Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

"Загородил полнеба гений..."

Структура персонального сайта Сергея Кудрявцева

"Загородил полнеба гений..."

Из хазара - как из казармы

Рецензия написана дли ivi.ru

Вторая полнометражная картина Киры Коваленко, выпускницы режиссёрской мастерской Александра Сокурова в Кабардино-Балкарском государственном университете, получила главный приз в «Особом взгляде», второй по значению программе Каннского кинофестиваля. Кое-кем это подаётся вообще в качестве первого случая в истории российского кино, хотя в 2008 году удостаивался этой награды Сергей Дворцевой за «Тюльпан», являющийся копродукцией разных стран, включая Россию.
31-летняя Коваленко сделала заметный шаг вперёд в своей картине «Разжимая кулаки» по сравнению с дебютом «Софичка», довольно анемичной работой с медленно угасающим ритмом. Напротив, в её новой ленте есть живость повествования, чувствуется особая энергетика, нарастающая по мере продвижения к финалу рассказываемой истории. И забегая вперёд, можно сказать, что в последних сценах этого фильма куда сильнее ощущается раскованная кинематографическая стихия, конечно, проявившаяся благодаря осмысленно использованной «лихорадочной камере» и «рваному монтажу». Но ещё важнее то, что данные эпизоды знаменуют как бы прорыв к свободе главной героини, осетинской девушки Ады, которая во что бы то ни стало хотела избавиться от власти строгого отца и покинуть родной дом, как говорится, куда глаза глядят - лишь бы подальше от тесноты существования в унылом шахтёрском городке в северо-кавказских горах.

Кстати, один из авторов сценария - Антон Яруш, который был причастен к созданию «Тесноты» Кантемира Балагова, действительно производящей клаустрофобный эффект, а главное, оставляющей гнетущее и даже мерзкое впечатление от всего происходящего. Этого абсолютно нет в ленте «Разжимая кулаки», несмотря на то, что драматизма и обострённых взаимоотношений как внутри отдельной семьи, где глава - Заур, мужчина сугубо патриархальных взглядов, так и за её пределами. Изнывающая молодёжь находит хоть какой-то выход лишь в бессмысленных круговых гонках на автомобилях по пыльной площадке да ещё в танцах на местной дискотеке. И то, что нетерпеливо ожидаемый Адой её старший брат Аким приезжает из Ростова вовсе не на автобусе или не на машине, а именно на видавшем виды мотоцикле, на заднем сиденье которого девушка мечтает покинуть давно надоевшее и опостылевшее место своего пребывания на свете, также снабжает картину дополнительными ассоциациями с разными произведениями мирового кино о молодёжи, бунтующей против предков конкретно и общества в целом.
Сама Кира Коваленко в интервью да и в названии ленты намекала на перекличку с ярким и смелым дебютом итальянского контестатора Марко Беллоккьо - «Кулаки в кармане» о затхлом и давящем на психику мире отдельно взятой семьи. Но ещё можно было бы вспомнить его другую выдающуюся работу «Триумфальный марш» о том, как резко и безжалостно корёжит человеческие души служба в армии с её казарменными порядками. Между прочим, в осетинском языке слово «дом», звучащее как «хадзар», теперь чаще произносится (так и в фильме Коваленко) чуть иначе - «хазар». И когда слышишь это с экрана (тут надо бы порадоваться, что нет необходимости, как в совершенно невнятной по речи «Тесноте», мучительно вслушиваться в реплики героев - имеются русские субтитры), то моментально думаешь об аналогии с казармой, откуда столь упорно желает вырваться Ада на волю.
Другое сопоставление наверняка покажется многим слишком натянутым. Но трудно избавиться от невольного политического подтекста, который вряд ли имели в виду молодые создатели картины, что это напоминает стремление куда-то прочь из былого существования в своеобразной «тюрьме народов» ради обретения национальной свободы каждой из прежних союзных или автономных (только на бумаге) республик СССР. А вот будет ли такой побег во благо?! Разумеется, героиня испытывает бурную радость в финале, как и молодожёны, рядом несущиеся в очень шумном брачном кортеже. Но ведь и счастливые браки порою заканчиваются горьким разводом…
"Загородил полнеба гений..."

Ни солдатов, ни погонов!

Уж сколько раз я клялся и божился, что никогда не буду никого поправлять, обнаружив какой-либо ляп или неправильное употребление слова - а всё равно нарываюсь на неприятности. Потому что мало кто умеет вполне адекватно реагировать на сделанные замечания. Одни предпочитают вообще игнорировать и ничего не исправляют; другие вступают в спор, непременно доказывая свою правоту даже в очевидных случаях несоответствия; а третьи переходят в агрессивную атаку, начинают оскорблять последними словами.
Я вот лично стараюсь по мере возможностей учитывать поправки. И даже помню со стыдом некоторые из своих возмутительных описок или оговорок. Например, брал ещё в 1981 году интервью у Владимира Наумова по поводу 60-летия его однокурсника Юрия Озерова, а потом показал записанный текст для утверждения. И Наумов указал мне на неверное использование слова "солдаты" в родительном падеже: что следует употреблять с нулевым окончанием. А одна знакомая девушка поправила меня, когда я примерно в те же годы упомянул название фильма "Жизнь и смерть дворянина Чертопханова" с неточным ударением в слове "дворянина" - на "я", а не на "и".
Сколько воды утекло за десятилетия, а всё ещё мучаюсь от своей необразованности!
"Загородил полнеба гений..."

Потеря всякой невинности

Рецензия написана для ivi.ru

Можно посчитать даже знаменательным, что к герою нового фильма «По наклонной» братьев Руссо, которые больше известны кинозрителям во всём мире в качестве создателей четырёх картин из комиксовой вселенной «Марвел», никак не обращаются по имени на протяжении почти двух с половиной часов экранного повествования. Ведь Cherry, как в оригинальном варианте, вовсе не Черри, а жаргонное слово, обозначающее «девственника» (в русском языке есть аналог грубого слова «целка» уже по отношению к целомудренному юноше - «целик»). Кстати, одна из глав этой ленты, поделённой на несколько составных частей, так и называется - Cherry, что перевели по-русски как «невинность». И речь там идёт как бы о потере «солдатской невинности», когда главный персонаж после изнурительных тренировок по курсу молодого бойца попадает в действующую армию, на поле сражений в Ираке.
Надо сказать, что сцены безжалостной муштры и прочих издевательств со стороны сержантов, готовящих новобранцев, как и жестокие боевые эпизоды, зачастую снятые не просто подвижной, а словно парящей камерой и вроде бы с высшей, горней точки зрения - это лучшее, что есть в фильме Энтони и Джо Руссо. Казалось бы, уже немало военных картин создано в США, в том числе и о не имеющих особого смысла боевых операциях на Ближнем Востоке. Но здесь найден новый ракурс, и не только потому, что безымянный герой служит в медсанбате (в данном плане было бы интересно сопоставить по контрасту с прославленной антивоенной комедией «MASH» Роберта Олтмена, снятой ровно за полвека до этого). И постоянный закадровый комментарий от лица протагониста лишь тут приобретает особое значение, обнажая абсурдность всего происходящего.
Лента «По наклонной» всё-таки представляется неровной и временами теряющей силу своего воздействия. Менее выигрышна первая треть действия, к тому же похожая на множество обычных историй про выпускников, только вступающих во взрослую жизнь. В последней трети, когда основной персонаж, испытывая острый посттравматический синдром после возвращения с войны в мирную действительность, пускается «во все тяжкие», отчаянно и неудержимо наркотизируясь вместе с молодой женой, это также может напомнить целый ряд произведений о пагубном пристрастии к отравляющему зелью. Парадоксально лишь то, что герой начинает устраивать дерзкие и вполне эксцентрические ограбления небольших банков, чтобы раздобыть деньги и ещё сильнее накачиваться наркотиками.

Финал фильма может показаться излишне благостным, но ведь всё основано на реальной истории армейского медика Нико Уокера, написавшего автобиографический роман в 2018 году. И его книгу, и экранизацию следует признать произведениями с несомненным терапевтическим эффектом, то есть обладающими способностью убеждать в мысли, что любой синдром, как и всякая зависимость, вполне преодолимы.
"Загородил полнеба гений..."

Когда поют не солдаты, а студенты

Побывал вчера на концерте-спектакле актёрского курса Алексея Шейнина в Институте современного искусства, где студенты и студентки пели песни военного времени, а также более поздние, но посвящённые войне. И мне показалось, что в случае прочувственного исполнения песен нынешними молодыми людьми лучше срабатывает некая генетическая память о минувшем, нежели в отрывках из спектаклей, когда актёры всё-таки стараются проявить свою склонность к лицедейству.
"Загородил полнеба гений..."

В "Последнем акте" - слова на русском мате!

В одной из сцен фильма "Последний акт" Георга Вильгельма Пабста, рассказывающего о крахе Третьего Рейха, телефонисту в бункере Гитлера поступает звонок от советского солдата, который на чистейшем русском мате посылает немцев к такой-то матери!
"Загородил полнеба гений..."

И в армии думал о будущем фильме

Один из служивших вместе со мной в воинской части под Подольском в конце 70-х годов, ныне посмотрев мой первый фильм "...и будет дочь", напомнил о том, что я сам напрочь забыл. Оказывается, я тогда делился с ним рассказами о своём недописанном сценарии. В частности, поведал ему о первой сцене - как героиня растерянно ходит по зданию аэропорта, поскольку нелётная погода.
Конечно, мы не могли из-за отсутствия средств снимать внутри аэропорта, а придумали сюжетный ход с субъективной камерой - с точки зрения главной героини, постаравшись передать её безысходное состояние. Но кому-то всё равно не хватило фактических деталей: почему не улетела и потом отправилась на железнодорожный вокзал? Как будто надо объяснять непременно более подробно и прозаически, хотя я склонен воспринимать эту ситуацию невозможности уехать почти в метафизическом ключе.
"Загородил полнеба гений..."

Как я занимался кинопросвещением солдат

Когда я служил в армии в 1978-80 годы под Подольском, то пользуясь хорошим отношением к себе со стороны заместителя командира воинской части по политической работе, начал ездить в служебные командировки в Москву. И привозил (самолично таскал яуфы с киноплёнкой) фрагменты фильмов, посвящённых, например, образам сержантов в советском кино, или вообще брал во вгиковской фильмотеке студенческие работы, интересные анимационные ленты. Ну, и выступал со сцены армейского клуба с какими-то пояснениями, что на сей раз увидят солдаты (в основном, это был набор из сержантской школы) на экране. Они же преимущественно пользовались выпавшим наудачу моментом, чтобы просто поспать в кинозале. Но помню, что "на ура!" был воспринят югославский мультфильм "Крек".
"Загородил полнеба гений..."

А как связана муштра с боеготовностью?

Просмотр казахского минисериала "Бауыржан Момышулы" Акана Сатаева, где заглавный герой практически издевается над солдатами, заставляя их в долгом марш-броске ещё и пройтись несколько раз строевым шагом туда-сюда, заставил меня вспомнить время пребывания в армии. И уже тогда мне казалось странным, насколько связаны обязательные и изматывающие занятия на плацу с повышением боеготовности личного состава.
"Загородил полнеба гений..."

