На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Баварская болезнь

Пожалуй, вспомнился вполне закономерно из замечательного чехословацкого фильма «Алмазы ночи» (1964) Яна Немеца эпизод преследования по лесу двух юных парней-евреев, сбежавших из концлагеря, группой вооружённых немецких крестьян, которые вышли на эту «охоту» даже с немалым удовольствием, словно устроили азартный гон за диким зверем. Вот и ближе к финалу западногерманской ленты «Охотничьи сцены в Нижней Баварии» 31-летнего дебютанта Петера Фляйшманна, созданной по пьесе Мартина Шперра (написал её всего лишь в 22 года и сам сыграл главную роль Абрама Крюгера, ставшего неугодным для жителей родной деревни), тоже возникает схожий мотив одержимой поимки «отщепенца».

А потом эти «добропорядочные бауэры», считающие, что исполнили свой долг, не позволив нарушителю их морального спокойствия вновь уехать в город, где Абрам успел побывать в тюрьме за нетрадиционную сексуальную ориентацию, встречаются на большом застолье по случаю грядущего переизбрания бургомистра. И тот приветствует их сверхкраткой речью, состоящей только из одной фразы: «Всем - пива!». Так что можно сказать, что сельский народ жаждет лишь пива и зрелищ, а унижение и последующая охота на человека, смеющего отличаться от других, которые порою ведут себя более беспутно и безнравственно, как раз и является своего рода зрелищем для толпы, сопоставленной не без язвительности со стадом свиней.
Но надо отдать должное культурным властям тогдашней ФРГ, что два года подряд (в 1969 и 1970) отмечались Государственными премиями за лучшие фильмы такие остросоциальные и будоражущие общественное мнение произведения, как «Охотничьи сцены в Нижней Баварии» и «Катцельмахер» (причём режиссёр Райнер Вернер Фассбиндер исполнил роль турка-эмигранта, презрительно называемого «катцельмахером», то есть «кошкотрахателем»). Любопытно, что в картине Фляйшмана впервые сообщает об иных наклонностях деревенского парня девица по имени Паула, которую играет Ханна Шигулла, одна из постоянных актрис Фассбиндера, конечно же, осведомленная насчёт его пристрастий. А ещё фигурируют на экране три турка, тоже третируемые местными обитателями, впрочем, не с такой злобой и ожесточённостью, как «предатель» немецкой нации, которому уж точно было бы не миновать скорой расправы в прежние времена, о чём упоминает одна из жительниц не без доли ностальгии.
Вот тут наверняка будет оправданной ассоциация не только с преследованием всех инаковых в пору существования Третьего рейха, но и со знаменательно баварским подтекстом прихода нацистов к власти, когда всё начиналось с «пивного путча» в Мюнхене. И если перефразировать название более позднего и тоже удачного фильма «Гамбургская болезнь» Петера Фляйшманна, его уже в начале творческого пути интересовало то, как общество в целом и чуть ли не весь народ способны заразиться неведомой чумой, «баварской болезнью», толкающей на участие в охотничьих сценах далеко за пределами Южной Германии. Собственно говоря, и самая последняя лента «Трудно быть Богом», не очень-то получившаяся у Фляйшманна экранизация повести братьев Стругацких, должна была свидетельствовать о том, что подобные болезненные процессы внутри человеческих сообществ могут завести туда, где люди практически не отличаются от зверей.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments