September 1st, 2021

"Загородил полнеба гений..."

В старом здании ВГИКа устроили баню

Приснилось по случаю начала учебного года, что я оказался во ВГИКе, причём в старом здании, которое вроде как существенно перестроили. И на втором этаже, где обычно были мастерские актёрского факультета, я обнаружил баню с моющимися голыми мужиками. А прямо на лестнице какая-то парочка (к счастью, разнополая, но полностью обнажённая) вообще трахалась, никого не стесняясь.
"Загородил полнеба гений..."

А вот не попал я в историю

Обнаружился среди старых фотографий мой школьный аттестат после окончания восьмого класса. С изумлением узнал, что у меня была "четвёрка" по истории. Совершенно не помнил об этом. Понятное дело, что я не любил физкультуру и черчение, а ещё, как выяснилось, биологию. Но вот история-то почему?
"Загородил полнеба гений..."

А в конкурсе МКФ "Зеркало" был один фильм из России?

Читаю текст известного критика в известной газете про международный кинофестиваль "Зеркало" имени Андрея Тарковского. И там речь идёт о том, что Россию представляла в конкурсе картина "Совесть" Алексея Козлова, по поводу которой нашлись у критика хорошие слова. А вот о втором конкурсном российском фильме нет даже никакого упоминания, словно его и не было вообще на фестивале.
"Загородил полнеба гений..."

Маньяки тоже плачут

Рецензия написана для ivi.ru

Любопытно, что Эмбер Сили, постановщица американского фильма «Охотник за разумом. Схватка» (в оригинале - «Не божий человек»), родилась в Великобритании именно в тот год, когда знаменитого маньяка Теда Банди впервые арестовали, но выпустили из-за отсутствия убедительных улик. Кстати, в недавнем документальном минисериале «Беседы с убийцей: Записи Теда Банди» Джо Бёрлинджера, может, и не опровергается то, что Банди действительно убил зверским и изощрённым способом более тридцати своих жертв разного возраста, но всё же ставится под сомнение недоказанность практически всех его преступлений. А вот сам он постоянно вводил в заблуждение следователей и так называемых профайлеров вроде Билла Хэгмайера, на основании записей которого как раз построена картина Сили.
И почти на всём протяжении этой ленты её создатели, подобно Хэгмайеру, добровольно вызвавшемуся поговорить не без амбициозных целей с серийным убийцей, явно не желают знать ни о каких натуралистических подробностях. Только перед финалом Тед Банди, которого уже ожидает смерть на электрическом стуле, чего с ожесточением жаждет яростная толпа около флоридской тюрьмы, начинает рассказывать с массой шокирующих деталей об одном из случаев, а агент ФБР, слушая всё это, ненароком идентифицирует себя с маньяком. В какой-то степени и Эмбер Сили, тоже пытаясь понять «ужасающий феномен Банди», стремится показать его с помощью актёра Люка Кёрби будто бы с человеческой точки зрения. Хочет по-своему раскрыть «профиль монстра», внешне выглядящего вполне привлекательным мужчиной, кому присылали восторженные женщины собственные фотографии в тюрьму, а на одной из них он вообще умудрился жениться во время долгого судебного процесса и стать отцом её сына.
Эмоциональный подход к жуткой истории деяний маньяка, тут остающихся фактически за кадром (и тот, кто ничего не знает о них, может проникнуться чуть ли не сочувствием к Теду Банди, который даже готов расплакаться, прощаясь перед казнью с Биллом Хэгмайером), неизбежно сказывается на общей тональности фильма. Он мало что объясняет в том непостижимом явлении, когда вроде бы нормальные люди становятся самыми кровожадными на свете убийцами-извращенцами. А вот бессознательное перенесение начинающим профайлером на себя всего лишь крошечной части того, что мог совершить безжалостный преступник, оказывается несколько двусмысленным, особенно в актёрской интерпретации давно повзрослевшего Илайджи Вуда, кого по-прежнему продолжают сопоставлять с его детскими и юношескими ролями на экране.

И если определять место картины Сили среди кинопроизведений о Банди, которые начали появляться ещё до того, как его «поджарили» к безумной радости требующих безжалостного мщения, то она займёт, скорее, противоположное положение: ведь хладнокровное убийство по закону вряд ли оправдывает различных служителей государства, которое тоже выступает в качестве мстителя.