На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Верните врагов на экран!

На днях вспомнил про свою статью , написанную ещё в 1998 году. И подумал, что она по-прежнему актуальна, как и почти двадцать лет назад

Каждый вроде бы знает, что кино - это иллюзорное искусство, а Голливуд - «фабрика грёз». Тем не менее, даже критики порой по-зрительски обманываются, принимая на веру и слишком всерьёз то, что им преподносится с экрана. И теперь опять с обидой в голосе заговорили об оскорблении русских в американских боевиках типа «Самолёт президента» или «Святой». Ну, никак эти янки не отвяжутся от надоедливого образа врага, которым, как жупелом в эпоху «холодной войны», вновь пугают сограждан угрозой «красного рассвета».
Если заглянуть в Internet и справиться по поводу наличия фильмов по русской или хотя бы коммунистической тематике (наконец, по присутствию в их содержании отголосков «холодной войны»), окажется, что это количество незначительно, как и число лент о политических репрессиях и диктатурах. Но далеко вперёд вырвались картины о террористах и шпионах - первых насчитывается 95, а вторых - аж 522 (надо непременно отметить, что в кинобазе имеются ещё восточноевропейские, а также советские фильмы - какой-нибудь наш «Бармен из "Золотого якоря"»). И это абсолютно закономерно!
Потому что приключенческий жанр (от боевика до триллера) требует непременного остросюжетного конфликта, который, в свою очередь, до зарезу нуждается в образе врага: от инопланетянина до коммуниста, от азиата или араба до ирландца и русского - для того чтобы зритель, спокойно жующий свой поп-корн, сидя в кинотеатре где-нибудь на Аризонщине, вдруг испытал беспокойство, что буквально в этот момент может происходить «вторжение в США» - не столь важно: космическое или террористически-мафиозное.
Конечно, нельзя не согласиться, что враг или чужак (enemy-alien) меняется иногда в явной зависимости от политической ситуации в мире вообще и в США в частности. Но японцы и китайцы, корейцы и вьетнамцы, несмотря на имевшееся в действительности их военное или идеологическое противостояние с американцами, так и не стали «излюбленными врагами» в кинематографе. Более того, в лентах типа «Маньчжурский кандидат», «Председатель» и «Рэмбо: первая кровь, часть II» обязательно (прямо или косвенно) были задействованы русские, а во всех интригах так или иначе ощущалась «рука Москвы». Даже высадка на Гренаду в картине «Гряда, где разбиваются сердца» и так называемая «война в Заливе», косвенно упоминаемая в паре фильмов (например, в «Мужестве в бою»), являются лишь редкими исключениями из правила.
А существование советской империи на целые десятилетия обеспечило поставку безотказных сюжетов для Голливуда - от довоенных лент «Ниночка» и «Товарищ Икс» об агентах НКВД до первых послевоенных картин «Железный занавес», «Конспиратор» и «Стальной кулак». В 50-е годы стало модным связывать воедино фантастику и идеологию - в качестве казуса можно привести фильм «Красная планета Марс» (1952), где один лишь цвет планеты провоцировал авторов на нехорошие предположения.
Многие последующие события истории - воздвижение Берлинской стены, Карибский кризис, начало преследования диссидентов в СССР, вторжение советских войск в Афганистан - оказывались настоящими подарками для кинематографистов, которым вообще не надо было ломать голову над придумыванием захватывающих сюжетов. И даже широкое распространение в реальной жизни диверсий арабских (чаще - палестинских) террористов, провокационных действий латиноамериканских повстанцев или вызывающих операций мафиози из колумбийских наркокартелей не могло поколебать прочные позиции врагов из России, хотя нередко приступы подобной шпиономании язвительно высмеивались самими американцами (допустим, в ленте «Шпионы как мы»).
