На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

А правообладатели запретили этот фильм на ivi.ru

Поэтому мне придётся разместить свой текст о "Сердце мира" на трёх собственных площадках в Интернете.

Алабай, ты меня не облай!

Вообще-то я не собирался писать рецензию на фильм «Сердце мира» Натальи Мещаниновой. Однако мне пришлось поговорить о нём в очередном выпуске видеоблога «Контрапункт». Ну, и то, что эта лента вписывается в определённую тенденцию, существующую как в российском, так и в мировом кино (не случайно, что картину взяли для показа на ряде международных фестивалей), и даже соответствует моде на своеобразный «дауншифтинг», когда люди в разных странах предпочитают бежать прочь от цивилизации - вроде как «назад к природе», заставляет присмотреться к ней повнимательнее.
Наверно, можно считать «Сердце мира» своего рода продолжением предыдущего фильма Мещаниновой - «Комбинат Надежда», поскольку нетрудно себе представить, что главный герой по имени Егор вполне был способен прежде тусоваться бесцельно и тупо среди изнывающей от пустоты существования молодёжи какого-либо из российских городов, но всё же нашёл в себе силы и желание демонстративно порвать с былыми связями, включая родственные, и удалиться куда-то в леса, на так называемую притравочную станцию. Там занимаются тем, что тренируют собак для охоты на лис, разводимых в этом же хозяйстве, что вызывает раздражение и злобные нападки со стороны экстремистски настроенных молодых представителей движения «зелёных».
Хотя отношение самих авторов ленты остаётся довольно двойственным к тому, что их основные герои, проживающие на данной станции, так или иначе участвуют во всё-таки жестоких охотничьих ритуалах. И они тоже являются необходимыми винтиками этой системы «узаконенного убийства», даже если с большим сочувствием, особенно Егор, общаются с животными - и с собаками породы алабай, и с лисами, которым уже нет места в дикой природе, поскольку привыкли жить в клетках. Как раз предфинальная сцена, на которой следовало бы закончить картину, впечатляюще демонстрирует, что человек способен чуть ли не слиться с животным миром, потому что среди людей он ощущает себя более потерянным и чуждым.
Вообще-то странно, что на притравочной станции Егор ведёт себя как пришлый, совсем посторонний, пребывая на положении то ли наёмного работника, то ли батрака. И развитие его тайной любовной связи с взрослой дочерью начальника станции, у которой есть сын, неизвестно от кого рождённый, должно было бы по логике событий завершиться законным союзом - это ж не тот драматический случай, известный ещё по рассказу «Леди Макбет Мценского уезда» Николая Лескова, когда крепостной соблазняет хозяйку (на самом-то деле она - его). Несомненна непрояснённость отношений, имеются явные недоговорённости по поводу прошлого в судьбах героев, невнятна общая позиция насчёт того, что некое «сердце мира» якобы заключено там, где в лесном раю обособленное пристанище больше похоже на охраняемую зону (не хватает только вертухаев на вышках вдоль периметра!).
Надо сказать, что замысел оказывается куда интереснее его воплощения - прежде всего, это касается первой половины фильма, в которой его создатели долго не могут определиться, что хотели бы заявить urbi et orbi. Возникает стойкое ощущение, что они занимаются малополезным делом «тавтологизации действительности», то есть дотошно и без вмешательства извне фиксируют хладнокровно и бесстрастно всё, что попадает в поле зрения камеры. В документальном кино мы хотя бы знаем, что перед нами - подлинная, а не инсценированная реальность (впрочем, это не исключает некоторой придуманности ещё и в хроникальных картинах), а вместо исполнителей - живые люди. Вот в «Сердце мира» наиболее полнокровным персонажем, живущим в собственное удовольствие, представляется лишь местный участковый, щедро сыгранный Евгением Сытым. И есть определённая заданность, своеобразное резонёрство в других героях, особенно в Егоре.
Он как будто обязан доказать нам, что тот, кто словно в руссоистском порыве надеялся остаться наедине с собой и с природой, поместив сердце мира туда, где сам поневоле превратился в «пуп земли», всё равно не может убежать от грехов и соблазнов человеческого существования. Алабаем-то никогда не станет, пусть ему удастся только на одну ночь смимикрировать под собак в клетке!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments