July 22nd, 2021

"Загородил полнеба гений..."

Странный сон накануне годовщины смерти

Наверно, из-за того, что я ныне вернулся к идее создания сериала по прозе одного выдающегося писателя, приснился мне режиссёр Алишер Хамдамов, с которым мы как раз занимались этим сценарием ещё 15 лет назад. Причём сон с Алишером, внимательно изучающим мою книгу под названием "Дневник кино", явился накануне шестой годовщины со дня его смерти. И будто бы я вместе с Алишером удивляюсь, что книга издана с большим количеством кадров из кинолент, которые он так и не снял в своей жизни. Поэтому оба спрашиваем: "Откуда вообще раздобыли эти фотографии?!".
"Загородил полнеба гений..."

И у кино бывает послевкусие

Рецензия написана для ivi.ru

Даже не зная ничего о сценаристе-режиссёре фильма «В винном отражении», можно догадаться, что он точно понимает толк в самых лучших винах. А если поинтересоваться после просмотра, кто же такой Виталий Музыченко, то выяснится: сомелье международной категории PAC, неоднократный призёр конкурсов сомелье и победитель конкурса «Балтийский Кубок Сомелье 2011», шеф-сомелье в пятизвёздочных московских отелях «Суисс» и «Метрополь», шеф-сомелье ресторана «Туинз гарден».
Но всё-таки вино - это вино, а для кино тоже требуется особый талант. И далеко не всегда тот, кто приходит в кинематограф, например, из смежных сфер, оказывается способным интересно и необычно рассказать на экране такую историю, от которой может остаться приятное послевкусие. Буквально встык с лентой Музыченко довелось посмотреть картину театрального постановщика, продемонстрировавшего редкостную беспомощность в кинорежиссуре.
Однако дебютный полнометражный фильм «В винном отражении», состоящий из четырёх разноплановых новелл, которые были сняты на французском, грузинском, английском и итальянском языках с участием исполнителей из этих стран, не только отличается единством общей интонации, призванной выразить, насколько значима роль вина, особенно коллекционного, для каждой из названных культур. Первая история «Дуэль», начавшись как фарс, заканчивается на трагикомическом обертоне. Во второй («Корни»), наиболее драматичной и, кстати говоря, самой лучшей в данной ленте, финал может показаться вообще безысходным. Третья новелла «Шалость» сочетает довольно нахальный со стороны молодой парочки розыгрыш с вполне романтическим завершением поведанного анекдота. А в четвёртой («Месса») всё приобретает неожиданный религиозно-философский смысл, поскольку вино становится символом христианской веры.
В определённой степени все эти рассказы проявляют природу чисто национального отношения к вину и виноделию. Наиболее земной, действительно проросший корнями в почву, глубинно исконный персонаж - неустанно занимающийся своим виноградником пожилой грузин в исполнении Зураба Кипшидзе, некогда бывшего красавцем-кумиром для многих зрителей в СССР. А самый отвлечённый от насущного бытия и устремлённый в горние пределы - итальянский священник, которому практически нет дела до наследства, доставшегося от деда-винодела. И если для француза-ресторатора старинное вино является чем-то тщеславным, на что никак не должны покушаться взявшийся из ниоткуда знаток-малаец или же полицейский арабского происхождения, то для начинающих актёров-англичан, которые мечтают о скорой славе, дорогое коллекционное шампанское (вкупе с заказанным в ресторане полукилограммом икры!) - лишь повод для легкомысленного и игривого времяпрепровождения.
Но вот ценно в картине Виталия Музыченко именно то, что происходит не так уж часто: по воспоминаниям о вроде бы недавнем просмотре и, прежде всего, при пересказе друзьям и знакомым, с которыми тоже хотелось бы поделиться впечатлениями об увиденном, она приобретает дополнительное послевкусие. Следовало бы добавить, наверно - как от хорошего вина. Пусть и ты сам абсолютно не разбираешься в винных сортах, совершенно не в состоянии почувствовать прелесть вкуса от чего-то выпитого. Хотя в кино более-менее понимаешь что-то.