August 4th, 2014

Река, куда нет возврата

Как хорошо, что меня не зовут в жюри фестивалей!

Кто-нибудь расстраивается, а я вот радуюсь, что меня не приглашают на кинофестивали полнометражных фильмов в качестве члена жюри. Потому что как представишь себе, что в конкурсе участвуют картины, которым я ставлю даже 1 из 10, а кое-какие из них не только получают призы, но и вообще главные награды (!)... Мне было бы мучительно стыдно, пусть я бы лично и голосовал против. Но всем же потом не объяснишь, что я решительно не согласен. Так что хорошо, что не зовут!
Река, куда нет возврата

И я немедленно возгордился!

Я вчера дважды испытал горделивое чувство, что ещё чего-то стою, если меня вписала в Фейсбуке в друзья российская актриса, к которой я неравнодушен, и ровно год назад я пытался найти её контакты, чтобы лично познакомиться и предложить роль в фильме, но в актёрском агентстве отказались дать адрес и телефон, лишь согласившись переслать моё письмо. Сейчас выяснилось, что актриса так и не получила послание от меня. И вместо неё снялась у нас другая.
Зато теперь оказалось, что эта актриса хорошо знает меня по рецензиям - более того, двухтомник "3500" является для неё чуть ли не настольной книгой. И тоже хотела бы встретиться со мной и пообщаться - в том числе надеясь, что нам удастся когда-нибудь посотрудничать на каком-либо фильме.
Река, куда нет возврата

Поступило 13,5 тысяч рублей за 10 дней

Хотя в последние дни читатели не столь активны, однако удалось собрать 13,5 тысяч рублей на издание будущего двухтомника "Почти 44000". Думаю, что потихоньку-полегоньку (торопиться-то некуда!) я получу нужную сумму, чтобы можно было выпустить персональную киноэнциклопедию, которая лишь отчасти будет походить на "3500", а построена совсем по иному принципу.
Река, куда нет возврата

Жертвоотмщение

Если вообще не знать ничего про Хенри Бина, который в 2001 году дебютировал в режиссуре фильмом The Believer (почему-то назван у нас «Фанатиком», хотя точнее был бы перевод «Имеющий веру»), то вполне можно подумать, что он сравнительно молод, поскольку бросил своего рода вызов, как и его герой, 22-летний парень, еврей-антисемит, придерживающийся и в остальном явно фашистских взглядов. Но проще всего посчитать этого самого Дэниела Балинта из Нью-Йорка яростным фанатиком, готовым перейти от слов к делу и начать физически уничтожать ненавистных евреев. Кстати, лично Бин предстал на экране в качестве первой назначенной жертвы, с кем хотел бы расправиться одержимый нацист, однако это было сделано чужими руками, даже если подозрение всё равно пало на «идейного вдохновителя» антисемитского террора.
Вообще выясняется, что кино, снятое по собственному сценарию 55-летним постановщиком, довольно далеко от экстремистского молодёжного бунтарства и преследует совсем другие цели, нежели развенчание человеконенавистнических воззрений наглого и дерзкого юнца, желающего самоутвердиться любой ценой, энергично шагая по трупам. Оказывается, он не такой! Да и автор с редкой настойчивостью повторяет вновь и вновь сцену из школьного детства своего персонажа, который мог бы, наверно, со временем стать не только благочинным иудеем, соблюдающим все указания Торы, но и чуть ли не раввином, не будь изначально помечен «Каиновой печатью», если понимать это в байроновском духе. Ведь малолетний Дэниел уже являлся дерзким богоборцем, посмевшим оспорить учителя и подвергнуть сомнению готовность Авраама покорно совершить обряд жертвоприношения собственного сына Исаака по первому же требованию Господа, которому и нужно было всего лишь продемонстрировать своё могущество над людьми, обязанными верить в Бога слепо и безрассудно.
Но истинная вера - это не то, что зиждется на страхе и подчинении. Верующий и имеющий веру - всё-таки разные личности, которые отличаются степенью внутреннего и глубинного постижения сути поклонения Господу, а главное - уровнем индивидуальной свободы, возможностью делать персональный выбор осознанного плана, соизмеряя себя, как творение Божье, с самим Создателем, как ни кощунственно это прозвучит для ортодоксов всех мастей и религий. И откровенно богохульские и вообще преступные поступки, совершаемые героем картины в убедительном и точном исполнении молодого Райана Гослинга, становятся в итоге простительными, потому что искупаются главным его деянием. Человек приходит к Богу изнутри и по велению души, а не следуя давно заведённым ритуалам и соблюдая лишь внешнюю, показную, фальшивую предрасположенность к религии.
Тем удивительнее, что лента Хенри Бина получила главный приз среди драм не только на фестивале независимого кино «Санданс» в США, но и «Золотого Георгия» в Москве - в стране тотального неверия и абсолютно лживой демонстрации духовных помыслов в лицемерном расчёте на публику и с несомненной оглядкой на то, насколько это сейчас модно и актуально. Видимо, сумела настоять на этой премии немка Маргарете фон Тротта, председатель жюри, которую всегда интересовали в творчестве и в реальной жизни и левая, и правая радикальные позиции борцов-одиночек, вступающих в открытый конфликт с любой господствующей системой.
Оценка - 6,5 (из 10).
Река, куда нет возврата

Жертвоотмщение

Если вообще не знать ничего про Хенри Бина, который в 2001 году дебютировал в режиссуре фильмом The Believer (почему-то назван у нас «Фанатиком», хотя точнее был бы перевод «Имеющий веру»), то вполне можно подумать, что он сравнительно молод, поскольку бросил своего рода вызов, как и его герой, 22-летний парень, еврей-антисемит, придерживающийся и в остальном явно фашистских взглядов. Но проще всего посчитать этого самого Дэниела Балинта из Нью-Йорка яростным фанатиком, готовым перейти от слов к делу и начать физически уничтожать ненавистных евреев. Кстати, лично Бин предстал на экране в качестве первой назначенной жертвы, с кем хотел бы расправиться одержимый нацист, однако это было сделано чужими руками, даже если подозрение всё равно пало на «идейного вдохновителя» антисемитского террора.
(полный текст в ЖЖ и ВКонтакте - для тех, кто имеет двухтомник "3500", заказывает рецензии или заранее вносит деньги на издание "Почти 44000")
Река, куда нет возврата

Сирк начал в 37 лет, а Фассбиндер закончил

Начал смотреть фильмы немецко-американского режиссёра Детлефа Сирка (Дагласа Сёрка), которого обожал Райнер Вернер Фассбиндер. И обратил внимание на то, что Сирк стал снимать кино довольно поздно - в 37 лет. А вот Фассбиндер, напротив, закончил в этом возрасте, поскольку преждевременно умер.