January 26th, 2020

"Загородил полнеба гений..."

Уже всё написано

Далеко не в первый раз сталкиваюсь с тем, что пытаюсь написать о чём-то - а это прежде было у меня. И читатели ловят меня на повторах, и сам обнаруживаю, всё-таки заглянув в поисковые системы, что схожий текст появился, например, три года назад, а я совершенно не помню об этом.
"Загородил полнеба гений..."

А вот 8 фильмов Джея Роуча придётся смотреть

После знакомства с картиной "Джентльмены" Гая Ричи я даже обрадовался, что не только не надо писать на неё рецензию, но и смотреть восемь других лент этого режиссёра.
А вот тоже восемь, но фильмов Джея Роуча, придётся освоить. К тому же один из них был заказан мне ранее. Я видел прежде у него шесть картин. Рецензию же буду писать на самую новую - на "Скандал".
"Загородил полнеба гений..."

И в кино случается момент истины

Рецензия размещена первоначально на ivi.ru

Японский режиссёр Хирокадзу Корээда - далеко не первый кинодеятель с Востока, который попытался снять фильм на западном материале, точнее - в европейских реалиях, а совсем уж конкретно - поместив во Францию действие написанной им истории, первоначально предполагавшейся в качестве пьесы. Пожалуй, в картине «Правда», снятой на двух языках - французском и английском (поскольку в Париж приехала из Нью-Йорка к прославленной актрисе Фабьенн Данжвиль её дочь Люмир с мужем-американцем Хэнком и юной Шарлотт), временами чувствуется её театральная ориентация на пространность разговоров во всё-таки ограниченном числе объектов. Но это не является препятствием для восприятия поведанного сюжета как вполне кинематографического - и не только из-за наличия нескольких подробных сцен, происходящих непосредственно на съёмках ленты под названием «Воспоминания моей матери», а также за её кулисами.
Автор сценария и постановщик в едином лице умеет заинтересовать зрителей теми перепадами в настроениях и чувствах прямых и косвенных участников кинопроцесса, которые попутно выясняют родственные и дружеские отношения, подчас общаются с посторонними людьми, никак не связанными со съёмками будущего фильма. А попутно на разных обертонах проигрывается основной мотив данного произведения: насколько соотносятся правда и вымысел, истина и ложь - и в больших делах (Фабьенн издала книгу мемуаров, где многое представлено вовсе не так, как это было на самом деле), и даже в мелочах. Однако искусство вообще и жизнь знаменитости, которая привыкла за десятилетия пребывания в кино присочинять что-то про себя и окружающих, действительно не могут обойтись без доли бессознательного или вполне намеренного искажения кое-каких событий и незначительных деталей. В конце концов, как сказано Фабьенн в разговоре с дочерью, в своих воспоминаниях любой человек оказывается избирательным: помнит одно и не помнит другое.

Тема правды, а ещё определённее - некоего момента истины, который вдруг случается на съёмках или в обычных беседах за обеденным столом, а то и на ночь глядя, что даже хочется актрисе потом применить непременно в собственной роли, возникает и в самой ленте Корээды, прежде всего, благодаря французской кинозвезде Катрин Денёв, которая явно переигрывает своих партнёров, а порою открывается неожиданно с наиболее доверительной и чуть ли не исповедальной стороны. Наверно, она могла себе позволить в возрасте 75 лет, помимо некоторой самоиронии по поводу собственного статуса, а ещё не лишённых сарказма замечаний в адрес тех, кто только стремится прославиться, также несколько личных признаний насчёт актёрской профессии и судьбы женщины-знаменитости, которой поневоле приходится поддерживать этот имидж за пределами экрана и не давать волю своим подлинным чувствам, вынужденно выбирая в извечной игре «правда или действие» именно второе вместо первого.