На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Category:

Куда уходит время

Если ещё можно как-то объяснить катастрофический коммерческий провал фильма «Врата рая» Майкла Чимино, вроде бы приведшего к финансовому краху компанию «Юнайтид Артистс», одного из мейджоров Голливуда, то категорическое художественное неприятие этой ленты, которую даже удостоили нескольких позорных премий «Золотая малина», в том числе за музыку (она-то чем не угодила?), действительно поражает. Конечно, картина немало пострадала от монтажа, когда её решили сильно сократить. Однако надо быть совсем слепым и совершенно не чутким критиком, чтобы вообще не заметить в прокатном варианте по-настоящему восхитительные сцены - не только с привлечением большой массовки (что Чимино любит и поистине умеет делать), но и абсолютно камерные, лирические и поэтические, особенно во взаимоотношениях двух главных героев с Эллой, которая никак не выберет, кого из этих мужчин ей следует предпочесть.
Вполне вероятные предположения, что в самый канун наступления «неоконсервативной эпохи Рейгана» могла разозлить многих американцев дотошность и основательность Чимино в подходе к одной из самых неприятных страниц в истории страны, к так называемому «делу округа Джонсон» о жестоком преследовании и уничтожении европейских иммигрантов разных национальностей местными представителями Ассоциации скотоводов, всё-таки нельзя сбрасывать со счёта. Тем более что тогда почти не ведали о столь ныне модном понятии, как политкорректность, согласно которой надо максимально терпимо относиться к любым меньшинствам и, наоборот, осуждать всякие проявления шовинизма, морального и физического. И по иронии судьбы, ныне в США осуждают Майкла Чимино, которому при жизни досталось почти за все его произведения от недовольных и оскорблённых тем, как они были представлены на экране, уже за… ура-патриотичность «Охотника на оленей», в своё время награждённого «Оскарами» за фильм и режиссуру. Как ни парадоксально, американские критики сейчас смыкаются с советскими, которые в 1979 году демонстративно покинули Западноберлинский кинофестиваль в знак протеста против данной ленты о Вьетнаме, не успев вообще посмотреть её!
Кстати, сам Чимино наотрез отказывался трактовать свою картину как антивьетнамскую и заявлял, что политика его практически не интересует, а гораздо важнее и значимее человеческие судьбы в тот сложный момент жизни, когда герои так или иначе вынуждены расстаться с собственными иллюзиями. Пожалуй, является верным одно из замечаний, встреченных в Интернете, что все работы Майкла Чимино - о горечи утраты извечной Американской мечты. И как раз во «Вратах рая» это очевиднее всего, поскольку действие разворачивается будто бы на протяжении трети века, хотя фактически даются три момента из судьбы Джеймса Эйверилла: 1870 год, когда он - выпускник Гарварда, двадцать лет спустя - в статусе шерифа в округе Джонсон, и 1903 год - на борту небольшого корабля у побережья Роуд-Айленд. Причём что-то остаётся явно недосказанным - например, его взаимоотношения с той девушкой, которую мы реально видим в университетских сценах, а потом лишь на фотографии в двух иных отрезках времени.
Своего рода «любовный треугольник», который присутствовал в «Охотнике на оленей», словно повторен во «Вратах рая». Но вот по какой-то странной ассоциации что-то в этом фильме может перекликаться… с эпической гангстерской сагой «Однажды в Америке» Серджо Леоне, между прочим, тоже ставшей жертвой губительных сокращений в прокате США. Хотя лента Леоне была снята чуть позже, но именно по идее безвозвратно потерянного времени (и огромный хронометраж поэтому принципиален для обоих произведений) она соотносится с творением Майкла Чимино, показательным ещё и по той причине, что подобный opus magnum создан им перед сорокадвухлетием, когда различные режиссёры порою неожиданно выступают с какими-то личными и вообще исповедальными произведениями.
Чимино, который никогда, в общем-то, специально не изучал никакие кинематографические дисциплины (а из тех, кто на него наиболее повлиял, наоборот, упоминал архитекторов, художников или хореографов), однажды сказал, что кино - это как домашние фильмы, отражающие прошлое. Вот подобная интонация словно персональной картины из жизни Эйверилла, разумеется, чувствуется во «Вратах рая». И особенно обидно, что в прокатной версии были вырезаны самые проникновенные, душевные, действительно волнующие эпизоды танцев, катания на роликах в здании, которое так и называется - «Врата рая», прогулок пешком и на лошади, запряжённой в коляску…
Эти вроде бы внесюжетные моменты, однако выражающие лучше всего суть кинематографа как записи движения (кстати, Майкл Чимино ссылался на высказывание Джона Форда, классика вестернов, что в кино просто нельзя оторваться от скачущих лошадей, вида гор и от танцев), оказываются в полном варианте необходимым камертоном и своеобразной подсказкой для более верного понимания фильма не только в качестве исторического эпоса о давно минувшем, но и в форме личного дневника главного героя. Он переживает резкие скачки во времени и в собственном возрасте - где-то от двадцати пяти и почти до шестидесяти лет - как всё более явственный и потому особо печальный урон, что куда-то исчезли идеалы и мечты молодости, одни друзья предали и перешли на сторону врагов, а другие погибли, возлюбленные покинули или тоже встретились с неадекватным насилием и смертью. Непреодолимое одиночество и экзистенциальная тоска ожидают персонажа Криса Кристофферсона в финале, несмотря на кажущееся внешнее благополучие.
Между прочим, приглашение именно этого кантри-певца и актёра на данную роль наверняка было связано с желанием Чимино отдать должное замечательному «метафизическому вестерну» Сэма Пекинпа «Пэт Гэррет и Билли Кид», тоже обезображенному при монтаже из-за диктата продюсеров. Пекинпа даже появлялся в первоначальной, более чем пятичасовой версии в эпизодической роли… палача. А ещё немаловажно, что возникающая по ходу повествования аллюзия на другой «нетрадиционный вестерн» - «МакКейб и миссис Миллер» Роберта Олтмена, тоже может быть оправданной: отчасти сюжетно, а ещё из-за сотрудничества с оператором Вилмошем Жигмондом. Такие перекрёстные ссылки как раз способствуют постижению нужного контекста, в котором несомненно существует лента «Врата рая», возникшая отнюдь не на пустом пространстве, пусть сам постановщик не был склонен делиться признаниями насчёт своих кинематографических пристрастий.
Главное же - спустя почти сорок лет после выхода на экран, а особенно после появления на DVD в 2012 году варианта на 218 минут, когда кое-кто из поносивших картину Майкла Чимино изменил своё мнение на прямо противоположное, даже назвав «пропущенным шедевром», выясняется, что «Врата рая» - живое и актуальное кино (тема нашествия иммигрантов и отношения к этому местных жителей вообще стала чересчур злободневной в разных странах), совсем не утратившее силы своего эмоционального воздействия, а может, приобретшее со временем какое-то новое измерение художественной убедительности. Право же, в сегодняшнем конвейерно-компьютерном кинематографе Голливуда и его окрестностей мастерство Чимино при работе с запечатлённым на плёнке реальным материалом, а не воссозданным при посредстве новых технологий представляется особенно ценным. Фильм уже кажется классическим, как и мелодия вальса «На голубом Дунае» Иоганна Штрауса, звучащая ностальгически, иногда еле слышно. Наверно, время уходит в нашу общую память.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments