На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:
“БАРЫШНИ ИЗ ВИЛЬКО” (Panny z Wilka)
Польша. 1979. 118 минут.
Режиссёр Анджей Вайда (Andrzej Wajda)
Автор сценария Збигнев Каминьский (Zbigniew Kaminski) по новелле Ярослава Ивашкевича (Jaroslaw Iwaszkiewicz)
Оператор Эдвард Клосиньский (Edward Klosinski)
Художник Аллан Старский (Allan Starski)
Композитор Кароль Шимановский (Karol Szymanowski)
В ролях: Даниэль Ольбрыхский (Daniel Olbrychski), Анна Сенюк (Anna Seniuk), Кристина Паскаль (Christine Pascal), Майя Коморовска (Maja Komorowska), Станислава Целиньска (Stanislawa Celinska), Кристина Захватович (Krystyna Zachwatowicz), Зофья Ярошевска (Zofia Jaroszewska), Тадеуш Бялощиньский (Tadeusz Bialoszczynski), Збигнев Запасевич (Zbigniew Zapasiewicz), Анджей Лапицкий (Andrzej Lapicki)
Оценка - 9,5 (из 10)

Экзистенциальная драма

Выдающийся польский режиссёр Анджей Вайда во второй раз обратился к произведениям Ярослава Ивашкевича, классика польской литературы ХХ века. В 1970 году он экранизировал рассказ “Березняк”. В картине “Барышни из Вилько”, поставленной к 85-летию писателя, переведена на язык кино одна из самых известных новелл Ивашкевича, написанная в 1932 году в Италии. Литературные критики отмечали её “прустовский стиль”, поскольку в основе сюжета - воспоминание об “утраченном времени”. А Вайда, пожалуй, раскрыл в своём фильме другую культурную генеалогию - чеховскую традицию. Ведь именно в пьесах Чехова можно найти удивительное сочетание обыденности сюжета и метафоричности подтекста. Но в экранизациях это сопряжение теряется, когда наибольший упор делается на сюжет или же сознательно акцентируется внимание на подтексте, который выводится на первый план - и тогда мы имеем дело с открыто метафорической и даже символической трактовкой. Анджей Вайда поставил свою ленту в неожиданной манере, если учесть, что он всегда тяготел к явной метафоричности, достигнув предела в “Свадьбе”. А картина “Барышни из Вилько” кажется безыскусной, незамысловатой. Всё рисуется в мягких, пастельных тонах. Но за внешней безмятежностью - внутренняя драма.
Виктор Рубен после 15-летнего отсутствия возвращается в Вилько, где провёл юность, был счастлив, узнал любовь и дружбу в доме пяти сестёр - Фели, Йоли, Зоси, Кази и Юльчи. То время осталось в его душе как прекрасное воспоминание, пронесённое сквозь жизненные испытания, через опыт первой мировой войны. Отправляясь в Вилько, Виктор хочет забыться, избавиться от внутренней опустошённости и разочарования, словно избежать смерти, которая уже подала свой знак - внезапно умер его близкий друг. Рубен надеется вновь испытать счастливое ощущение покоя и удовлетворения самим собой. Но путешествие в прошлое невозможно. Многое изменилось. А смерть одной из сестёр, Фели, окружена в доме таинственным молчанием. Лишь со временем Виктор узнаёт, что Феля, которую когда-то больше всех любил, но так и не признался в этом, покончила жизнь самоубийством, поскольку тоже любила его. Прошлое - как незаживающая рана. Ничем не искупить свою вину перед ним. Прощения не будет.
Но у Рубена нет и будущего, потому что он не в состоянии понять своё прошлое, постичь, чего лишил себя в жизни. История с Фелей будто повторяется в настоящем - во взаимоотношениях с самой младшей из сестёр, подросшей за эти годы Туней. Виктор по-прежнему не способен выйти за рамки своего “я”, исправить собственные ошибки и стать другим человеком. Всё остается в его душе без изменений. Обманув в прошлом надежды сестёр, которые вроде бы устроили свою жизнь, хотя на самом деле не так счастливы, как хотели бы, Рубен продолжает обманывать и теперь, завязывая глупый, не приносящий радости обоим роман с Йолей, невольно спровоцировав попытку самоубийства юной Туни. Она, как когда-то Феля, осознала, что Виктор вовсе не готов испытывать любовь. Он пуст и бездушен, храня в себе нерастраченным, оберегаемым ото всех собственное эмоциональное “я”. И вот почему поспешно уезжает из Вилько, бежит от воспоминаний и от настоящего - но куда?
В финале фильма сам Ярослав Ивашкевич смотрит на своего героя, едущего в поезде в город. В этом взгляде через времена, через грань между вымыслом и реальностью - понимание бесплодности попыток Виктора Рубена измениться, обрести себя. В мудром и спокойном взоре писателя - знание того, что герой обречён на “непокой” (такое точное польское слово!) в своём ожидании смерти, в которое превратилась его жизнь. Дистанция времени, движение истории ставят частную ситуацию в общий контекст эпохи. За судьбой Виктора угадывается судьба “потерянного поколения”, разуверившегося после первой мировой войны, не имевшего никаких исторических перспектив. Ивашкевич и Вайда не могут дать своему герою никакой надежды, понимая, что скорая смерть ожидает не только его, а в его лице - польскую шляхту, но и всю старую Польшу, которая с саблями наголо ринулась на немецкие танки в сентябре 1939 года (о чём ещё за 20 лет до “Барышень из Вилько” поведал режиссёр в романтически-экспрессивной манере в “Лётне”, иначе - “Летучей”). А эта картина сделана в элегических, даже умиротворённых тонах “прощания с родиной”, расставания с последними грёзами о минувшем.
Кому-то фильм “Барышни из Вилько” мог показаться в преддверии 80-х годов вынужденной уступкой польского мастера кино, его своеобразным отступлением в безопасный тыл после резких, социально направленных работ “Человек из мрамора” и “Без наркоза” (не так ли и “Березняк” почти десятилетием ранее был отдохновением после обнажающе-исповедальной ленты “Всё на продажу”, язвительной “Охоты на мух” и горько-отрезвляющего “Пейзажа после битвы”). Но право же, такие “природные жемчужины кино”, как “Барышни из Вилько”, покоряют до слёз и не улетучиваются из благодарной памяти. Между прочим, Даниэль Ольбрыхский, немало игравший у Анджея Вайды в кино и театре, называл именно этот фильм в числе самых любимых.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Когда смартфон захватывает кого-то сильнее

    Не перестаю удивляться, что и на пресс-показах попадаются такие умники, которые почти на протяжении всего фильма сидят, уткнувшись в свои смартфоны,…

  • Фильмы Кристиана Кариона

    Фильмы Кристиана Кариона (средний балл - 5,3) «Счастливого Рождества» / Joyeux Noël…

  • Вместо нелюбви

    Рецензия написана для ivi.ru Можно предположить, что режиссёрам довольно скучно делать авторимейки, переснимая по-английски те фильмы, которые были…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • Когда смартфон захватывает кого-то сильнее

    Не перестаю удивляться, что и на пресс-показах попадаются такие умники, которые почти на протяжении всего фильма сидят, уткнувшись в свои смартфоны,…

  • Фильмы Кристиана Кариона

    Фильмы Кристиана Кариона (средний балл - 5,3) «Счастливого Рождества» / Joyeux Noël…

  • Вместо нелюбви

    Рецензия написана для ivi.ru Можно предположить, что режиссёрам довольно скучно делать авторимейки, переснимая по-английски те фильмы, которые были…