May 19th, 2019

"Загородил полнеба гений..."

Мне не хватает наших разговоров

Сегодня могло бы исполниться 60 лет Михаилу Георгиевичу Калатозишвили, внуку знаменитого Михаила Калатозова. Он безвременно умер - в октябре 2009 года, успев получить признание за свой фильм "Дикое поле" по сценарию Петра Луцика и Алексея Саморядова. Мы ещё до съёмок много разговаривали про эту ленту с Михаилом Георгиевичем (несмотря на несколько лет общения и даже на то, что я был на три года старше, продолжал обращаться к нему по имени-отчеству) и спорили насчёт трактовки удивительного произведения двух авторов, тоже столь рано ушедших.
И вообще за всё время наших встреч и бесед, в том числе обсуждения совместных гипотетических кинопроектов (например, экранизации повести "Джан" Андрея Платонова - и сам Калатозишвили уговаривал Алишера Хамдамова отдать ему сценарий для постановки, но потом согласился быть продюсером, подал на финансовую поддержку в тогдашнее Федеральное агентство по кинематографии, однако не получил одобрение и очень переживал по этому поводу), мне больше нравилось просто говорить с Михаилом Георгиевичем на самые разные темы.
Помню, в частности, какое искреннее и неожиданно весёлое общение вышло у нас с литовцем Шарунасом Бартасом, который искал московских партнёров для съёмок своей будущей картины "Евразиец". Оба выпускника режиссёрского факультета ВГИКа стали делиться забавными случаями из студенческой жизни, и у меня, учившегося там чуть раньше их, всё равно возникло ощущение некоего братства, объединяющего нас.
Мне так не хватает разговоров с Вами, Михаил Георгиевич!
"Загородил полнеба гений..."

Оператор решил принять душ?

Когда фильм зашёл в тупик, хочется как-то развеселиться.
Чтобы снять главную героиню картины "...и будет дочь" в тот момент, когда она сушит феном волосы, сидя на краю ванны, пришлось оператору Константину Рассолову ради верного ракурса залезть с камерой на штативе прямо в душевую кабинку. Но потом мы, конечно, навели там чистоту и порядок.