На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Четыре

Долго раздумывая, как мне назвать рецензию на прославленный фильм «Дорога» Федерико Феллини, я решил остановиться в итоге на самом простейшем, вернее - обыгрывая тот же принцип, согласно которому итальянский маэстро присвоил своей самой знаменитой картине всего лишь порядковый номер «Восемь с половиной», если считать его короткометражки и ещё дебютную ленту «Огни варьете», снятую пополам с Альберто Латтуадой. В таком случае «Дорога» - это именно «Четыре».
Данный фильм был задуман Феллини вместе с соавтором сценария Туллио Пинелли ещё во время съёмок «Белого шейха» - и по первоначальному замыслу роль язвительного канатоходца Матто (то есть Безумца) собирался играть Альберто Сорди, который также снимался и в «Маменькиных сынках». Но рассорился с режиссёром - и больше никогда не сотрудничал с ним, за исключением краткого появления в качестве самого себя спустя почти двадцать лет в «Риме». А на мужские роли в «Дороге» были взяты американские актёры Энтони Куин и Ричард Бейсхарт. Однако самое удивительное и даже непостижимое: оказывается, Джульетта Мазина отнюдь не являлась первой и единственной кандидатурой, чтобы предстать на экране своего рода «Чарли в юбке» - смешной, наивной, простодушной, трогательной и как бы блаженной Джельсоминой, вовсе не красавицей, а дурнушкой и глупышкой рядом с чудовищем-зверем Дзампано, цирковым артистом, эффектно разрывающим чугунную цепь на собственной груди.
Хотя именно Мазина в качестве «белого клоуна в женском обличье» - это ведь главное художественное открытие, поистине уникальное явление, феномен искреннего и в то же время искусного существования в образе ещё одного «шута Божьего», если вспомнить о том, что Федерико Феллини прежде был соавтором сценария «Франциска, менестреля Божьего» Роберто Росселлини. И через шесть десятков лет только Джельсомина, её застенчивая и неуверенная улыбка, невероятно выразительные глаза, в которых непреодолимая печаль словно умудрённого жизнью человека, заранее всё знающего о себе и своей судьбе, парадоксально сочетается с детскостью и игривостью подлинно творческой натуры - лишь это покоряет сильнее всего, безоглядно восхищает и открыто волнует душу.
А история, поведанная в «Дороге», пожалуй, является наиболее неореалистической, даже простецкой и грубовато-народной по духу, что вряд ли обнаружишь в других картинах Феллини, включая «Ночи Кабирии». Кстати, весьма знаменательно, что как раз эти две ленты (пусть «Дорога» с опозданием на 13 лет и под дурацким названием «Они бродили по дорогам») в первую очередь попали в советский кинопрокат, якобы лучше соответствуя представлениям наших чиновников из Минкульта о прогрессивном западном искусстве вроде как социального плана.
Но феллиниевское сочинение №4 довольно обманчиво по своей истинной сути - скорее, его автор раньше других, как и его коллега и соперник Микеланджело Антониони, почувствовал скрытое одиночество и экзистенциальную тоску, испытываемые вполне обычными людьми из гущи простого народа, которые и слыхом не слыхивали об отчуждении и некоммуникабельности, однако маются, страдают и мучаются от какой-то неведомой силы предвидения, что смерть ходит где-то рядом, совсем близко. И вообще этот путь - «бездны мрачной на краю». С сообщения о скоропостижной кончине Розы, сестры Джельсомины, фильм начинается - а заканчивается скорбным известием о преждевременном уходе в иной мир самой Джельсомины, покинувшей экранное пространство ещё прежде, и только сейчас боль и отчаяние запоздало настигают Дзампано, а вместе с ним и нас, зрителей, будто богооставленных, лишившихся последней веры и надежды, даже если это и происходит на берегу моря. Но на этом свете уже нет Джельсомины, кроткого ангела во плоти.
Оценка - 9,5 (из 10).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments