April 5th, 2020

"Загородил полнеба гений..."

Якобы накладки на съёмках мучают спустя два месяца

Какие-то навязчивые сны - один за другим - мучили меня сегодня. Будто бы не удалось снять несколько сцен в фильме "Любовь зимой", причём по глупой причине, что я забыл взять с собой бумажку с выписанными телефонами исполнителей и не смог предупредить их насчёт точного времени приезда на площадку. А когда актёры явились сами, то стало мне явно неудобно перед ними оправдываться, что уже не получится ничего снять - момент упущен.
"Загородил полнеба гений..."

Любовь зимой

Фильм «Моя ночь у Мод» должен был стать третьей частью в цикле «Шесть моральных историй», который создавал французский режиссёр Эрик Ромер в 1962-1972 годы, однако из-за желания снимать именно в канун Рождества, а также по причине занятости актёра Жан-Луи Трентиньяна производство этой картины было отложено на пару лет - и в итоге вышла раньше «Коллекционерка», первая цветная лента в творчестве Ромера. А вот «Моя ночь у Мод» - по-прежнему чёрно-белая, и это даже принципиально для неё, хотя гораздо позже Эрик Ромер снимет другую рождественскую историю «Зимняя сказка» в ярких праздничных красках, и там тоже будет упоминаться «пари Паскаля», разговоры о котором занимают немалую часть времени в исключительно строгом по тональности фильме 1969 года. Кстати, художественная история, поведанная в «Моей ночи у Мод», должна была стать логическим продолжением документальной телевизионной картины «Встреча по поводу Паскаля», созданной Ромером в 1965 году.
Судя по всему этому, следует сказать, что данная проблематика - и в философском, и в религиозном, и в моральном плане - действительно волновала автора на протяжении десятилетий. Он вновь и вновь возвращался к практически неразрешимому (в отличие от теоретического и вообще схоластического подхода) вопросу насчёт того, насколько человек свободен в своём выборе принципов, взглядов и поступков в реальной жизни, является ли его судьба предопределённой от начала и до конца, какова воля случая и различных обстоятельств. Сам считаемый приверженцем католицизма, придерживающимся ригористических и чуть ли не янсенистских позиций в сфере мировоззрения, Эрик Ромер на удивление проявлял себя явно иначе как творец, не только позволяя собственным героям совершать подчас безрассудные, продиктованные сиюминутным желанием, вообще фривольные деяния, но и иронизируя над зашоренностью и узостью мышления тех, кто просто шагу не может ступить без соотнесения этого с моральными соображениями высшего порядка.
В подобном отношении «Моя ночь у Мод» - наиболее выверенная и очищенная от всего лишнего, как бы идеальная с логической точки зрения, невероятно наполненная умными и вообще глубокомысленными рассуждениями лента, что может утомить отдельных зрителей, хотя парадоксально, что именно она оказалась первой коммерчески успешной у Ромера и вызвала большой резонанс в разных странах, включая США, где претендовала на «Оскар» в двух номинациях. Но особое лукавство автора заключается в том, что он готовит своеобразную ловушку не только для так и не названного основного персонажа (уже потом стали его именовать, как и исполнителя - Жан-Луи), который упорно пытается доказать всем своё вроде как неприятие Блеза Паскаля и его теории выбора между вполне очевидным и требующим немалые усилия, стремится уклониться от всяких соблазнов и предпочесть истовое следование моральным принципам. Хотя Жан-Луи не скрывает того, что раньше имел различные любовные романы и случайные интрижки, а вот теперь надеется получить в жёны прекрасную блондинку-католичку, встреченную им во время молений в Клермонском соборе (кстати, сам Эрик Ромер жил в молодости в Клермон-Ферране и был там учителем).

Надо отметить, что изначальный замысел «Шести моральных историй» возник у Ромера, одного из главных синефилов во французской «новой волне» (пусть к ней не принято причислять его, стоящего словно особняком среди друзей и коллег по прежней кинокритической деятельности, которые затем пришли в режиссуру), под впечатлением от «Восхода солнца» Фридриха Вильгельма Мурнау. И в каждой из шести глав рассматривается ситуация, когда мужчина подвергается искушению остаться с одной женщиной, но в итоге выбирает другую. Однако это словно выворачивается наизнанку - и поневоле испытываешь сомнения, что Жан-Луи, наконец-то решившись познакомиться с юной девушкой Франсуаз как раз после ночи, проведённой с роскошной женщиной Мод (дополнительная язвительность данного события, вынесенного к тому же в заглавие фильма, состоит в отсутствии открытой любовной связи между обоими), получит столь желанного «журавля в небе» вместо доступной «синицы в руках».
Мотив «холодных чувств», как бы высчитанного счастья, целенаправленного и скучно-правильного выбора невесты на всю жизнь, заявленный на фоне зимней натуры, перед Рождеством и сразу после него, приобретает совсем иное измерение в летних условиях какой-то местности у моря, где случайно-закономерно встречается спустя пять лет опять с Мод не один лишь Жан-Луи, но ещё его жена Франсуаз и их четырёхлетний сын. И только лёгкими намёками, особо не акцентируя подспудную неоднозначность эпилога «ночи у Мод», Эрик Ромер даёт возможность понять, что никто из этих людей отнюдь не идеален, а порою лучше притвориться и быть не тем, за кого тебя принимают, умалить или, напротив, преувеличить свои прегрешения. И вообще неизвестно, кто более морален, честен и искренен в собственных чувствах: атеистка и «нарушительница устоев» Мод, которая развелась уже во второй раз, или «стыдливый католик» Жан-Луи, ныне живущий обычной мелкобуржуазной жизнью с той якобы «непорочной девой», у кого тоже была своя «ночь любви» во время зимы.
"Загородил полнеба гений..."

Монтировать фильм всё-таки сложно на бумаге

Ну, образно говоря, что на бумаге. Просто я попробовал (от нечего делать) разбивать видеофайлы, уже выбранные из отснятого материала фильма "Любовь зимой", на отдельные фрагменты, записывая их хронометраж в составленном мною предварительном плане монтажа. Увы, оказалось, что работа трудоёмкая и напрасная. Лучше это делать непосредственно с изображением и звуком в специальной монтажной программе.
Зато надумал для простоты обращения со всеми снятыми дублями отсортировать их не по датам, когда они были сделаны, а всё-таки по сформированным в нужной последовательности блокам - от первого до одиннадцатого, чтобы в случае необходимости можно было легче найти дополнительные моменты для монтажа.