На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Лучший период в творчестве Пупи Авати?

Я видел раньше один из лучших фильмов итальянского режиссёра Пупи Авати - "Выпускной бал", относящийся к середине 80-х годов. Пожалуй, именно тогда, начиная с ленты "Мы втроём" в 1984 году и заканчивая картиной "Магнификат", созданной в 1993 году, Авати пережил наиболее интересное десятилетие в собственной кинокарьере. Его начали приглашать в конкурсные программы Венецианского и Каннского фестивалей, в 1989 году оказался в составе жюри в Венеции. А главное - современные и исторические фильмы данного постановщика стали как бы менее жанровыми, то есть приближенными к реалистической традиции, являясь социально-психологическими драмами, иногда с ретро-нотками ("Служащие", "Выпускной бал", "Рождественский подарок", "История парней и девушек", "Бикс", "Братья и сёстры"), или же представляя по-новому, в необычной манере очень давние события ("Мы втроём", "Магнификат").
Это особенно проявилось в религиозной притче, чьё название - первое слово из молитвы на латыни: "Magnificat anima mea Dominum", что означает: "Величит душа моя Господа". Повествование распадается на несколько линий: юную девушку отправляют в монастырь; богатый аристократ ожидает собственную смерть; один из его внебрачных сыновей станет наследником, но больше хочет получить какой-то знак от отца после ухода на тот свет; одна из любовниц короля надеется родить мальчика; молодая пара должна сочетаться браком; палач после смерти сына находит себе нового помощника; мужчина, которому предстоит быть их жертвой, рассчитывает доказать свою невиновность; монах странствует по монастырям, записывая тех, кто умер за последний год... И всё это происходит во время Страстной недели в X веке в Тоскане.
Возможно, автор излишне грешит закадровым комментарием, но с другой стороны, масса сообщаемых подробностей об обычаях и ритуалах весьма отдалённой эпохи придаёт данной картине исчерпывающую историческую полноту. А финал не может не тронуть неизбывным человеческим упованием на то, что есть жизнь после смерти, и где-то существует Бог. Между прочим, зачатки этой темы присутствовали в последней трети очень неровной, порою вульгарно-ёрнической ранней ленты Пупи Авати - "Мазурка барона, святой и фигового дерева", где отъявленный богохульник и циник неожиданно проникался возвышенно-духовным пафосом, приняв шлюху за святую, способную исцелить любого, кто вознесёт молитву у древнего фигового дерева.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments