October 13th, 2019

"Загородил полнеба гений..."

Как жаль, что Ивану Бортнику мало доверяли больших ролей

Посмотрел фильм "Смерть в кино" Константина Худякова, ранее не виденный мною. Как минимум, эта всё же неровная (особенно в самом начале) картина заслуживает дополнительный балл только благодаря Ивану Бортнику, которому редко доверяли большие роли, а ведь актёр - потрясающий! Он создал действительно убедительный и страшный в своей правдивости образ словно раба-палача, который, в зависимости от ситуации, может с лёгкостью издеваться над людьми и даже казнить их, но при ином раскладе готов покорно встать на колени, если последует начальственный окрик другого человека.
"Загородил полнеба гений..."

Разве может быть российское кино без Михаила Кокшенова?

Приснилось мне сегодня, что был составлен какой-то список российских фильмов, снятых за последние два года. А такой любитель и знаток кино, как Михаил Нефёдов, ознакомившись с перечнем, очень удивился: "Где же Михаил Кокшенов? Разве может быть российское кино без Кокшенова?". А на самом-то деле, он с 2006 года уже ничего не ставит.
"Загородил полнеба гений..."

Словам просторно, а мыслям тесно

После того, как Валерия Гай Германика сняла в возрасте всего лишь двадцати четырёх лет свою лучшую игровую картину «Все умрут, а я останусь» (хотя она во многом соответствует предшествующей документальной ленте «Девочки»), другие попытки вернуться в так называемый «большой кинематограф» оказываются неудачными («Да и да»), скандально прерванными (вместо задуманного «Ночника» по вольным мотивам сказки «Оле-Лукойе» был снят иной постановщицей Ольгой Субботиной безликий фильм «Закрой глаза») или средними по уровню, как новый «Мысленный волк». А вот в телесериальной сфере Германика творит вполне интересно и порою изобретательно, ища и, главное, находя контакт с широкой аудиторией. В кино же она всё-таки напрасно зацикливается на арт-хаусе - невразумительном по мысли или чересчур глубокомысленном, когда самой создательнице приходится объяснять, что она хотела снять, в то же время признавая потребность всё заново переделать.
И ведь замысел «Мысленного волка» - из числа давно обдумываемых и лелеемых, если ещё осенью 2014 года Валерия Гай Германика сняла одноимённый видеоклип для группы «Смысловые галлюцинации», не только написала текст песни, но и лично сыграла, если можно так сказать, свою протагонистку, одержимую идеей, частично позаимствованной в сочинениях Иоанна Златоуста. Германика обращалась с просьбой о написании сценария к нескольким авторам - и в итоге согласился это сделать Юрий Арабов, который всегда был склонен к тому, чтобы обнаруживать в окружающей действительности или на материале прошлого некую тайную, сокрытую от многих посторонних, подчас загадочную и мистическую суть всего сущего. И, казалось бы, оба вполне удачно нашли друг друга, чтобы создать неоднозначную и провоцирующую на долгие размышления картину о внутренних страхах психоаналитического плана, которые могут преследовать человека и порою будто материализоваться в той или иной форме, пугая ещё сильнее.

Вот как раз реальное воплощение на экране этого самого «мысленного волка» можно посчитать наиболее разочаровывающим, поскольку невидимое и неосязаемое способно куда мощнее воздействовать на психику, угнетая и подавляя. А ещё не сошлись Германика и Арабов в понимании «силы слова» и в нахождении необходимого экранного эквивалента для выражения слишком литературного стиля, что особенно заметно в весьма пространных диалогах матери и дочери во время их бесконечного блуждания по лесу или уже в доме на хуторе с многозначительным названием Небылое. Постановщица увереннее и лучше ориентируется там, где не нужны никакие слова, а образы, которые можно интерпретировать по-разному, говорят больше и воздействуют впечатляюще, как это видно в символическом прологе, словно знаменующем обряд воскрешения человека и возвращения к бытию на этом свете, и в финале ленты, когда дочь, вновь покинувшая свою мать, которая осталась пребывать словно на пороге между двумя мирами, воспринимается чуть ли не в качестве новоявленной Мадонны, долго едущей в электричке с ребёнком на руках. Надо думать, она смогла наконец-то избавиться от химер, порождённых сном её разума.