June 30th, 2016

"Загородил полнеба гений..."

То густо, то пусто

Вчера вот прислали в адрес проекта издания персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи" уже не 7100, а всего лишь 800 рублей. Хотя посетителей было больше - 107. Просто любопытствуют, что ли?
А вообще позорно, если я, вроде как один из родоначальников краудфандинга в России, также собравший частным образом более 150 тысяч рублей на первый том новой книги (кто-то сдал заранее на второй и третий), имею сейчас на платформе planeta.ru только 17633 рубля. Впрочем, впереди ещё целый месяц. И некоторые читатели пообещали прислать деньги в июле.
"Загородил полнеба гений..."

"А и Б сидели на трубе..."

Долгожданный просмотр кинолент для пополнения режиссёрских фильмографий во втором томе персональной киноэнциклопедии "Почти сорок четыре тысячи" откладывается, как минимум, на неделю.
Я по наивности думал, что Указатель имён, который мне помог рассортировать компьютерным способом один читатель из Иркутска, я быстренько пробегу глазами - и всё ОК! Не тут-то было. Я проверил вчера за день всего лишь две буквы - А и Б. Насколько же это утомительное дело! Зато обнаруживаю ошибки в тексте книги. И то польза!
"Загородил полнеба гений..."

Вот и нашлось объяснение кадра из "Июльского дождя"

Один из читателей в ЖЖ предположил, что размещённый мною кадр - из вырезанной сцены в зоопарке. Я набрал эти слова в Поисковике - и довольно быстро нашёл следующее:
"Стоял обычный осенний день - один из тех, что неожиданно, после раздражающей слякоти, заливают город светом неяркого солнца и, чуть побаловав теплом, обманывают, суля возвращение лета. В такие дни почему-то бывает неспокойно на душе. Неспокойно, видно, было и молодой женщине, сидящей на скамейке с книжкой в руках. Она сосредоточенно размышляла, рассеянно перелистывая страницы.
Скамейка стояла на тихой аллее зоопарка. Рядом играли дети, за спиной у женщины по зарешеченной площадке метались ламы, слабый ветер шуршал опавшей листвой, а она не замечала ничего, словно была далеко отсюда.
Этот кадр пройдет на экране быстро, сменившись другим, третьим, сотым, но в каждом из них мы увидим ее — веселой, задумчивой, решительной, колеблющейся, легкомысленной, серьезной..."
(Фрагмент текста из журнала "Советский экран", №2, 1966)