«…и Он направит стези твои»

Рецензия размещена предварительно на ivi.ru

Для американского актёра Тома Хэнкса обращение к тематике второй мировой войны в новом фильме «Грейхаунд» было закономерным (он являлся продюсером сериалов «Братья по оружию» и «Тихий океан», сыграл в одной из лучших военных лент - «Спасти рядового Райана» Стивена Спилберга). А вот приглашение в качестве режиссёра 54-летнего Эрона Шнайдера, бывшего оператора, который поставил до этого только полторы картины - короткометражку «Два солдата» по рассказу Уильяма Фолкнера и драму «Нагнуться» / «Похороните меня заживо», можно счесть неожиданным. К тому же у Шнайдера была долгая пауза между фильмами, затянувшаяся на целых десять лет. Но с другой стороны, у него имелся опыт работы над проектами, связанными как раз с водной стихией: в «Подъёме с глубины» был оператором дополнительных съёмок, а в «Титанике» возглавлял вторую операторскую группу.
Другая особенность «Грейхаунда» заключается в том, что эта лента вовсе не претендует на эпический размах, происходящее на экране укладывается в классические полтора часа времени, действие следует назвать если не камерным (всё-таки оно разворачивается на просторах Северной Атлантики, где конвой грузовых судов пытается преодолеть «мёртвую зону», где они без поддержки с воздуха почти беззащитны от нападения немецких подлодок), и уж точно локальна. Конечно, и в недавнем «Дюнкерке» Кристофера Нолана рассматривалось одно и то же событие по спасению английских солдат с побережья Нормандии в конце мае-начале июня 1940 года, но с трёх разных точек зрения. В «Грейхаунде» время не повторяется в различных вариациях, а как бы уплотняется до предела, пусть и развивается в течение нескольких суток, которые всё равно кажутся словно единой вахтой, тянущейся бесконечно.
И вообще концентрируется всё на истории одного корабля, его экипажа и, в первую очередь, явно немолодого капитана Эрнста Краузе, который вышел в свой дебютный военный поход в феврале 1942 года и моментально столкнулся с вроде бы непреодолимыми опасностями со стороны «волчьей стаи», как называет отряд подлодок невидимый Серый Волк, чей голос мы только слышим. Кстати, название американского корабля переводится как «Борзая». Так что можно трактовать происходящее в виде настоящей охоты, напряжённого состязания гончей собаки сразу с несколькими волками. И острота смертельного противостояния лишь возрастает по мере развития действия, когда уже начинает казаться, что не удастся спастись от преследования «хищников», взявших конвой судов в своеобразное кольцо-западню.
Разумеется, из-за присутствия Тома Хэнкса, который не только сыграл главную роль, но и выступил в качестве автора сценария, поднаторев в специальной терминологии и постаравшись максимально убедительно передать «военный быт» моряков, были предприняты напрасные сравнения с картиной «Спасти рядового Райана», тем более что и в «Грейхаунде» наличествует патриотический пафос. Но было бы куда полезнее сопоставить с очень давним английским фильмом «…в котором мы служим» Дэвида Лина и Ноэла Кауарда, где именно сосредоточенность авторов на судьбах членов экипажа конкретного военного корабля делает произведение особенно убедительным и достоверным. Вероятно, в ленте Эрона Шнайдера недостаёт большего внимания, помимо капитана, ко многим его подчинённым, но в то же время небезынтересно, что все они предстают на экране как слаженный коллектив, понимающий команды чуть ли не полуслова и действующий сообща - чётко и эффективно.

Также следует отметить тему веры в «Грейхаунде» (как и в предшествующей картине «Нагнуться»), который снят на основе романа «Добрый пастырь», написанного Сесилом Скоттом Форестером ещё в середине 50-х годов. Вполне можно сказать, что капитан Эрнст Краузе, нередко обращающий к Богу в своих молитвах, поистине оказывается для моряков добрым пастырем. Он не ходит по водам, как Иисус Христос, но обладает, несомненно, воинским талантом успешно провести корабли в той части Северной Атлантики, что считалась гибельным местом, где погибло в годы войны немало судов из американских конвоев.