На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Горе от ума

Дипломный спектакль «Мизантроп» актёрского курса Дмитрия Певцова и Ольги Дроздовой в Институте современного искусства, поставленный Борисом Хвостовым по режиссёрскому плану Анатолия Эфроса (сам Хвостов участвовал как актёр в версии 1986 года в театре на Таганке) я увидел первым, а уж потом решил ознакомиться с другими интерпретациями, которые всё-таки не перебили сильного впечатления от варианта в исполнении студентов. И дело даже не в том, что вообще трудно избавиться от первоначального удивления, насколько актуален и даже злободневен текст знаменитой пьесы Жан-Батиста Мольера, сочинённый 351 год назад.
Всё то, что при дворе и в свете окружает,
Всё то, что вижу я, глаза мне раздражает;
Впадаю в мрачность я и ощущаю гнёт,
Лишь посмотрю кругом, как род людской живёт!
Везде - предательство, измена, плутни, льстивость,
Повсюду гнусная царит несправедливость;
Я в бешенстве, нет сил мне справиться с собой,
И вызвать я б хотел весь род людской на бой!
Даю в переводе Татьяны Щепкиной-Куперник, поскольку не смог найти в Интернете версию Михаила Донского, которая мне очень понравилась благодаря естественности и живости звучания стихотворных строк. Кстати, Эфрос трижды ставил пьесы Мольера именно в переводе Донского - «Дон Жуан», «Тартюф» и «Мизантроп», и два первых спектакля, увиденные мною на сцене (соответственно - в театре на Малой Бронной и во МХАТе), принадлежат к числу самых любимых, хотя я не такой уж заядлый театрал. А последнюю в жизни постановку Анатолия Эфроса я не смог посмотреть хотя бы в видеозаписи, потому что звук катастрофически не совпадал с изображением - пришлось послушать аудиовариант, в котором мне не показался убедительным Валерий Золотухин в роли Альцеста, чересчур аффективно и с напором произносящий умный и язвительный текст Мольера. Куда удачнее была по жеманной и капризной манере подачи словесного материала Ольга Яковлева, игравшая Селимену, однако для этой актрисы вообще свойственно подобное существование в образе, из-за чего многие не способны её воспринимать и, увы, принимать.
Между прочим, и в свежем спектакле «Комеди Франсэз», осуществлённом в 2015 году (а прямая трансляция велась в феврале 2017-го - и есть запись в Интернете), мне больше понравилась Аделин Д’Эрми в роли Селимены. Слово «свежий», употреблённое вроде бы для определения совсем недавнего происхождения данной постановки, может также быть применённым в качестве похвального эпитета, что в классическом французском театре попробовали как раз по-современному и без лишнего пиетета взглянуть на знаменитое произведение прославленного автора «умных комедий». Вот, кстати, пришло на ум поистине точное выражение, свидетельствующее не только о стиле целого ряда творений Жан-Батиста Мольера, но и о волнующей автора (и продолжающей волновать зрителей на протяжении столетий) «вечной проблеме» - что человеку думающему, тонко чувствующему, совестливому, не принимающему лицемерие мира и пытающемуся восстать против всеобщего вранья, всегда суждено переживать «горе от ума». Отечественный Чацкий, выведенный в комедии Александра Грибоедова, вполне годится в наследники и союзники честного и бескомпромиссного мизантропа Альцеста.
Достоинством студенческой интерпретации этой пьесы Мольера является, помимо безусловной молодости всех исполнителей (а ведь большинству персонажей «Мизантропа» действительно немного лет: в частности, упоминается, что успевшая стать вдовой Селимена - всего лишь двадцатилетняя!), чрезвычайная живость, мощная энергетика и, я бы сказал, драйвовость существования на сцене, прежде всего, заглавного героя в блистательном исполнении Алексея Фокина. Юный актёр был заводным персонажем с хлещущим через край ощущением полнокровной жизни ещё в роли Лёхи Кебина по прозвищу Шива из рассказа «Танцующий Шива» в спектакле «Светлые души» по произведениям Василия Шукшина. Но там рвалась наружу, выплёскивалась неостановимым потоком стихия неуправляемого народного характера.
А в «Мизантропе» благородный (в том числе - по происхождению) герой изо всех сил стремится удержаться в рамках приличия, принятых в чинном обществе, но уже не может больше терпеть и постоянно срывается на гневные филиппики в адрес всего и вся. Он - невероятно умный и всё на свете понимающий, однако страдающий и мучающийся от этого знания, не находящий да и не желающий найти себе места в том мире, где все притворяются, интригуют, играют различные роли в зависимости от ситуации. Лишь Альцест всегда равен самому себе, даже когда заблуждается насчёт Селимены. Он поразительно искренен и бесконечно простодушен - нет, прекраснодушен! Подзаголовок пьесы - «Нелюдим» - отнюдь не означает, что наивно честный и прямой человек, спорящий со всеми и по поводу всего, не способен быть среди людей, поэтому вынужден в финале сказать нечто типа «Прочь из Парижа, тут я больше не жилец!». Скорее, его окружают те, кого вообще следовало назвать «нелюдями», а Альцест - единственный нормальный и живой среди умерших ещё при жизни. В каком-то смысле Альцест - явная антитеза Тартюфа, чья сущность зиждется на лжи и лицемерии. На самом-то деле, мольеровский мизантроп куда сильнее любит людей и всё человечество, нежели они ненавидят его.
Ещё надо добавить, что дипломный спектакль в ИСИ по-хорошему прост в постановке, минималистичен и на удивление лёгок, чуть ли не воздушен в произнесении большого количества стихотворного текста. И я настоятельно советую посмотреть эту версию «Мизантропа», что можно сделать уже завтра, 17 июня, в 18 часов в зале на втором этаже в здании по адресу: улица Новозаводская, 27А, по соседству с бывшим ДК имени Горбунова, где теперь находится Театр мюзикла.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments