April 22nd, 2020

"Загородил полнеба гений..."

Разбуди ночью - вспомню без ошибок

Хотя я уже сталкивался с тем, что забывал во время лекций какие-то известные имена и названия, но вот вчера, делая списки советских фильмов по посещаемости, запросто вспоминал режиссёров из разных республик бывшего СССР. Например, Язгельды Сеидов, Гюльбениз Азимзаде, Амангельды Тажбаев, Усенжан Ибрагимов, Абдулла Карсакбаев и т.п. Потом сверялся с кинобазами в Интернете - всё правильно. Но попутно находил там ошибки. Допустим, киргизский фильм "У каждого своя дорога", поставленный Марком Ковалёвым, почему-то был приписан Альгимантасу Видугирису и даже Хесе Локшиной!
"Загородил полнеба гений..."

Малотиражность вместо пресловутой полки

Изучая статистику по посещаемости советских фильмов, а особенно - по количеству напечатанных копий, можно убедиться, что наряду с возобновлением (начиная с 1965 года - после двенадцатилетнего перерыва) практики отправки картин на пресловутую полку, уже в 1967 году стали намеренно занижать тиражи неугодных по каким-либо причинам кинопроизведений. Так "Похождения зубного врача" Элема Климова" получили 78 копий, "Долгая счастливая жизнь" Геннадия Шпаликова - 89 копий.
Хотя у "Вечера накануне Ивана Купалы" Юрия Ильенко и "Первороссиян" Александра Иванова (а фактически был постановщиком Евгений Шифферс) было ещё меньше - соответственно 57 и 32 копии, это объяснялось тем, что вообще не стали печатать неширокоформатные версии. Но вот "Любить" Михаила Калика (50 копий), "Источник" Анатолия Граника (52 копии) и "Чувства" Альмантаса Грикявичюса и Альгирдаса Даусы (52 копии) точно пострадали в 1969 году из-за неудовольствия чиновников.
Несколько позднее принцип малотиражности был применён к "Зеркалу" Андрея Тарковского (84 копии) и "Моей бабушке" (96 копий) Котэ Микаберидзе, которая вышла на экран после запрета на протяжении 48 лет!
Новая волна ограничений возникла с 1980 года, когда обнаружился резкий дефицит плёнки (прежде всего - цветной), а также надо было приструнить некоторых необычных творцов. "Грузинская хроника XIX века" Александра Рехвиашвили удостоилась 81 копии, "Осеннее солнце" Баграта Оганесяна - всего лишь 22 копий, у фильма "Три дня знойного лета" Мераба Кокочашвили - ещё меньше (17 копий). По ряду сведений очевидцев, "Среди серых камней" Ивана Сидорова (под этим псевдонимом была вынуждена скрыться Кира Муратова) и "Искатель приключений" Кальё Кийска вовсе не имели по единственной копии, хотя в официальных таблицах Вычислительного центра Госкино СССР значилась такая анекдотическая цифра. "Небывальщина" Сергея Овчарова получила 15 копий, довольно странная медитативная картина "Затерянные в песках" Николая Ильинского - 55 копий.
Своебразным "рекордсменом наоборот" можно считать Сергея Линкова, который за две ленты заслужил тираж 14 копий, причём "Молодые люди" (по всей видимости, доделывал её Константин Худяков) - единственную копию. Надо бы всё-таки посмотреть их, чтобы понять: за что так наказали этого режиссёра?
"Загородил полнеба гений..."

Проверено - мины есть

Пару дней я ходил угнетённым от чувства безумной зависти, что некто сделал потрясающий список зарубежных фильмов в кинопрокате СССР и России в 1933-1993 годы. Но в то же время было приятно обнаружить, что даже в таком серьёзном и фундаментальном труде порою скрыты анекдотические ошибки. Например, сопостановщиком советско-югославского фильма "Проверено - мин нет" был вовсе не Юрий Ильенко, а Юрий Лысенко. Ну, и достало меня, честно говоря, неумеренное использование буквы "ё" (я сам её люблю, но только к месту!) вместо "йо" не в одних лишь именах и географических названиях, но и при упоминании картин: "Например, Ёзеф" и "Король в Нью-Ёрке". Уж точно они шли в наших кинотеатрах как "Например, Йозеф" и "Король в Нью-Йорке".
"Загородил полнеба гений..."

А вот Матютю стоило убить!

Некогда в одном юмористическом издании была опубликована фотография афиши, написанной от руки малосведущим киномехаником, где значилось такое название: "Убийство Матюти" вместо "Убийство Маттеоти". Я всегда вспоминаю это, когда нахожу замечательные перлы, возникшие при перепечатке сведений теми людьми, кто вообще не ориентируется в кино. И занимаясь трудоёмким процессом сверки названий и имён, можно хотя бы повеселиться, обнаруживая всякие ляпы и несусветные глупости (но и сам грешен, порою допуская смешные ошибки: в одном моём справочнике фильм "Поцелуй женщины-паука" Эктора Бабенко был упомянут... как "Поцелуй женщины-змеи").
Вот и в попавшей мне уже давно в руки не очень-то грамотной таблице рекордсменов и аутсайдеров советского кинопроката, которые были расположены по годам, весьма долго пришлось (впрочем, с перерывами на несколько лет) уточнять фактологию, чтобы самому не попасть в глупое положение при обнародовании данных. Ну, разве может, допустим, грузинский киноальманах "Страницы прошлого", состоящий из трёх новелл, именоваться "Сокровищами прошлого", а в качестве режиссёра значиться только один - Г.Шенгелая. А "Поёт Гоар Гаспарян" превратилась в "Песни Гоар Гаспарян", "Спасти утопающего" - в "Спасение утопающего". Хотя названия "Твой следы" и "Смешный люди" можно посчитать всего лишь опечатками.
Хуже обстоит дело с фамилиями. Про кого-то сразу догадываешься, что нет таких постановщиков, как Эйсимант, Неретниен, Ходжаков, Дудков, Еризнях, Мюнер, Анананов, Троник, Фуреова, Лейцс, Описьян, Плов (соседство с Наумовым позволяет понять, что это Алов). Сложнее определить, что за люди, поставившие малоизвестные ленты: Каселау, Тереиденко, Ермаков (ах, да - Ермолаев!), Денисенко (ну нет - это ж снял Гажиу!), Таш-заде, Ильченко... Эх, и досталось бы подобным горе-составителям в те времена, когда первым секретарём Союза кинематографистов СССР являлся Лев Кулиджанов. В списке он назван... Кумужановым!
UPD. Желающие могут попытаться угадаться, кто скрывается под непонятными именами.