July 31st, 2017

"Загородил полнеба гений..."

Качает из стороны в сторону!

Ещё можно понять, когда режиссёр не опускается ниже 7 баллов в ранний период своей деятельности, а позже начинает, увы, снимать среднее и даже плохое кино. Но вот когда создателя качает из стороны в сторону, и он снимает вот на каком уровне по оценкам: 7, 1,5; 5,5; 2, 6,5... То есть он сознательно идёт на творческий компромисс, соглашаясь ради денег состряпать нечто простенькое.
"Загородил полнеба гений..."

Если долго мучиться...

Кажется, завершилась почти пятичасовая борьба с техникой - и мне удастся, благодаря помощи одного из читателей, наконец-то разместить своё видеообращение о сборе денег на издание третьего тома персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи".
"Загородил полнеба гений..."

Во всём виноват фильм «Ромео и Джульетта»

В марте 1972 года на экраны СССР вышел фильм «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли, который произвёл фурор в советском прокате. При 953 копиях (конечно, это немало - но при тираже в полторы тысячи картина привлекла бы ещё больше зрителей) аудитория составила 35,8 млн. человек. Сам лично стоял в очереди, чтобы попасть в кинотеатр.
Разумеется, я был впечатлён увиденным. Трагедию Шекспира не читал, поэтому выпросил у своей тёти томик из собрания сочинений, в котором имелся текст «Ромео и Джульетты». И даже увёз книгу с собой в летнюю геологическую партию почти на границу с Монголией, где я устроился подработать после окончания девятого класса.
Там, кстати, вроде как влюбился в девушку по имени Жанна, тоже работавшую в экспедиции. Она была старше на 4 года (мне тогда исполнилось шестнадцать) - и родственники переполошились после моего возвращения домой, поскольку посчитали, что я всерьёз увлёкся Жанной.
Между тем, я ещё с весны куда более сильно был влюблён в очень красивую десятиклассницу по имени Ирина - а началось всё с того, что на одном из школьных вечеров я осмелился пригласить её на танец и был просто вне себя от счастья, что она не отказала. Ощущения от того, что я бережно придерживал её руками во время танца, совершенно непередаваемые!
А потом началось со мной то, что происходит с некоторой периодичностью в течение уже сорока лет - я мечтаю и восторгаюсь объектом своих желаний, но почти не делаю ничего, чтобы пытаться покорить сердце избранницы. Именно под влиянием чувств к Ирине я начал чего-то сочинять (это случилось уже осенью 1972 года - так что я могу теперь отметить своего рода юбилей собственной творческой деятельности), а к концу года даже решился признаться ей в любви, назначив свидание, между прочим, у кинотеатра «Родина», где смотрел весною фильм «Ромео и Джульетта». Надо ли быть пророком, чтобы предсказать итог этой встречи?!
Но с тех пор я ещё больше увлёкся стихоплётством и прочей графоманией, даже пару сценариев попытался написать (один - по «Герою нашего времени» Михаила Лермонтова, другой - по книге стихов «Кинематограф» Юрия Левитанского), пристрастился к сочинению рецензий (как ни забавно, один из напечатанных опусов в газете «Комсомолец Забайкалья» был посвящён не кино, а спектаклю «Физики» по пьесе Фридриха Дюрренматта в Читинском областном драмтеатре).
Даже не знаю: слышала ли о моих начальных успехах отвергнувшая меня девушка (вообще-то она сделала это очень тактично, извинившись нежным голосом, что у неё уже есть парень)? Ведает ли та самая Ирина (потом я любил ещё двоих с таким же именем), кем я стал?
Хотя кем я стал? Большой вопрос, остающийся без ответа!
2012