December 21st, 2020

"Загородил полнеба гений..."

Комплекс Пандоры

Рецензия написана для ivi.ru

Можно сказать, что российский режиссёр Олег Асадулин мечется в своих работах между страхом и смехом, делая это весьма неровно и порою с потерей чувства меры и вкуса. А наиболее удачными представляются лишь две картины - более драматическая «Зелёная карета» и похожая на увлекательный триллер, захватывающая по интриге и эффектная по исполнению лента «Смертельные иллюзии», в которой угадываются отсылки если не к творчеству Альфреда Хичкока и его верного последователя Брайана Де Пальмы, то чисто по тематике - к «Престижу» Кристофера Нолана. Хотя ценители кинематографа уровнем попроще готовы проводить аналогии с «Иллюзией обмана» Луи Летерье.
Желание трёх братьев-иллюзионистов устроить сногсшибательное шоу, в котором они решаются пойти на риск не только реализовать перед зрителями опасные трюки, но и раскрыть самые большие секреты хитроумного и изощрённого обмана публики при помощи различных технических средств, наталкивается на подстроенные препятствия. Помимо противодействия со стороны американского продюсера, который хочет всё прибрать к рукам, есть ещё безжалостные препоны, чинимые теми неизвестными, кто выступает вроде как от имени тайного ордена магов и кудесников. Вероятно, в финале «Смертельных иллюзий» создатели чересчур перемудрили, подкинув сразу два своеобразных «твиста», суть которых, разумеется, не следует разглашать ради сохранения сложной загадки, ускользающей от понимания на протяжении всего повествования.

Пожалуй, было бы лучше для самого фильма, если бы он остался всё-таки на уровне детективной истории, в которой является тайным манипулятором, якобы сводящим счёты и мстящим за что-то, некий тип из ближайшего окружения, а не представитель неведомой организации, стремящейся свято блюсти закулисную сторону иллюзионистского мастерства. Впрочем, замысел этой картины возник благодаря реальной истории, как братья Сафроновы стали получать угрозы о расправе, если они будут продолжать словно демифологизировать сценическую магию выступлений иллюзионистов, обнажая механизмы совершения всевозможных приёмов введения зрителей в добровольное заблуждение.
Но придание дополнительного плана совсем уж загадочного свойства действительно занимательному рассказу о том, как трое братьев-иллюзионистов раз за разом попадают в смертельную ловушку, откуда надо выбраться непременно, пусть в самый последний момент, начинает отчасти напоминать по-новому интерпретированный «комплекс Пандоры». Ведь недвусмысленно даётся понять, что вообще не стоило бы открывать «ящик с секретами» и не следует искать спрятанные «скелеты в шкафу», поскольку может обнаружиться нечто иное, таящееся далеко от всего происходящего, о чём полезнее не знать абсолютно ничего. Примерно как в пословице: «Не буди лихо, пока тихо».
"Загородил полнеба гений..."

Но не гей!

Понравился мне новый фильм "Чувствительное" (у нас выйдет под названием "Соседи сверху") каталонского режиссёра Сеска Гая. Начал смотреть его прежние картины. И по поводу одной ранней ленты гомосексуального плана я обнаружил забавные домыслы довольно культового киномана-блогера, который начал строить гипотезы, что имя режиссёра Сеск - анаграмма, составленная из слова "секс". Так это ж только по-русски. А по-испански - sex. Никак не получится из него Cesc. Ну, и лишь ленивый не пошутит, что Gay - значит, точно гей! Хотя его настоящие имя и фамилия - Francesc Gay i Puig. То есть Франсеск Гай-и-Пуиг. И этот самый Гай давно женат и имеет от своей жены двух детей.
"Загородил полнеба гений..."

Рано начали поздравлять с юбилеем книги

Нет, речь не о том, что прошло пять лет с момента выпуска первого тома персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи". Один из читателей решил поздравить меня с юбилеем книги "500 фильмов", сославшись на год, указанный в её выходных данных - 1990. Хотя в продаже это издание появилось только в апреле 1991 года. И я тогда даже был вынужден пить успокоительное, расстроившись из-за того, что моя книга лежала на уличных развалах среди всякой макулатуры дурного толка.
А ещё можно было бы отметить 25-летие другого сочинения под названием "Всё - кино", выпуск которого я приурочил аккурат к столетнему юбилею мирового кинематографа.