Как точно заметил в одном из телеинтервью Андрей Кончаловский (правда, сославшись на шутливое мнение знакомого англичанина), вся беда русских в том, что они - белые. То есть иной цвет кожи (чёрный, жёлтый или просто смуглый) у злых и мстительных киногероев поневоле заставляет подозревать создателей в проявлении определённого расизма, а значит - в демонстрации своего наплевательского отношения к политкорректности, которая стала своеобразной «священной коровой» для американских кинематографистов, особенно в 90-е годы.
Впрочем, есть ещё непокорные воины из ИРА, которые не только устраивают террористические акции против ненавистных британцев, но и могут экспортировать свою преступную деятельность за океан («Игры патриотов», «Сметённые огнём», «Собственность дьявола»). Однако и они используются в кино лишь спорадически и не годятся в «перманентные враги» отнюдь не из-за всё той же политкорректности, которая вообще (если уж очень надо) может носить избирательный или иллюзорный характер. Просто дело в том, что северные ирландцы (какие бы недостойные средства борьбы они ни применяли) так или иначе выступают как страдательные фигуры, словно колонисты, подобные тем же янки, но двести с лишним лет назад, которые отстаивали свою независимость от Великобритании. И уже поэтому они не представляются посланниками «империи зла», способной покуситься на «страну демократии», осенённую статуей Свободы. Зато русские - просто идеальные враги из всех земных, а не инопланетных существ.
Правда, бывали моменты, когда даже советские граждане выглядели на американском экране вполне человечными и душевными людьми, открытыми для общения и взаимопонимания. Так ведь и в кинофантастике иногда берёт верх спилберговская идея «Близких контактов третьего вида», а ещё выясняется, что в первую секунду пугающий Е.Т., Инопланетянин - милое и кроткое создание, так сказать, внеземной Чебурашка, с которым может подружиться любой ребёнок. Вот и картины типа «Удивительная милость и Чак» или «Русские» об американских детях, желающих предотвратить ядерную войну и дружить с русскими, соседствовали, между прочим, в 80-е годы, то есть в рейгановскую эпоху с резко охаянным в советской прессе фильмом «Красный рассвет», где подростки, наоборот, хотели спасти Америку от коммунистического вторжения. Кроме того, в годы второй мировой войны, когда СССР и США были членами антигитлеровской коалиции, выпускались вполне гуманные и пропагандистски дружественные нам ленты - «Северная звезда», «Миссия в Москву».
Кстати, тут можно вспомнить не без пользы, как трактуются образы гитлеровцев в американском кинематографе. Речь не идёт о военных драмах и даже о приключенческо-шпионских картинах, в которых фашистские агенты тоже, случается, выглядят ничуть не умнее, чем в советском «Подвиге разведчика». Карикатурно-комические персонажи из киносериала об Индиане Джонсе, комедий с участием Мела Брукса или из пародии «Совершенно секретно!», где современные агенты спецслужбы из ГДР представлены как клишированные гестаповцы и эсэсовцы, да и многое другое, нелицеприятно воспроизведённое на американском экране, тоже могло бы стать поводом для обиды на национальной почве, но уже не нас, а того же Вольфганга Петерсена, режиссёра «Самолёта президента», посмевшего нагло опорочить русских.
Хотя именно американцы одними из первых воздали этому самому Петерсену по заслугам, когда он в 1981 году сделал потрясающий фильм «Лодка» о немецких подводниках в годы войны, а на Московский кинофестиваль в 1983 году ленту, по наивности присланную из ФРГ, не допустили даже на просмотр отборочной комиссии, по сути дела, арестовав и спешно направив в спецхран, чтобы никто, не дай бог, не увидел такой недопустимой крамолы, что воины рейха - тоже люди.
