На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Нападая на "икону российской кинокритики"

Из статьи 1994 года под названием "Дети в песочке играли в совочки"

Сергей Добротворский, только что пропев дифирамбы «Бешеным псам» Квентина Тарантино и, на мой взгляд, сомнительной с моральной точки зрения ленте «Сатана» Виктора Аристова, обрушился в газете «Коммерсантъ» на «Соломенных псов» Сэма Пекинпа. Он обвинил якобы «псевдоморальную басню» в «ужасе и свинстве», а самого постановщика - в безнравственности, скандальном характере и пьянстве, но всё же несколько раз оговорился насчёт его безусловной талантливости. И на том спасибо!
Но мне кажется, что критики застойных лет, поминаемые ныне с язвительной усмешкой, заслуживают прощение за своё вынужденное следование идеологическим догмам. Баскаков и Капралов, которые неистовствовали по поводу антигуманизма Пекинпа и прочих ренегатов, были в каком-то смысле бесхитростнее, честно отрабатывая своё место у «кормушки». А сегодняшние ревнители нравственности подвержены бесконтрольной вкусовщине, навязчивой реализации на страницах печати собственных комплексов и маний, нередко мешающих им адекватно воспринять тот или иной фильм...
Интеллектуал Добротворский, также замешанный в сочинении российского варианта годаровского шедевра «На последнем дыхании» (а ведь герой крадёт машины и убивает людей - он морален?!) на петербургской почве в качестве фильма «Никотин», который выглядит манерным, лишённым естественности и жутко провинциальным, видимо, пользуясь своими давними впечатлениями от просмотра «Соломенных псов», откровенно всё перевирает. По его трактовке, герой Дастина Хоффмена, с немыслимой жестокостью расправившись с обидчиками из английской деревушки, в конце картины увозит на машине присмиревшую жену и улыбается рассеянно, почему-то не помутившись рассудком после всего происшедшего.
Критик сочиняет удобный для себя финал, абсолютно не восприняв генеральную для всего творчества Сэма Пекинпа мысль об отверженности и бездомности неприкаянных персонажей - сельского полудурка, который случайно задушил девушку и чуть было не стал жертвой самосуда со стороны толпы, и интеллигента-математика, попытавшегося противостоять, конечно, с превышением средств самообороны разгулу беззакония, а значит, и аморальности. Как можно было не услышать последний диалог этих изгоев, «соломенных псов»: «Но я не знаю дороги домой» - «Я тоже не знаю дороги домой».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments