June 8th, 2020

"Загородил полнеба гений..."

Через неделю будет 20000 названий

Подбираюсь к весьма значимому рубежу - 20000 просмотренных и оценённых фильмов, сериалов, короткометражек и даже видеоклипов. Пожалуй, это может произойти уже через неделю, поскольку у меня сейчас на счету 19976 названий, а я смотрю в среднем по три ленты ежедневно.
"Загородил полнеба гений..."

"Имя Лена белой лентой заплели тебе..."

Среди тех, в кого я был когда-то влюблён, чаще всего встречались мне девушки по имени Лена: аж пятеро! Хотя если уж относиться придирчиво к тому, насколько долго я был ими увлечён, то останется лишь трое. Первая из них - на фотографии, снятой во ВГИКе в 1974 году. Именно ей посвящено стихотворение, строчку из которого я привёл в качестве заголовка этого поста. Ну, а я стою на снимке спиной - и между прочим, у меня тогда были довольно длинные волосы.
"Загородил полнеба гений..."

Когда два фильма в одном

Рецензия размещена предварительно на ivi.ru

«Волны» - это уже третья полнометражная работа всего лишь тридцатилетнего американского режиссёра Трея Эдварда Шалца, хотя дебютную ленту «Криша» он переснимал фактически дважды. Ещё в возрасте 25 лет реализовал свой замысел семейной драматической истории, во многом основанной на фактах из жизни ближайших родственников, которые также сыграли как бы самих себя на экране. Но Шалц остался недоволен результатом, сократил полнометражную картину до размеров короткометражки, а на следующий год затеял всё заново. И другая версия «Криши» имела хороший отклик на фестивалях, заслужила высокие оценки, например, на imdb - однако явно уступает фильму «Волны», который тоже представляет собой семейную историю, но уже в среде афроамериканцев (впрочем, и во второй работе «Оно приходит по ночам» семья трёх главных героев состояла из двух людей чёрного цвета кожи и одного белого американца).
Данное уточнение немаловажно, поскольку и во второй половине «Волн» появляется белый парень Люк, который влюбляется в молодую афроамериканку Эмили, пережившую потрясение после того, как её брат Тайлер по собственной дурости оказался убийцей и был приговорён к пожизненному заключению. Так вот - эта иная история куда интереснее первой. И вообще создаётся ощущение, что в одной ленте Трея Эдварда Шалца скрыты даже не два, а три сюжета, пусть и связанные друг с другом - и третий касается усложнившихся отношений матери (точнее, мачехи) и отца Тайлера и Эмили, таких разных по поведению и по моральным качествам. Выясняется, что можно найти более родственную душу не только в человеке со стороны, но и в представителе другой расы, который действительно становится близким и дорогим для девушки, подвергнувшейся травле за преступление родного брата.
Между прочим, начинается и завершается картина Шалца проездом Эмили на велосипеде, что позволяет почувствовать своего рода волну раскованности и свободы, словно лёгкого парения над землёй - настолько это снято возвышенно и проникновенно. То же самое можно сказать про два-три момента внутри движущейся машины, когда камера непонятно каким образом делает плавные круги на 360 градусов, показывая лица тех, кто находится в автомобиле - и ощущение некоего полёта точно передаёт эмоции молодых людей, как бы забывающих на краткое время про суету обыденной жизни. А ещё подобные аналогии возникают тогда, когда Эмили и Люк отправляются в путешествие по стране - и будто уходят в отрыв от всего, что приземляет и опустошает в тисках поднадоевшей рутины существования.

Вот только фильм Трея Эдварда Шалца никак не обладает искомой гармонией, вообще распадается на неравнозначные составные части, и если сравнивать с набегающими волнами, то вслед за большой и сильной волной идут несколько мелких и слабых, которые снижает впечатление от лицезрения этого «экранного моря».