August 18th, 2014

Река, куда нет возврата

"Котята русские войны"

Вспомнил, как в детстве я никак не мог разобрать слова песни "Хотят ли русские войны?". Мне почему-то слышалось нечто невообразимое: "Котята русские войны".
А вот теперь я думаю, что если быстро просмотреть френдленту в любой из трёх социальных сетей, где я сам присутствую, то результат будет такой: или котики, или русские, или войны.
Река, куда нет возврата

Минкульт и Фонд кино - это знак отсутствия качества

Я-то говорю об этом уже лет восемь - можете проследить по ЖЖ. А сейчас нечто схожее сказал критик Юрий Богомолов, член жюри кинофестиваля "Окно в Европу" в Выборге: «Я отметил, что фильмы, сделанные без поддержки государства, выглядят достойно, а снятые с поддержкой - выглядят достойно как исключение. Если наше кино выживет действительно, а не номенклатурно, то наверное как независимое».
Река, куда нет возврата

Самые дешёвые билеты - только по загранпаспорту!

Искал самые дешёвые билеты на самолёт из Москвы в Санкт-Петербург. Нашёл на одном из сайтов. Начал оформлять заказ на билеты. Но выяснилось, что графа "Документ" предполагает наличие только заграничного паспорта. О паспорте РФ даже и речи нет!
Река, куда нет возврата

Ожидая "Батальон смерти"

Дмитрий Месхиев уже не снимал 5 лет как режиссёр, но скоро ожидается показ сериала "Батальон смерти". А ещё мне понадобилось посмотреть его "Американку", римейк которой сейчас сделал Ренат Давлетьяров под названием "Пацаны".
Ну и заодно я решил ознакомиться ещё с тремя ранее не виденными картинами Месхиева - "Механическая сюита", "Семь кабинок" и "Человек у окна". Вдобавок обнаружилась необычная среднеметражная лента "Концепция возникновения джаза от Сергея Курёхина", снятая ещё в 1996 году.
А в принципе, я неплохо знаком с творчеством Дмитрия Месхиева - прежде смотрел 10,5 работ.
Река, куда нет возврата

Беги, чтобы я тебя поймала!

Вот не понимаю я какие-то причудливые и странные фильмы, где происходит невесть что, а зрители по неизвестной причине даже обожают такие ленты с придурью, проще говоря - чокнутые, ставят им высокие оценки и превращают чуть ли не в культовые. Подобной картиной, вызвавшей у меня недоумение, оказалась «Цена молока» (2000), дебютная для сравнительно уже немолодого, 41-летнего новозеландского режиссёра Хэрри Синклера. Но поскольку надо было исполнять заказ читателя на рецензию, я решил ознакомиться со следующей работой Синклера, снятой через два года. «Игрушечная любовь» (у нас её зачем-то перевели как «Кукольную любовь», что всё-таки не одно и то же!) - не менее безрассудная и по-своему экстравагантная, однако она приглянулась мне в большей степени.
Так что я предпочёл сочинять отзыв именно об этом фильме, обладающем неожиданной симпатией, словно та вроде как обычная девушка Клои, которую встретил парень по имени Бен однажды в баре и «запал» на её своенравный характер и всевозможные выкрутасы. Попутно он пытается изо всех сил выпутаться из совершенно необъяснимых отношений, связывающих с иной возлюбленной Эмили (а она, в свою очередь, представляет собой тоже «штучку с завихрениями», почему-то предпочитающую держать Бена на расстоянии и изменять ему с автомехаником Франсуа). И если подходить к поведению всех молодых персонажей данной ленты с точки зрения блюстителей строгих нравов, то это беспорядочный, дерзкий и, можно сказать, хулиганский промискуитет, где почти каждый успел переспать с кем-то другим, вовсе не придавая этому какого-либо значения. Никто особо не заморачивается ничем - поступают, как заблагорассудится, точнее, что им просто вдруг, ни с того и ни с сего взбредёт в голову. И страдают будто бы легко, и рвут узы в клочья, и бьют друг друга наотмашь, и клянутся ненавидеть до гробовой доски…
Хотя есть в такой игрушечной, инфантильной, сумасбродной и невоздержанной любви второпях и наобум неведомо откуда берущаяся искренность и непосредственность переживаний, открытость и незащищённость чувств, доверчивость и чистота ещё не осуществлённых желаний. Вроде бы неловко и даже совестно в этом признаваться, но так хочется внезапно обрести посреди большого города (пусть в Новой Зеландии нет мегаполисов, как в многонаселённых странах) истинно родственную душу. Вот и бегают герои от одного к другому, одновременно боясь убежать слишком далеко и, напротив, приблизиться лицом к лицу, чтобы сделать окончательный выбор, который как раз тем и пугает их, что столь трудно решиться на остановку в пути. Ну, тогда полетим вместе в Японию!
Оценка - 5 (из 10).