяной Климовой, всегда готовой к принятию рискованных решений, и опасно «переродившимся космонавтом». Давний фантастический мотив о противостоянии внутри одного индивида злой и доброй ипостасей (если угодно, начало было положено ещё Робертом Луисом Стивенсоном в «Докторе Джекиле и мистере Хайде), о существовании в человеческом организме какой-то иной материи неизвестного происхождения оказывается практически нивелированным в последующем развитии событий.
И представлявшийся трудноразрешимым конфликт антропологического и чего-то инопланетного довольно просто и чуть ли не легко улетучивается ближе к финалу, который вообще выглядит мелодраматическим и рассчитанным исключительно на женские слёзы, словно речь шла о том, что не надо бы забывать о собственных грехах, когда отправляешься в далёкий космос. Помнится, в «Солярисе» Андрея Тарковского эта тема становилась поистине мучительной для обитателей орбитальной станции посреди Океана Соляриса, вновь и вновь возвращающего им как бы материализованные чувства непреодолимого стыда.
"Загородил полнеба гений..."

И я ужаснулся...

Включаю новости на телеканале "Россия 1". И слышу из уст диктора, что астронавты "ужаснулись масштабами" пожаров в Австралии. Я-то всегда считал наивно, что можно ужаснуться чему-либо, а не чем-либо - так же, как и удивиться чему-нибудь, а не чем-нибудь. Но теперь нормы русского языка неведомы даже тем, кто обязан говорить правильно, чтобы потом другие люди не повторяли слова неверно.
"Загородил полнеба гений..."

Предпочёл документальный фильм вместо игрового

Хотел посмотреть новый фильм, превозносимый многими, но с первых же кадров почувствовал какую-то фальшь, в том числе в игре исполнителей. Лучше я выберу для рецензии документальную картину "Аполлон-11". Тем более, что в своё время мне понравилась другая лента об экспедиции астронавтов на Луну - "...и для всего человечества".
"Загородил полнеба гений..."

А Кубрик-то ценил Тарковского!

Было довольно удивительно встретить в списке почти ста лучших фильмов, который составил Стенли Кубрик, вообще-то активно смотревший чужое кино, "Солярис" Андрея Тарковского, сделанный, как известно, в споре с лентой "2001 год: Космическая одиссея". А ещё среди картин, которые ценил Кубрик, можно обнаружить "Жертвоприношение" Тарковского.
"Загородил полнеба гений..."

Ликвидация "Ликвидации"?

Продюсер Сергей Члиянц сообщил в Фейсбуке о том, что актёра Владимира Машкова будто бы не пускают в Одессу на съёмки продолжения сериала "Ликвидация", поэтому "кина не будет". Кинокомпания "Марс Медиа" вроде как опровергает это. Но всё равно странно: зачем запускать в производство "Ликвидацию 2" да и вообще начинать писать сценарий, если заранее не получено подтверждение от украинских властей, что у исполнителя главной роли не возникнет никаких проблем при посещении Одессы?!
"Загородил полнеба гений..."

Давненько я не ставил 7 баллов космической фантастике

Имею в виду сравнительно новую картину. Но честно говоря, я не припомню, какому космическому фильму за последние лет пятнадцать я ставил такую высокую оценку. Может, переусердствовал в нынешнем случае - и следовало ограничиться шестью с половиной баллов? Но я посмотрел это кино явно с увлечением.
Река, куда нет возврата

Вот и наш оскаровский номинант как-то не ахти!

Буквально вчера мне звонили из "Вечерней Москвы" и просили прокомментировать факт выдвижения на "Оскар" нашего анимационного фильма "Мы не можем жить без космоса" Константина Бронзита. Я честно ответил, что не видел.
А сегодня услышал по радио довольно неожиданное объяснение двух специалистов по анимации, что эта картина даже не может появиться в Сети якобы из-за соблюдения оскаровского регламента.
Но вот только что обнаружил ссылку на данную ленту - и немедленно посмотрел.
Как ни странно, фильм сделан без особой выдумки, что раньше вроде бы было присуще Бронзиту. Первая половина - почти как заурядная советская "мультяшка" про подготовку космонавтов. Вторая половина немного поинтереснее. А единственная шутка, которую я оценил - то, что "нехорошему герою", похожему на робота, присвоено имя Т-200.