December 10th, 2019

"Загородил полнеба гений..."

Посмотреть Каннский конкурс - и умереть?

Не перестаю удивляться, какие малоудачные и даже плохие фильмы теперь попадают в конкурсную программу Каннского фестиваля. От прошлого киносмотра у меня остались две картины, которые я не видел. После того, как они появились в Рунете, надо бы с ними ознакомиться.
А в этом году я пока что посмотрел шесть лент из конкурса. Ещё три скачал. Наверно, могут скоро оказаться на торрентах дополнительно три фильма, которые успели выйти в российский прокат. Таким образом, получится уже больше половины основной программы. Вот только глядеть всё это - как бросаться грудью на амбразуру!
"Загородил полнеба гений..."

Среднее кино идёт на ура!

Всё-таки средний по художественному уровню американский фильм "Брачная история" Ноа Баумбака удостоился шести номинаций престижной премии "Золотой глобус", в том числе в главной категории лучших драм. А ещё он успел до официальной церемонии вручения призов "Независимый дух" получить почётную премию имени Роберта Олтмена. Вот уж до Олтмена далеко Баумбаку, не говоря тем более о Бергмане, намёк на которого (в квартире главного героя висит на стене афиша спектакля "Сцены из супружеской жизни") в ленте имеется.
"Загородил полнеба гений..."

Но сначала придётся проститься с Гарриет, Долемайтом и Джоджо

Пожалуй, посмотрю я четыре фильма, которые наличествуют в разных номинациях "Золотого глобуса". Это "Кролик Джоджо", "Меня зовут Долемайт", "Прощание" и "Гарриет". Может, напишу про них рецензии, если картины заинтересуют меня.
"Загородил полнеба гений..."

Пока брак не разлучит нас

Рецензия размещена первоначально на ivi.ru

Американцам, наверно, виднее! Судя по тому, что фильм «Брачная история» Ноа Баумбака, вообще проигнорированный на Венецианском фестивале, удостоился в США шести номинаций престижной премии «Золотой глобус», включая главную категорию лучших драм, а ещё успел до официальной церемонии вручения приза «Независимый дух» получить почётную награду имени Роберта Олтмена, за океаном лучше восприняли всё-таки среднее кинопроизведение, которое не сравнить даже с хорошими американскими картинами на семейно-матримониальную тему. Моментально вспоминается оскароносный «Крамер против Крамера» Роберта Бентона, где главные герои тоже разводились мучительно и пытались поделить между собой единственного сына. Чего уж говорить об Олтмене или вообще об Ингмаре Бергмане, намёк на которого (в квартире Чарли, театрального режиссёра, висит на стене афиша спектакля «Сцены из супружеской жизни») имеется в ленте Баумбака - на всякий случай, если кто-то вдруг не догадается, на что хотел бы амбициозно равняться современный американский постановщик.
Вероятно, обстоятельства собственного брака Ноа Баумбака, который далеко не сразу женился на известной актрисе Дженнифер Джейсон Ли (старше его на 7,5 лет), а ребёнок у них появился поздно, незадолго до того, как Баумбак, влюбившись на съёмках в более молодую исполнительницу Грету Гарвиг, ушёл от жены и потом разводился с нею не без проблем, показались вполне узнаваемыми для американской кинематографической тусовки. К тому же в США всегда испытывали немалый интерес к судебным тяжбам, особенно на экране. И выдвижение Лоры Дёрн на «Золотой глобус» за исполнение роли циничной и наглой женщины-адвоката, которая больше мешает, нежели помогает супругам мирно и полюбовно расстаться, подтверждает своеобразную зацикленность американцев на мало-мальски скандальных процессах, прежде всего - бракоразводного толка.
Кстати, Дёрн и основные актёры Адам Драйвер и Скарлетт Джоханссон (именно так и с ударением на втором слоге произносится фамилия популярной исполнительницы, которая находилась на стадии второго развода во время работы над этим фильмом) были выбраны Баумбаком ещё до окончания написания сценария, даже давали ему кое-какие советы из личной практики. И к исполнителям точно может быть меньше претензий, чем к сценаристу-режиссёру, который не в состоянии подняться на высокий уровень постижения глубоких человеческих драм, а скользит, скорее, по поверхности. Если и обнажает неизбежные раны, наносимые друг другу теми, кто раньше любил, то потом поспешно замазывает их слоем сентиментальной патоки, что оба разводящихся, которые дошли уже до полного ожесточения, однажды испытают неожиданно берущуюся откуда-то стеснительную нежность, словно в прежние времена.