На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Недетская игра

Выбирая наиболее интересный для рецензии фильм из обширного творчества американского режиссёра Сидни Лумета, я решил в итоге остановиться на «Эквусе», снятом как раз в завершение второго успешного периода в карьере этого постановщика, а именно - в 1977 году. И дело не только в том, что данная картина вызвала моё любопытство ещё во время обучения во ВГИКе, более сорока лет назад, но как-то не довелось её с тех пор посмотреть. «Эквус» оказался знаменательным как в контексте других произведений Лумета, так и в сопоставлении с рядом англоязычных лент, появившихся в 70-е годы.
Конечно, немаловажно то, что фильм основан на очень популярной пьесе Питера Шэффера, которая была написана в 1973 году и выдержала свыше тысячи спектаклей в разных театрах Великобритании и США, включая бродвейскую сцену. Причём Питер Фёрт, молодой исполнитель роли неуравновешенного подростка Алана Стрэнга, оставался тем же самым, а вот актёры, игравшие психиатра Мартина Дайсарта, сменялись: Колин Блейкли, Энтони Хопкинс, Алек МакКоэун, Энтони Пёркинс и Ричард Бёртон. Последний из них снялся у Люмета наряду с Фёртом, которому уже было тогда 23 года, и он отказался от заглавной роли Калигулы в скандальной картине Тинто Брасса, где согласился участвовать Малколм МакДауэлл, прославившийся благодаря лентам «Если», «Заводной апельсин» и «О, счастливчик!».
Этот факт может показаться чистым совпадением (также и то, что Калигула ввёл своего любимого коня в римский Сенат, а герой «Эквуса» с детства был одержим лошадьми, и на латыни данное слово означает именно «конь»). Но Шэффер, один из братьев-близнецов, успешных в литературе и драматургии (позже он сочинит пьесу и сценарий «Амадей»), явно наследует не только традициям британского «театра рассерженных» (между прочим, Бёртон получил известность в фильме «Оглянись во гневе» по драме Джона Осборна), но и упомянутым картинам с МакДауэллом о юных бунтарях, которые открыто противостоят обществу и его нормам морали или же вынуждены под давлением системы как-то приспособиться к общепринятым порядкам.
Семнадцатилетний Алан демонстрирует столь же необъяснимую и изощрённую жестокость, как и Алекс из «Заводного апельсина», и его стихийный протест тоже связан с различными психопатологическими комплексами, формировавшимися под влиянием усиленно навязываемой его матерью религией и из-за всяких запретов со стороны старших. Детская мечта о дружбе с конём (автор пьесы, будучи сам открытым геем, воспринял не без изумления гомосексуальные аналогии в некоторых отзывах критиков) со временем переросла в безумную манию, которая привела к трагическим последствиям, когда Алан в порыве гнева решил ослепить шесть лошадей в конюшне, поскольку уже не был в состоянии вынести «глаза Бога», коим стал считать мифического Эквуса. Но ведь бунтарские настроения молодых героев просматриваются и в ряде лент самого Сидни Лумета («Из породы беглецов» с Марлоном Брандо, «Долгий день уходит в ночь» с Дином Стокуэллом, неожиданно интерпретированная «Чайка» с Дэвидом Уорнером в качестве Треплева, а очевиднее всего - «Детская игра», как бы предтеча «Эквуса»).

Однако и растерянный, мучающийся, страдающий, запутавшийся в собственных подспудных маниях доктор Дайсарт в исполнении Ричарда Бёртона, словно повзрослевший на двадцать лет Джимми Портер из экранизации пьесы «Оглянись во гневе», также не может обрести покой в своей душе. А в финале будто взваливает на себя все те якобы «Христовы страсти», которые одержимо испытывал его подопечный, попавший из-за этого в психиатрическую клинику. И у этого героя есть предшественники в фильмах Лумета, сыгранные Джейсоном Робардсом-младшим («Долгий день уходит в ночь»), Робертом Престоном («Детская игра»), Шоном Коннери («Правонарушение») и Аль Пачино («Жарким днём после обеда»). Интересно, что Бёртон, который сделал большую ставку на «Эквус», рассчитывая реанимировать свой «звёздный статус», но был весьма расстроен из-за коммерческой неудачи картины (хотя он и Фёрт стали номинантами «Оскара»), практически сразу снялся в отличном «Отпущении грехов» Энтони Пейджа по сценарию Энтони Шэффера, как бы развившего проблематику пьесы своего брата (а ещё можно провести параллели с упомянутой «Детской игрой»).
Следует ли вообще учителям, психиатрам и священникам прощать вовсе не невинные шалости и опасные шутки подростков, а их уже точно злонамеренные поступки, граничащие с преступлениями или таковыми являющиеся? И готовы ли отпустить самим себе те грехи, в которых так трудно и стыдно признаться - на психоаналитическом сеансе или в исповедальне?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments