На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:
«КАНАЛ» (Kanal)
ПНР. 1956. 95 минут.
Режиссёр Анджей Вайда (Andrzej Wajda)
Автор сценария Ежи Стефан Ставиньский (Jerzy Stefan Stawinski) по своей повести
Оператор Ежи Липман (Jerzy Lipman)
Художник Роман Манн (Roman Mann)
Композитор Ян Кренц (Jan Krenz)
В ролях: Тереза Ижевска (Teresa Izewska), Тадеуш Янчар (Tadeusz Janczar), Веньчислав Глиньский (Wienczyslaw Glinski), Тадеуш Гвяздовский (Tadeusz Gwiazdowski), Станислав Микульский (Stanislaw Mikulski), Эмиль Каревич (Emil Karewicz), Владислав Шейбал (Wladislaw Sheybal), Тереза Березовска (Teresa Berezowska), Казимеж Деюнович (Kazimierz Dejunowicz), Здзислав Лесьняк (Zdzislaw Lesniak)
Премии: специальный приз (поровну с фильмом «Седьмая печать» / Det sjunde inseglet) на МКФ в Канне и Золотая медаль среди игровых лент на Международном фестивале молодёжи и студентов в Москве в 1957 году
Оценка - 8,5 (из 10)

Военная драма

Хотя польский режиссёр Анджей Вайда дебютировал в кино в 1954 году отчасти исповедальным фильмом «Поколение», всё-таки первая известность пришла к нему после выхода ленты «Канал». Она получила специальную премию жюри на Каннском фестивале в 1957 году (причём поделила награду с такой выдающейся картиной, как «Седьмая печать» Ингмара Бергмана) и была признана своего рода провозвестницей «нового польского кино». Взлёт новой киношколы, безусловным лидером которой стал именно Вайда (хотя ему на момент триумфа в Канне исполнился лишь 31 год), к счастью, совпал с общественными переменами как в Польше, так и шире - в Восточной Европе, что, разумеется, было вызвано нарождавшейся «эпохой оттепели» в СССР после смерти Сталина и состоявшегося в 1956 году ХХ съезда. Не случайно «Канал» был показан в Москве во время Международного фестиваля молодёжи и студентов, удостоился Золотой медали среди игровых фильмов и затем выпущен в наш прокат - в отличие, например, от следующей вайдовской ленты «Пепел и алмаз», которая дожидалась официального выхода на советские экраны целых 7 лет.
Идеологическая система, по всей видимости, приняла «Канал» благодаря теме варшавского восстания 1944 года, даже несмотря на неоднозначность, а порой и ощущаемую безысходность трактовки писателем Ежи Стефаном Ставиньским драматических событий, личным свидетелем которых он был. А Анджей Вайда, имевший в юности военный опыт действий в Армии Крайовой, впервые заявил в «Канале» о своём экспрессионистском видении мира со склонностью к героико-трагическому пафосу и к символическим деталям. Романтизм творческой манеры Вайды в его первых работах 50-х годов, в том числе - и в «Канале», словно призван был преодолеть острый излом истории и отдельных человеческих судеб. Но уже через три года в «Лётне» постановщик придёт к осознанию того, что своеобразный «пейзаж во время битвы» приобретает черты некоторой искусственности. Только в одной из своих поздних картин «Перстенёк с орлом в короне» (1992) на основе книги Александра Сцибор-Рыльского (того самого, кто сочинил и «Человека из мрамора», и «Человека из железа») он вновь обратится к событиям варшавского восстания, поведав уже с лиризмом и горькой ностальгией об иллюзиях юных героев.
Если же говорить о прямом влиянии «Канала» на советских кинематографистов, то, безусловно, можно найти это в «Жажде» Евгения Ташкова (а оператором был молодой Пётр Тодоровский). В какой-то степени и в кинематографически экспрессивном прологе «Баллады о солдате» Григория Чухрая ощущаются отголоски вайдовского фильма (тем более что Чухрай со своим «Сорок первым» участвовал в конкурсе Канна в один год с «Каналом»), как и в последующих лентах «Мир входящему» Александра Алова и Владимира Наумова и «Иваново детство» Андрея Тарковского тоже усвоен опыт метафоризма на военном материале, свойственный «польской киношколе». А непосредственная перекличка с «Каналом» наиболее очевидна в картине «Проверено - мин нет» украинского режиссёра Юрия Лысенко и югославского постановщика Здравко Велимировича.
Но намного важнее то, что польские кинематографисты во главе с Анджеем Вайдой как будто показали путь наверх из «канализационной системы» тоталитарного режима, убедив на личном примере, что и в жёстких условиях идеологического диктата можно творить свободно и смело. И вместо Беломорканала и канала имени Москвы, которыми преувеличенно гордилась советская власть, есть другие выходы за пределы замкнутого существования в СССР. Так что вайдовский «Канал» оказался в новых условиях своего рода «окном в Европу».
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ночь, станция, фонарь, кино

    Меня как автора не может, конечно, не радовать то, как порою прочувствованно воспринимают фильм "...и будет дочь". Позвонила знакомая…

  • Благословение "Комсомольца Забайкалья"

    Хоть завтра и не круглая дата для комсомола, но отчего-то вспомнил, как мы, четырнадцатилетние школьники, всё-таки волновались, вступая в ряды ВЛКСМ,…

  • Переплюнул создателя "Бескрайней ночи"

    Американскую малобюджетную картину "Бескрайняя ночь", которая была снята Эндрю Пэттерсоном за 17 дней и потом отвергнута семнадцатью…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments