May 25th, 2014

Река, куда нет возврата

Джейлан побил на три минуты рекорд Висконти

Фильм "Зимняя спячка" турецкого режиссёра Нури Бильге Джейлана, только что завоевавший главный приз Каннского кинофестиваля, стал самым длинным в истории лауреатом. Его хронометраж - 198 минут. Прежний рекорд принадлежал "Леопарду" Лукино Висконти, показанному в 1963 году в Канне в той версии, чья продолжительность составила 195 минут.
10372293_536371683138263_6579180760550572949_n

Река, куда нет возврата

А ведь Канн любит нас меньше, чем Венеция

Приз за сценарий, который всё-таки дали российскому фильму "Левиафан" Андрея Звягинцева, считавшемуся одним из явных претендентов на главный приз, заставляет вспомнить, что в последние 20 лет на Каннском кинофестивале относились к нам не так уж хорошо.
Далеко не каждый год отечественные деятели участвовали в основном конкурсе. И с 1994 года, когда картина "Утомлённые солнцем" Никиты Михалкова получила Большой приз жюри, нам не доставались награды такого же уровня. Премия за сценарий Юрий Арабова ("Молох") в 1999 году, диплом за актёрский ансамбль ("Свадьба") в 2000 году, приз за мужскую роль Константина Лавроненко ("Изгнание") в 2007 году, вот теперь - награда за сценарий Олега Негина и Андрея Звягинцева ("Левиафан")...
Маловато будет! В Венеции поощряли лучше.
Река, куда нет возврата

Вот и в жюри Каннского фестиваля не зовут наших почти 20 лет

Если в советские времена становились членами основного жюри Каннского кинофестиваля многие отечественные кинематографисты (причём Сергей Юткевич - трижды, и однажды был вице-президентом; Роберт Рождественский - тоже трижды; Сергей Васильев, Юлий Райзман, Сергей Бондарчук и Ростислав Юренев - по 2 раза), то из России мало кто приглашался, а после 1995 года - вообще никто! Разве что Никита Михалков и Андрей Кончаловский были председателями жюри короткометражных фильмов. Но это же явно не тот почёт!
Река, куда нет возврата

Фильмы Льва Кулиджанова

Фильмы Льва Кулиджанова (средний балл - 7,23)

«Это начиналось так…» (СССР, 1956, реж. Лев Кулиджанов, Яков Сегель)
6,5
«Дом, в котором я живу» (СССР, 1957, реж. Лев Кулиджанов, Яков Сегель) 8,5
«Отчий дом» (СССР, 1959) 8,5
«Когда деревья были большими» (СССР, 1961) 9
«Синяя тетрадь» (СССР, 1963) 6,5
«Преступление и наказание» (СССР, 1969) 8,5
«Звёздная минута» (СССР, 1972-1974, выпуск - 1975, документальный) 7,5
«Карл Маркс. Молодые годы» (СССР-ГДР, 1979, телесериал) 6,5
«ХХ век. Паритет» (СССР, 1987, документальный) 7,5
«Умирать не страшно» (СССР, 1991) 4,5
«Незабудки» (Россия, 1994) 6
Река, куда нет возврата

Мир нетерпимости

Фильмы французского режиссёра Бертрана Бонелло почти всегда попадают в программу Каннского фестиваля, хотя остаются преимущественно без каких-либо наград, что по-своему справедливо, поскольку этот автор с неба звёзд не хватает, но непременно вносит долю скандальности и эпатажности в довольно чинную атмосферу престижного киносмотра на набережной Круазетт. Ещё не видя его последнюю работу «Ив Сен-Лоран», я бы выбрал в качестве наиболее интересной для написания рецензии (а заказывали-то мне «Дом терпимости» - в оригинале «Аполлонида. Воспоминания о закрытом доме») вторую по счёту ленту - «Тирезия» (2003), снятую 34-летним постановщиком с откровенным вызовом и весьма провокационно.
И она действительно производит отталкивающее впечатление в первой половине повествования, когда мы вынуждены лицезреть на экране мучения захваченной в плен неким поэтом-эстетом уличной проститутки, которая оказывается… транссексуалом с женской грудью и мужским членом. Но потом действие непостижимо меняется, как и манера самого рассказа, когда выясняется, что жертва жестоких экспериментов неуравновешенного негодяя выжила, однако ослепла и вместе с тем приобрела неведомый дар прорицательства - и это как бы соответствует древнегреческому мифу о Тиресии, который успел несколько раз побывать и в мужском, и в женском обличье, а также прославился в качестве оракула, предсказывающего события.
Вульгарная и неприятная интерпретация изначальной судьбы будущего пророка вполне может отвратить от просмотра тех зрителей, которые легко впадают в состояние нетерпимости и вообще на дух не переносят демонстрацию грубых, грязных, извращённых, глубоко порочных и практически животных инстинктов так называемых людей, производящих впечатление копошащихся где-то на свалке мелких тварей, что даже хуже крыс! Тем неожиданнее последующее преображение героев и способа повествования, которое начинает напоминать нечто среднее между минималистскими, подспудно религиозными притчами Робера Брессона и, допустим, загадочной «руссоистской» картиной Вернера Херцога «Каждый за себя, а Бог против всех». И появление вроде как продвинутого и будто бы открытого по своим взглядам сравнительно молодого священника, который не мог не заинтересоваться феноменом «слепого чудотворца», должно бы свидетельствовать о том, что на сей раз будет наконец-то понят и принят «новоявленный святой», опять испытывающий мир на толерантность и сочувствие к страждущим. Ан нет!
Более того, режиссёр привлёк на роль священника актёра Лорана Люка, который уже сыграл поэта-садиста в предшествующей части этой двойной истории. И потому получается, что не существует особой разницы между испорченным интеллектуалом и якобы терпимым к чужой непохожести представителем католической церкви. А вот вернувшемуся в мужскую ипостась заглавному персонажу (между прочим, в его качестве выступил уже иной исполнитель) всё равно нет места «в этом худшем из миров» - и трагический исход фактически предрешён.
Оценка - 5 (из 10).
Река, куда нет возврата

Я фигею от такого сервиса!

Стала барахлить десять дней назад связь с Интернетом, чего не было очень давно. Я позвонил в техническую службу. Там мне ответили, что меняют какое-то подключение в нашем доме - я в этом мало что смыслю. Заодно спросили: "А не хотите сделать скорость Интернета в три раза выше, зато платить вам придётся вдвое меньше. И мастер приедет бесплатно". Я задал наивный вопрос: "Почему?". Мне ответили: "Вы наш давний клиент".
Поставили меня в очередь. И с тех пор звонили уже четырежды, в том числе сегодня, в воскресенье. Уточняли мой адрес и время прихода мастера. Жду его завтра с 13 до 15 часов. По советской привычке, чувствую в этом какую-то скрытую загвоздку.