February 20th, 2017

"Загородил полнеба гений..."

Ну и свинью мне подложили!

Гур-гур жутко старомодного кинокритика: "О чём писать, когда не о чем писать? О чём писать, когда не о чем писать? О чём писать, когда не о чем писать?".
И ведь действительно: о чём я должен написать в своей рецензии, если я абсолютно не знаю, что вообще можно написать об этом фильме? Надо ж было так попасться, что вроде как моё возвращение в официальную кинокритику начнётся с вымученных попыток хоть несколько строк выдавить из себя в ответ на тот скучнейший бред, который я увидел на экране?
"Загородил полнеба гений..."

Фрагмент статьи "Виртуальная реальность в кино"

Этот текст был написан в 1997 году, когда ещё даже не начали снимать «Матрицу», которая существенно изменила отношения между публикой и виртуальной реальностью в кино.

Мгновенно внедрилось и даже успело стать вполне заурядным такое явление, как «виртуальная реальность». Настолько быстро что-то загадочное и невероятное входит в нашу жизнь, превращаясь даже в объект обычной «мыльной оперы» (типа телесериала «Виртуальная реальность»). Первоначальные страшные угрозы по поводу того, что поколение начала XXI века будет существовать уже в виртуальном мире, который чуть ли не полностью заменит собой реальный, теперь звучат столь же привычно и банально, как время от времени вспыхивающие пророчества о близком конце света, новом Апокалипсисе, по привычке связываемом с завершением века, тем более тысячелетия.
В этом плане особенно знаменательно пересечение двух популярных мотивов в фантастическом фильме «Странные дни» (1995) Кэтрин Бигелоу, который вдруг познал провал. Не добились ожидаемого резонанса другие виртуально ориентированные ленты 1995 года - «Джонни-Мнемоник», «Виртуальный мир» (в оригинальном названии есть игра слов, поскольку Virtuosity - это ещё и «Виртуозность»). А «Газонокосильщик 2» с завлекательным вроде бы подзаголовком «За пределами киберпространства» вовсе не вызвал какого-либо интереса, хотя и первый «Газонокосильщик», открывший, по сути, в 1992 году тему виртуальной реальности, тоже не пользовался большим успехом. Кстати, десятилетием ранее картина «Трон», где впервые был заявлен мотив виртуальности компьютерного мира, всё-таки имела лучший результат.
Не может не возникнуть впечатление, что публика предпочитает, чтобы приём виртуальности или иной «компьютерности» происходящего в кино не был, как говорится, намеренно обнажён, специально подчёркнут, явно афиширован. Если на экране в какой-нибудь очередной серии «Бэтмена» или в фильме типа «Дня Независимости» использованы все достижения современных визуальных эффектов, порождённых компьютерной технологией, если развёртывается на более широком пространстве действие популярной компьютерной игры вроде «Смертельной битвы», это способно вызвать весомый зрительский интерес. В качестве своеобразного исключения виртуальные забавы могут быть косвенно отражены в производственно-эротической драме из жизни служащих крупной компьютерной фирмы («Разоблачение»), что тоже будет воспринято массовой аудиторией. Но как только виртуальность оказывается в центре сюжета, а герои будто путешествуют между двумя мирами - подлинным и вдвойне подлинным (напомним, что в переводе с английского «виртуальный» как раз означает «настоящий», «истинный»), то есть мы поневоле становимся свидетелями зазора, всё-таки существующего между иллюзией и реальностью, это моментально встречается без особого энтузиазма.
"Загородил полнеба гений..."

Звездану по ненавистному "Оскару"!

Каждый год - одна и та же история. Все хотят знать про оскаровский расклад: кто и за что получит? Обращаются за конкретными комментариями. А я, как правило, смотрю не все фильмы и с немалым опозданием. Поэтому отказываюсь от участия в обмене мнениями.
Другое дело - взглянуть на историю "Оскара" с высот искусства и политики, обобщить почти 90-летний опыт существования этой премии, которая теперь настолько усиленно навязывается всему миру, что впору её возненавидеть за назойливость. Об этом можно посудачить!
Так что я согласился на предложение телеканала "Звезда", чтобы завтра после 14 часов записали интервью со мной по поводу того, насколько политизирована (точнее было бы заявить - в какой степени политкорректна) награда Американской киноакадемии.