На нет и кина нет! (kinanet) wrote,
На нет и кина нет!
kinanet

Categories:

Пока час жатвы не настал

Даже если не знать того, что фильм «Возница» (1920) Виктора Шёстрёма был одним из любимых кинопроизведений Ингмара Бергмана, который снял Шёстрёма в главной роли в «Земляничной поляне» (1957), нетрудно заметить несомненные переклички с целым рядом картин Бергмана, включая названную. И как ни покажется необычным, уже в немом кино удалось воплотить в многоуровневом повествовании, построенном будто по принципу русской матрёшки, зачатки «внутреннего монолога», то есть предпринята попытка представить на экране в серии флэшбэков происходящее в сознании героев, которые переживают собственные проступки и утраты. Более того, использован приём своеобразного наблюдения со стороны за тем, что запоздало стало волновать и тревожить душу человека, стремящегося заново осмыслить личную судьбу ещё до наступления «часа жатвы» - что как раз и составило славу «Земляничной поляны», где Виктор Шёстрём сыграл 77-летнего профессора, который как бы прокручивает в памяти всю свою прежнюю жизнь.
В «Вознице», созданном по не очень известному роману нобелевской лауреатки Сельмы Лагерлёф, сам Шёстрём исполнил почти в 42-летнем возрасте (что тоже знаменательно по кармическим законам) совсем иную роль - забулдыгу Давида Хольма, который ведёт себя невоздержанно и агрессивно, в том числе по отношению к людям, кто желает добра и должен был бы стать для него дорогим и близким. Но Хольм упорно и нагло не хочет этого признавать вплоть до момента возможной смерти, когда ему пришлось бы заменить на скорбном посту Возницы внезапно умершего год назад одного из приятелей по весёлым пирушкам. Пьянице и бродяге, терроризирующему даже собственную семью, предоставляется последний шанс встать на путь истинный, куда пыталась его направить сестра Эдит из Армии спасения, кроткое и благочестивое создание, готовое принести себя в жертву ради первого встречного, кто случайно оказался в только что открытом приюте для бездомных и страждущих.
Пожалуй, все сцены с участием этой героини (можно сказать, что намётки подобного типа «земных ангельских существ» есть и в одной из самых ранних шёстрёмовских лент «Ингеборг Хольм», и в «Девушке с Болотного хутора», тоже по роману Лагерлёф) близки к шедевральности по своему тихому и скромному величию, когда долгое и мучительное сошествие к смерти неожиданно воспринимается как высшая благость, финальное умиротворение прежде не находившей покоя души, куда больше страдавшей из-за несчастий и пороков других, нежели от собственной неприкаянности. И тогда становятся чуть понятнее редкие минуты душевного прозрения и очищения, которые посещают даже самых беспокойных, мятущихся, мучающихся героинь Ингмара Бергмана, например, в фильмах «Как в зеркале» (тоже ведь снят им в 42 года), «Молчание», «Персона» или «Шёпоты и крики». Дальше - тишина и отдохновение.
Оценка - 9 (из 10).
Subscribe

  • Юным нельзя смотреть это!

    С трудом выдержал "словесную мастурбацию" в фильме "Никита Таня" из цикла "Дау". Вот только не понял: почему был…

  • 41 чешский и словацкий фильм

    «Губительное изобретение» / «Тайна острова Бэк-Кап» / Vynález zkázy (ЧССР, 1958, реж. Карел Земан)…

  • Уроки греческого

    У Теодора Курентзиса даже появляется в фильме "Дау. Три дня" какое-то человеческое обаяние, и долгие разговоры на греческом с актрисой,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments