September 13th, 2021

"Загородил полнеба гений..."

Сестра печали

Рецензия написана для ivi.ru

Не так уж часто вызывает российский фильм желание написать о нём. А в случае с картиной «У ангела ангина» Оксаны Карас, недоступной для зрителей в течение трёх лет (премьера состоялась на кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге в августе 2018 года, кинопроката вообще не было, и на канале НТВ показали только в сентябре 2021 года), хотелось бы особо отметить её чёрно-белую ретро-часть, относящуюся к предвоенному и военному времени.
В принципе, и те небольшие по хронометражу цветные сцены, чьё действие происходит в 1965 году, тоже можно теперь принять за ретро. Но вот они существенно проигрывают по своему эмоциональному воздействию и, разумеется, по художественному уровню, что остаётся только пожалеть создателей ленты за напрасные попытки рассказать о судьбах всего лишь троих из тех, кто дружил в юности в тогдашнем Ленинграде.
Фильм снят по повести Вадима Шефнера, признанного советского поэта и прозаика, которая была издана в 1968 году и называлась иначе: «Сестра печали». А в названии экранизации использовали первую строчку из стихотворения самого Шефнера, приписав одному из довоенных друзей, молодому поэту-пророку, который словно был заворожён в собственных сочинениях темой неизбежной войны. И, кстати, надо признать действительно впечатляющим эпизод, эффектно снятый с поднимающегося операторского крана опытным Сергеем Мачильским, когда толпа молодых людей постепенно редеет, а в кадре остаётся только юный предсказатель, которого уже никто не слышит, но мы-то, современные зрители точно знаем с высоты исторической дистанции, насколько прозорливым оказался этот герой.

К достоинствам картины Карас относится и то, с каким тактом и проникновенным лиризмом показана на экране ещё робкая и застенчивая любовь между Толей и Лёлей, особенно их первый, наивный и неумелый поцелуй среди деревьев, как бы демонстративно запечатлённый именно со стороны и при незаметном панорамировании камеры, которая словно случайно оказалась свидетельницей происшедшего и сама будто стесняется этого. Причём органичнее и естественнее ведёт себя в кадре Мария Крылова, нежели успевший стать известным Семён Трескунов (его сменяет в сценах 1965 года Евгений Цыганов, хотя по типажу больше подошёл бы Александр Яценко, который тоже появляется в этой ленте, но в роли военрука в предвоенных эпизодах). А уж приглашение Николая Фоменко, чей персонаж фигурирует с обезображенным глазом, аляповато воссозданным мастерами пластического грима, следует назвать откровенным мискастом.
И поистине приходится испытывать печаль, что авторы фильма не ограничились лишь порой молодости из жизни героев, которая куда интереснее и позволяет искренне им сопереживать. А по аналогии вспоминаются, например, повесть «До свиданья, мальчики!» Бориса Балтера и экранизация Михаила Калика, пьеса «Мой бедный Марат» Алексея Арбузова и телеспектакль «Марат, Лика и Леонидик» Анатолия Эфроса.
"Загородил полнеба гений..."

А я - белый русский мужчина не из ЛГБТ-сообщества

Позабавила меня анкета, которую надо было составить для подачи заявки на участие фильма в одном из старейших кинофестивалей мира в Сан-Франциско. Потребовалось ответить на вопросы не только о том, какого пола я придерживаюсь, с какой расой и этнической группой себя идентифицирую, но и принадлежу ли к ЛГБТ-сообществу и не являюсь ли случайно трансгендером? Наверно, я сильно разочарую организаторов фестиваля.