January 11th, 2021

"Загородил полнеба гений..."

Ярость в классе

Фильм «Сердце Америки» с подзаголовком «Классная комната», который практически не упоминается по неведомой причине, вряд ли заслуживал бы специально написанной рецензии, если бы не то обстоятельство, что немецкий режиссёр и продюсер Уве Болль оказался среди первых, кто отреагировал в игровом кино на безжалостный расстрел в школе Коламбайн в американском штате Колорадо. Впрочем, Болль называет в финальных титрах несколько подобных случаев, в том числе в Канаде, где снималась, кстати говоря, данная картина.
Между прочим, семью годами позже постановщик снова вернулся к весьма волнующей теме неконтролируемого молодёжного насилия в ленте «Ярость», потом сделав ещё два продолжения. И как раз имеет смысл сопоставлять «Сердце Америки» с «Яростью», чтобы подчеркнуть, насколько малоудачно раскрыл Уве Болль эту тревожную проблематику в одной из своих ранних работ в кино. Фильм 2002 года вообще представляется неверно смонтированным, что особенно заметно в сравнении с более виртуозным построением рассказываемой истории в «Ярости», где не только щедро используется телехроника самых разных событий, создающая столь необходимый общественный фон для понимания абсолютно шокирующего поступка молодого парня, который, подобно Терминатору, стал крушить всё вокруг в городе со славным названием Тендервилль. Ведь «Сердцу Америки» явно не хватает лихорадочного ритма, рваного темпа повествования, дёрганности и истеричности поведения двух школьников, которые решили отомстить, помимо конкретных обидчиков, издевавшихся над ними, всем одноклассникам - вероятно, из-за того, что никто не замечал (или не желал заметить) творившегося беспредела.

Но даже этот мотив, многое объясняющий в действиях тех, кто взял в руки оружие для расправы со сверстниками (и вдобавок - с одним из учителей, презрительно относившимся к ученикам), появляется в чёрно-белых флэшбэках весьма запоздало, уже во второй половине картины. А вот в первой половине излишне подробно и навязчиво рассказывается, как в типичной и вообще банальной ленте про старшеклассников, об их личных взаимоотношениях - между собой и с родителями. И вместо того, чтобы проникнуться симпатией к потенциальным жертвам жестокого преступления, начинаешь испытывать немалое раздражение и поневоле думаешь, что все эти подростки, не отличающиеся особыми достоинствами и, можно сказать, одноклеточные по своему духовному уровню, вполне заслуживают трагической участи.
"Загородил полнеба гений..."

Под стук трамвайных колёс

Весьма интересно знакомиться, пусть и с большим опозданием, именно с ранними фильмами такого одиозного советского режиссёра, как Михаил Чиаурели, который отдал два десятилетия беззаветному служению во имя Сталина, снимая пропагандистские картины, почти не отличающиеся художественными достоинствами. Казалось бы, и в его второй самостоятельной работе «Саба» (а если учитывать лишь полнометражное кино, то это вообще персональный режиссёрский дебют), особенно в финале, имеющем практически плакатный характер, нетрудно обнаружить несомненное наличие антиалкогольного мессиджа, как сказали бы сейчас. Тем более это знаменательно, что Грузия всегда отличалась «культурой пития», и выбор в качестве заглавного героя того, кто явно злоупотребляет спиртными напитками, нанося прямой вред своей работе (Саба - вагоновожатый в трамвае) и дома, где страдают от его пьянства жена Мара, прачка, и сын Вахтанг, пионер, увлекающийся созданием моделей планеров, может выглядеть в какой-то степени конъюнктурным со стороны постановщика. То есть - чтобы получить право на собственный фильм, он согласился отреагировать «на злобу дня».

Однако «Саба» - действительно талантливая лента, в которой не только применены (и подчас виртуозно) различные достижения монтажно-метафорического кино 20-х годов, но и по делу использована «школа психологического романа», сложившаяся в русской литературе как в XIX веке, так и в начале двадцатого столетия. Сам Чиаурели вроде бы пояснял свой замысел в качестве симбиоза рекламных стихов Маяковского и прозы Достоевского, пытавшегося проникнуть в глубины человеческой души. А ведь в фильме также нашла искусное отражение сатирическая линия в показе грандиозной попойки, которая была устроена в одном из тифлисских духанов, хоть и переименованном уже по советскому образцу в обычную столовую. Конечно, и у Маяковского, и даже у Достоевского есть образцы саркастического творчества. Но вот следующая картина Михаила Чиаурели под названием «Хабарда!» (что означает «Посторонись!») очевиднее подтвердила, что у режиссёра имелась безусловная склонность к острохарактерной комедийности.
И ещё следует непременно отметить точную и продуманную работу в «Сабе» с деталями - скорее, надо говорить о кинематографическом рефрене, прослеженном на протяжении почти всего действия. И помимо закольцованной композиции с начальным и финальным кадрами крутящегося механизма подъёмника, и своеобразной «трамвайной сюиты», получающей то романтическое, то трагическое измерение, весьма интересно обыгрывает Чиаурели макет планера, сделанного Вахтангом и разрушаемого пьяным отцом, фотографию Сабы и Мары якобы в планере (во флэшбэке мы видим, как они позировали для снимка, а фанерный фон ненароком падал), купленный для сына набор инструментов, который чуть было не пропил Саба с подачи собутыльника.
А среди неожиданных ассоциаций, которые возникают во время нынешнего просмотра ленты Михаила Чиаурели (допустим, было бы занятно сопоставить «Сабу» с… «Не горюй!» и «Афоней» Георгия Данелии, кстати, племянника Верико Анджапаридзе, сыгравшей Мару в фильме своего мужа), можно упомянуть «Машиниста» Пьетро Джерми, пусть и не имея подтверждения, что итальянский неореалист наверняка видел немую грузинскую картину.
"Загородил полнеба гений..."

Баба с возу, кинокритику легче!

Я немножко запутался в заказах читателей и написал лишнюю рецензию на "Сабу" Михаила Чиаурели. Вернее, она всё равно оказалась полезной. Поскольку я отказался писать про скучную "Первую корову". И могу вообще не смотреть другие фильмы Келли Райкарт.