February 11th, 2021

"Загородил полнеба гений..."

Без друга - как без рук

Рецензия написана для ivi.ru

Фильм бывшей американской документалистки Габриэлы Каупертуэйт, впервые показанный ещё в сентябре 2019 года на Торонтском кинофестивале под первоначальным названием «Друг», лишь в конце января вышел в США уже как «Наш друг». Это точнее поясняет, что Дейн Фошо - друг всего семейства, а не только Мэтью Тига, который в реальной жизни написал статью о том, как Дейн в течение нескольких лет оказывал немалую помощь в тяжёлой ситуации, когда Николь Тиг узнала о смертельном диагнозе. То есть вновь, как и в случае с предшествующей картиной «Меган Ливи», Каупертуэйт снимала о том, что было с кем-то на самом деле. И если лучшим другом Меган Ливи, отправившейся на службу в морскую пехоту, стал пёс Рекс, который не раз спасал её и иных американских солдат в Ираке, то во второй игровой ленте этой постановщицы (российское прокатное название ещё более значимо - «Друзья навсегда»), благодаря присутствию именно такого персонажа, как Дейн Фошо, тема самоотверженной дружбы является особенно ценной.
Ведь существует уже немало лент о мучительной борьбе людей с раком и том, как пытаются по возможности облегчить зачастую неизбежный исход болезни самые близкие и родные этих обречённых пациентов. В фильме Габриэлы Каупертуэйт искренне сочувствующий и поистине заботливый Дейн оказывается просто незаменимым в чужой для него семье, жертвует своими личными делами, отказывается от общения с любимой девушкой, оставшейся в другом городе. Он - настоящий друг, который лучше всех, включая, пожалуй, и Мэтью, пусть и посвятившего себя целиком тому, чтобы жена смогла стоически перенести все муки, а две малолетние дочери долго бы не знали, что их мать всё равно умрёт.

Ещё одним необычным сюжетным поворотом в картине о смертельной болезни следует посчитать то, что рак, обнаруженный у Николь, можно назвать своеобразным наказанием для неё, однажды изменившей своему мужу, которого она всё-таки любит. Вероятно, при другой исполнительнице этой роли случайный секс Николь с каким-то коллегой по работе показался бы весьма странной причудой супруги Мэтью, верной ему на протяжении двенадцати лет. Но вот Дакота Джонсон с собственным шлейфом сыгранных ею «пикантных героинь», отчаянно решившаяся предстать на экране умирающей от рака, вносит столь необходимую для понимания бездумного поступка Николь нотку недопроявленной чувственности, которую вдруг способна ощутить женщина, вполне счастливая в браке и семейной жизни. А ведь изменила она герою Кейси Эффлека, хоть и не такого притягательного для женщин, как его брат Бен, но тоже завидного представителя мужского пола. Выбор актёров был действительно точным - и Джейсон Сигел в качестве «нашего друга» внушает полное доверие.
"Загородил полнеба гений..."

Парадоксы тирании

Вот если сравнивать фильмы "Комедианты" и "Парасельс", снятые Георгом Вильгельмом Пабстом вроде бы под гнётом геббельсовской пропаганды, и картину "Процесс" (к роману Франца Кафки, как можно предположить, не имеет никакого отношения), которая была поставлена уже после войны и в Австрии, то художественный уровень двух первых из упомянутых лент выше, чем у третьей. А главное - в фильмах Пабста, созданных в нацистской Германии, вообще нет никакого пропагандистского пафоса. Разве что подчёркивается, что в театре надо ставить немецкие пьесы, а не переводные с французского языка; и ценные научные труды уникального врача следовало бы печатать не на латыни. Зато "Процесс" страдает от излишней политизированности и определённой декларативности в ущерб более тонкому и убедительному раскрытию характеров персонажей, что как раз есть в "Комедиантах" и "Парасельсе".
"Загородил полнеба гений..."

12 сценаристов не смогли молчать!

Не знаю, является ли это рекордом? Но в создании сценария итало-французского фильма "Голос молчания" Георга Вильгельма Пабста принимали участие 12 человек, включая таких мастеров своего дела, как Чезаре Дзаваттини (он - автор сюжета), Пьер Бост и Туллио Пинелли.