На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Category:

Вместе всю ночь

Очень хотелось бы дать дебютной игровой полнометражной работе «Я, ты, он, она» бельгийской постановщицы Шанталь Акерман, которую она сняла ещё в 23-летнем возрасте (правда, лента вышла на экран с задержкой в 2,5 года), оценку явно выше 6 баллов. Однако в этой «трёхчастной киносонате» больше всего смущает (и отнюдь не из-за того, что сама Акерман, играя девушку по имени Жюли, сочиняющую письмо своей подруге после разрыва с ней, не стыдится собственного обнажённого и далеко не идеального тела) первая история, довольно агорафобная, а главное - претенциозная и многозначительная. Хотя любопытен принцип построения закадрового текста, в котором «я» воспринимается почти как «ты», и произносимые слова на какое-то время опережают затем совершаемые героиней действия, а не дублируют, как в фильмах Робера Брессона.
Неожиданный выход за пределы замкнутого пространства действительно воспринимается как глоток свежего воздуха - пусть и в этом странном путешествии Жюли, преимущественно ночью, вместе с шофером-дальнобойщиком, предпочтение отдаётся долгим сценам в кабине машины, в придорожном кафе или захудалом мотеле, то есть тоже в локальном, ограниченном месте. А снято это так, словно камера ненароком оказывается подглядывающей за происходящим, даже в том случае, когда водитель в блистательном исполнении Нильса Ареструпа (это одно из первых его появлений в кино) произносит на крупном плане 11-минутный монолог о себе, жене и дочери, причём не стесняясь вполне провокационных откровений.
Третья часть, являющаяся кодовой и определяющей по смыслу, вроде бы возвращает зрителей в тесные рамки квартирного интерьера, поскольку героиня всё-таки решается навестить свою возлюбленную, которая в итоге соглашается принять её только до утра, но всю ночь они проводят в «активной половой борьбе» - и этот максимально дерзкий и вызывающий акт любви держит в напряжении тоже 11 минут! Как говорится, нервно курят в сторонке все авторы общепрокатных фильмов с лесбийским сексом, включая недавнюю «Жизнь Адель», где весьма откровенные сцены не понравились, между прочим, создательнице комикса-первоисточника, которая посчитала их искусственными и ненатуральными. А в картине Шанталь Акерман мы становимся невольными очевидцами настоящего «буйства женской плоти»!
И запоздало понимаешь, что прозвучавшая где-то за кадром ещё в эпизоде в придорожном кафе мгновенно узнаваемая музыка Гато Барбьери из «Последнего танго в Париже» совершенно не случайно даёт отсылку к этому шедевру Бернардо Бертолуччи, который, в свою очередь, причислял себя к верным ученикам и последователям Пьера Паоло Пазолини и Жан-Люка Годара. А юная Акерман «заразилась» кинематографом в пятнадцатилетнем возрасте, когда посмотрела в брюссельском кинотеатре «Безумного Пьеро» Годара. Потому что она - тоже киноманка и бунтарка. И ранний опус «Я, ты, он, она» смотрится куда свежее и оригинальнее, нежели признанная по недоразумению этапной работой «Жанна Дильман, набережная дю Коммерс, 23, Брюссель, 1080», насквозь тавтологичная и невыносимо унылая.
Оценка - 6 (из 10).
Subscribe

  • Андалузский сюр

    Подал вчера заявку на участие фильма "...и будет дочь" в конкурсе международного кинофестиваля в Севилье, что находится в Андалусии,…

  • А ушёл бы в монахи - откажи вдруг Монахова!

    Вообще-то Наталья Монахова даже была готова выступить, как и её муж Святослав, сразу в двух ипостасях в фильме "Любовь зимой", если бы я не…

  • Нашинкованное кино

    После приятно удивившего меня фильма "Девушка с вечеринки" Николаса Рея решил я вчера посмотреть чего-нибудь свеженькое. Выбор пал на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments