August 23rd, 2017

"Загородил полнеба гений..."

Это особенно трогательно!

Видимо, чтобы я не сильно расстраивался из-за неожиданно возникших проблем с прежней типографией, где печатались первый и второй том персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи", вдруг отправила мне тысячу рублей за третий том моя старшая сестра Наташа. Вот такая поддержка действительно воодушевляет, что надо непременно довести дело до успешного конца.
"Загородил полнеба гений..."

Ах, напугать меня нетрудно...

...я сам пугаться очень рад! И действительно - я являюсь благодарным зрителем всяких "ужастиков", поскольку страшусь любой ерунды. И после ночного просмотра в одиночестве очередного пугающего фильма могу заснуть только с котиком и при включённом свете. А рецензию ждите послезавтра.
"Загородил полнеба гений..."

Концептуальное соседство

По-своему это забавно, хотя можно найти нечто концептуальное в том, кто соседствует в Указателе имён в третьем томе "Почти сорок четыре тысячи":

Жан КОКТО 282, 323, 475
Михаил КОКШЕНОВ 139, 142-143
"Загородил полнеба гений..."

Из рецензии 2008 года под названием "Сила судьбы"

Интересно, что в «Юрьевом дне» местный следователь Сергеев/Серый, бывший зэк, потрясающе сыгранный Сергеем Сосновским, гораздо интереснее как персонаж, чем оперная певица Любовь Васильева, которая приехала в Юрьев с «ностальгическими целями», а превратилась там в итоге в Люсю по прозвищу «Не боюся». Может, она вообще никуда не уезжала из родного города, была буфетчицей, которая временами пела в церковном хоре, а потом проворовалась, сидела в тюрьме, теперь вернулась, но будто бы потеряла память, как в заурядной «мыльной опере», забыла и название реки (кстати, знаменательно, что жители шарахаются в морозном тумане от двух приезжих из Москвы, словно они - призраки), и свою прежнюю судьбу.
Да практически все в этой местности не равны самим себе, точнее - стали не теми, кем раньше являлись. И можно сказать, что окружающая реальность предзимья 2007 года провалилась на двадцать лет назад, и не только главная героиня потеряла сына и собственную идентичность, но и здешний мир застыл в неизменном прошлом - где-то периода начала перестройки. Поскольку никакой перестройки вообще не случилось, и чуда тоже не произошло (если воспользоваться мотивом из нового сценария Юрия Арабова «Чудо» про так называемое «стояние Зои»), зато большая страна успела распасться, причём подписание «беловежского соглашения» пришлось на канун Юрьева дня по новому стилю.
Поэтому странно, что мало кто из писавших о «Юрьевом дне» не попытался объяснить это название отнюдь не в ироническом плане (как «российский День сурка»), а в социально-политическом. Ведь в прежние века Юрьев день был в России единственным моментом, когда крепостные всё-таки могли перейти от одного барина к другому, таким образом поменяв себе хозяина, но так и не приобретя свободу. То есть Юрьев день - это лишь иллюзия краткого освобождения, наивная надежда на изменение собственной судьбы, хотя и без возможности избежать своё предназначение. Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.
Любопытно и то, что при обдумывании истинной сути авторского послания в «Юрьевом дне» вспомнились строки Бориса Пастернака, которые следовало бы счесть лучшим и афористически выраженным откликом на данную ленту: «Когда строку диктует чувство, / Оно на сцену шлёт раба, / И тут кончается искусство, / И дышат почва и судьба». Россия - тот самый раб, вечный крепостной, который привязан всеми узами и узлами к этой почве и судьбе, чью мощную внутреннюю силу практически невозможно преодолеть. И остаётся лишь принять её с миром и покорностью, влившись со своим неузнанным голосом в общий хор и стремясь подстроиться уже под него, обрести новую идентичность в единении не столько с Богом (пусть и звучит на сей раз фрагмент из рахманиновского «Всенощного бдения»), сколько с разлитой в воздухе стихийной витальностью. Эта земля никуда не исчезнет!
"Загородил полнеба гений..."

А это нескромно - упоминать себя в Указателе имён?

С одной стороны, если уж я привожу в персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи" различные интервью (печатные, радийные, онлайновые) с собой, то почему не дать на них ссылку в Указателе имён. А с другой стороны, это выглядит довольно нескромно в третьем томе, где не только я значусь в Указателе, но и мой тёзка, актёр Сергей Кудрявцев. И я представлен по количеству страниц несравнимо часто.
"Загородил полнеба гений..."

Всё не так плохо, как мы думаем!

Пока день не кончился, хотел сообщить, но не знал, каким образом, чтобы не сглазить. В общем, если вчера мне пришлось попереживать за судьбу третьего тома персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи", то сегодня столь же внезапно обрадовали одним хорошим известием, которое увеличивает шансы, что заключительная книга будет издана.