Как раз в Советском Союзе меньше всего думали о человечности и политкорректности, подозревая собственных граждан в проявлении абстрактного гуманизма и космополитизма, насаждая ксенофобию и антисемитизм, раздувая порочную страсть к поиску внешних и внутренних врагов везде и повсюду. Если просмотреть список самых кассовых картин советского проката, там нетрудно обнаружить устойчивое доминирование произведений именно о шпионах и разведчиках, а среди иностранных агентов, засылаемых на наши просторы или действующих где-то далеко в сфере столкновения национальных интересов двух полярных общественных систем, столь же велик процент персонажей с американским акцентом. Всюду нам мерещились цэрэушники, а вот им - кагэбэшники. «ТАСС уполномочен заявить...» - «Ассошиэйтед Пресс» вынужден ответить. Два мира - две идеологии. В фильме «Нет выхода» помощник министра обороны США оказывается законспирированным советским агентом! Жаль, что мы не сняли в качестве контраргумента ленту под названием «Не ждали» - о том, как референт генерального секретаря ЦК КПСС сознаётся в сотрудничестве с ЦРУ.
В конце концов (до этого послушно поиграв вместе с нами какое-то время в игры под названиями perestroika, glasnost’ etc.), американцы благополучно вернулись к привычному образу врага из России (и теперь им уже не надо глупо путать USSR и Russia), что в большей степени подтверждает вовсе не ненависть или просто неприязнь к русским. Помимо чисто утилитарных коммерческих задач (что ни говорите - любой веками проверенный драматургический конфликт срабатывает безошибочно, когда один давний соперник лучше новых двух), янки вольно или невольно выказывают нам своё уважение, выбирая в качестве единственно достойных и по-прежнему угрожающих противников.
Чего им бояться какой-то Японии или Германии, которые к тому же были биты на полях подлинных сражений. А с Россией напрямую схлестнуться не удалось - да и не приведи Господь! Лучше драться в кино, устраивать лихие «звёздные войны», стычки в воздухе, на воде и на суше. И можно в собственное удовольствие и без последствий оттянуться, послав к такой-то матери всю эту пресловутую политкорректность. Благодаря чему добиться большого успеха... и вызвать излишне психованную реакцию у вдруг возжелавших исконного патриотизма российских критиков.
Любопытно, что они в упор не заметили более оскорбительных выпадов в наш адрес (и, между прочим, относительно личной персоны Ельцина) в откровенно беспомощных с художественной точки зрения и, кстати говоря, с треском провалившихся в прокате США таких опусах, как «Полицейская академия-7: Миссия в Москве» и «Максимальное ускорение». Первый был показан по ОРТ - ноль внимания, никакого отрицательного резонанса. Но стоило появиться кассовой картине «Самолёт президента» (сборы в США - $172,6 млн., а по всему миру - $312,5 млн.), как моментально это вызвало неодобрение тех, кто очень не любит видеть других процветающими и богатеющими (вспомните, как многих раздражал коммерчески сверхудачный прокат, казалось бы, незрелищного «Списка Шиндлера», собравшего в мировом прокате $321,2 млн.!).
Но какой криминал заключается в том, что талантливый режиссёр и не менее способный кинобизнесмен умеет извлечь деньги почти из всего, к чему прикасается! Ведь и наш гениальный творец произнёс афористично метко: «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать». И почему бы в качестве рекламного слогана, повышающего спрос на кинопродукцию, не использовать фразу: «Русских врагов на продажу!». Сработало - отлично, нет отклика - давайте искать что-то другое. Только не будем ко всему подходить с мерками политкорректности, которая напоминает особу, кичащуюся своей девственностью в то время, как уже познала все формы иных сексуальных контактов.
А наше отечественное кино, вероятно, пребывает в вялотекущем маразме, поскольку не может и не хочет вернуться хотя бы к тому обделённому и идеологически цензурированному (ну, чем не та же политкорректность?!) жанровому разнообразию, которое худо-бедно всё-таки имелось в годы существования советской империи. Верните врагов на экран! Пусть это будет Чубайс как агент МВФ или инженер Тютькин, продавший американцам секрет изготовления русской самогонки. Опять хочется фильмов про шпионов!
1998
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments