Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

Портрет двух девушек в меланхолии

Рецензия написана для ivi.ru

Если после фильма «Мир грядущий» 34-летней норвежки Моны Фаствольд ознакомиться с её дебютной лентой «Лунатичка», снятой семью годами ранее, то даже можно удивиться, насколько невразумительна и истерична первая режиссёрская работа этой актрисы, а вот вторая обладает меланхолической умиротворённостью, несмотря на весьма драматичный исход - неожиданный, хотя и назревавший подспудно.
И в отличие от французского «Портрета девушки в огне» и английского «Аммонита», которые тоже обращены по действию в давнее прошлое, зародившаяся между двумя замужними героинями - Эбигейл и Толли - любовная страсть вовсе не является демонстративной, программно лесбийской. Тем более что откровенные сцены возникают в коротком монтаже лишь в финале картины - проносятся как мгновенные воспоминания о том счастье взаимного единения, которое ненадолго было в судьбах этих молодых женщин, лишённых проявления каких-либо душевных и искренних эмоций со стороны их супругов.
Казалось бы, фильму Фаствольд, созданному по рассказу Джима Шеридана, можно предъявить обоснованные претензии, что он излишне выспрен по тексту, который не только произносит за кадром Эбигейл, ведущая свой дневник, но и между собой общаются она и Толли на изящном литературном языке, будучи обитателями отдалённых ферм в штате Нью-Йорк в середине XIX века. Но в определённой степени та элегическая интонация, которая задана в изобразительной манере, когда особо подчёркнута на экране смена времён года или внезапная переменчивость погоды, требовала схожего способа выражения мыслей и чувств, испытываемых обеими героинями.

Среди всё-таки вероятных аналогий, которые появляются при просмотре «Мира грядущего», знаменательна косвенная перекличка, например, с немым шедевром «Ветер», снятым в 1928 году в Америке тоже скандинавом - Виктором Шёстрёмом, ранее прославившимся шведскими лентами. Ситуация в чём-то идентичная: девушка, которая была привязана по-человечески к своему кузену, вынуждена из-за ревности его жены выйти замуж за нелюбимого мужчину и страдать от чёрствости и грубости этого фермера, а ещё переносить все тяготы жизни в западном Техасе, где случаются песчаные бури.
Вот и Эбигейл, вымещающая собственную душу на страницах дневника, жаждет, прежде всего, общения с доверительным собеседником, действительно понимающим её человеком, даже если таковым оказывается другая представительница женского пола. А пробуждение неведомых чувств, поначалу воспринятых робко и стеснительно, только убеждает в том, что обе молодые женщины искали редкостного и казавшегося уже несбыточным взаимопонимания, своеобразного родства душ. Поэтому так мучительно было то, что их мужчины постарались разрушить и вообще уничтожить этот счастливый союз.
"Загородил полнеба гений..."

Вот и у Сатьяджита Рая - 100-летие!

Когда в 1961 году отмечалось столетие великого индийского (бенгальского) поэта и писателя Рабиндраната Тагора, первого среди неевропейцев лауреата Нобелевской премии по литературе, его соотечественник Сатьяджит Рай, уже прославившийся своей кинотрилогией об Апу, впервые обратился к сочинениям Тагора, экранизировав три рассказа "Почтмейстер", "Утерянное сокровище" и "Итог". Фильм "Три дочери" стал одним из лучших в творчестве Рая, хотя до уровня шедевра поднялась "Чарулота" (1964), его вторая попытка перенести в кино произведения Рабиндраната Тагора. И уже на седьмом десятке лет Сатьяджит Рай опять вернулся к прозе классика, сняв "Дом и мир".
Интересно, что Тагор, в университете которого Рай учился в молодые годы, вдвойне родствен ему ещё и потому, что оба родились в год Петуха. Да и по западному знаку Зодиака они - майские Тельцы, чьё появление на свет отстоит друг от друга на 4 дня и на 60 лет. Сатьяджита Рая вообще называли наследником Рабиндраната Тагора в кинематографе. Специфическое (и для других - неповторимое) значение обоих для бенгальской, шире - индийской культуры, как раз в том и заключается, что они, оставаясь глубоко национальными художниками, были поняты и признаны во всём мире.
И вот теперь - 100-летие Рая. У этого великана ростом 194 см было одним из прозвищем такое - Бог.
"Загородил полнеба гений..."

Кожа, которая гуляла сама по себе

Рецензия написана для ivi.ru

Фильм «Человек, который продал свою кожу» 42-летней туниски Каутер Бен Хании начинается и заканчивается при появлении кота в кадре, причём в финале становится очевидно, что главный герой, сириец Сам Али, хозяин этого домашнего питомца, впервые почувствовал себя освобождённым от груза всех проблем - политических, социальных, культурных, перестав быть марионеткой в чьих-то руках. Но в то же время можно посчитать это лишь иллюзией, что человек способен удалиться от всего и быть представленным только самому себе и своей возлюбленной. Ну, и с обожаемым котом наконец-то иметь шанс пообщаться.
Лента, созданная в копродукции с несколькими европейскими странами, включая Швецию (это знаменательно хотя бы для сопоставления с преувеличенно модным «Квадратом», явно не стоящим всех восторгов), оказывается особенно интересной из-за парадоксального развития событий после первых пятнадцати минут, которые следовало бы, наверно, выбросить в корзину. Поскольку центральный мотив повествования, рисующего уже в саркастической тональности необычные метаморфозы, которые произошли в Бельгии с беженцем из Сирии, вдруг превратившимся в арт-объект, живую инсталляцию стоимостью в миллионы евро благодаря татуировке во всю спину, позволяет в должной мере оценить эту сатиру на общество потребления, где абсолютно всё может быть товаром.

Дополнительная язвительность рассказываемой истории заключается в том, что на коже Сама Али (его полное имя - Самсон, что имеет не только библейские, но и мусульманские коннотации) воспроизведена… шенгенская виза, как бы дающая возможность её носителю свободно передвигаться по Европе. С другой стороны, искавший политическое убежище вдали от родины, где уже начались в 2011 году гражданские протесты, оказался в ещё большей степени заложником, невольником, своего рода послушным рабом в мире арт-бизнеса, где ничего не ценится, кроме высокой цены якобы на произведение искусства, коим можно сделать что угодно.
Не раскрывая деталей того, как герою удаётся вернуть собственную идентичность и перестать слыть «ходячим шедевром», надо отметить, помимо окрепшей режиссуры Каутер Бен Хании (по сравнению со всё-таки слабоватым по исполнению игровым дебютом «Красавица и псы»), исполнение главной роли начинающим актёром Яхьёй Махайни. Он стоически выдержал эксперименты с собственным телом и постарался вполне индифферентно существовать на экране в образе дорогостоящего экспоната, но по контрасту срываясь на эмоции, когда человек хочет остаться человеком, а не живой куклой. За что и был награждён премией на Венецианском кинофестивале в параллельной программе «Горизонты».
"Загородил полнеба гений..."

А вот на линзах я сломался

Давно ждал, когда объявят начало подачи заявок на престижный международный кинофестиваль операторского искусства под названием Camerimage, который проходит ежегодно в польском городе Торунь, а участвуют в нём фильмы, созданные крупными мастерами и начинающими кинематографистами.
Но вот когда пришлось мне заполнять анкету аж на 23 страницах, я сломался на шестой, поскольку там надо было указать не только название камеры и её модель, но и используемые линзы. Тут уж понадобится проконсультироваться с оператором Константином Рассоловым, ради которого я и затеял эту инициативу с отправкой на Camerimage снятой именно им картины "...и будет дочь".
"Загородил полнеба гений..."

Если бы на уровень повыше...

Всё-таки удивляют меня читатели, которые рекомендуют для просмотра какие-то фильмы, характеризуя их как неплохие. Но для меня это самое "неплохо" оказывается чаще всего плохим. А то, что объявляется хорошим, может быть лишь неплохим. Значит, надо, чтобы кто-то называл предлагаемую картину отличной - тогда она станет для меня хорошей. Ну, а если попадётся ненароком шедевр - мне это даст право именовать его отличным.
"Загородил полнеба гений..."

Опять витиевато, но автору приятно!

Из отзыва на мой второй фильм "Любовь зимой":

"Вместе с тем мне, несомненно, импонирует замысловатый приём, создающий эффект «фильма в фильме», что придаёт искусству необходимую виртуозность, волшебную и прихотливую игровую форму, к которой в разное время прибегало множество кинорежиссеров, включая, скажем, Анджея Вайду, Ингмара Бергмана или Франсуа Трюффо. Поэтому необычная затея, призванная для того, чтобы мистифицировать съёмочный процесс внутри фильма, расценивается мною сугубо положительно, – даже несмотря на то, что первые тринадцать минут мы, введённые в заблуждение или поддавшись энигматическому обману киноискусства, воспринимаем всё происходящее в качестве подлинной реальности. Тогда как она неожиданно оборачивается запечатлённым мгновением, фрагментом кинопроизводства, либо, выражаясь более метафорично, пламенным любовным письмом (интимной рукописью) режиссера, воспевающего не только романтическую авантюру кинотворчества, но и уходящую натуру возвышенного женского образа (равно как и навеки утраченную любовь из далёкого прошлого)".
"Загородил полнеба гений..."

Ещё не последний танец Сауры

Помимо пяти сюжетных музыкально-танцевальных фильмов, есть у испанского режиссёра Карлоса Сауры семь лент, в которых только поют, танцуют и играют на различных инструментах. Смотреть их всё-таки сложновато - особенно подряд, одну за другой. Но в каждой из этих картин попадаются восхитительные моменты, которые скрашивают наблюдение за творческими усилиями мастеров испанского, португальского или аргентинского фольклора.
"Загородил полнеба гений..."

Когда захотелось поставить крест на просмотрах в зале

Видимо, я пришёл пересматривать в престижный московский кинотеатр "Иллюзион" выдающийся фильм "Каменный крест" Леонида Осыки, который считаю одним из самых недооценённых в истории советского кино. Иначе бы восприятие этого "тихого шедевра" было бы безнадёжно испорчено из-за двух баб, которые болтали без умолку на протяжении всего сеанса, а отсесть от них было некуда, поскольку сидели-то в первых рядах почти пустого зала, а издали я вообще ничего не увидел бы на экране.
"Загородил полнеба гений..."

Прелесть живой актёрской игры

Сейчас в переписке с одним из постоянных читателей я вышел на любопытную мысль, что не только на сцене меня очень привлекает возможность быть свидетелем живой актёрской игры. А ведь на съёмочной площадке, даже если не являться режиссёром и просто присутствовать во время исполнения актёром или актрисой всего лишь части своей роли перед камерой, тоже проникаешься этим искусством представления другого человека в рассказываемой истории.