April 17th, 2014

"Загородил полнеба гений..."

Защитные цвета

Пересмотрев спустя много лет «Нож в воде», первый полнометражный фильм Романа Поляньского (если уж придерживаться польского варианта произношения принятой им фамилии), не без удивления обнаруживаешь, что ныне он стал куда актуальнее. И не по этой ли причине в 2009 году на фестивале «Лето фильмов» в Варшаве сценарий, написанный режиссёром совместно с Ежи Сколимовским и Якубом Голдбергом, был признан лучшим за всю историю кинематографа Польши. А вот в момент своего появления на экранах (это произошло в марте 1962 года) картина вызвала недоумение у многих, поскольку явно не вписывалась в сформировавшиеся традиции «польской школы» и даже спровоцировала гнев высшего руководства в лице Владислава Гомулки, первого секретаря ЦК ПОРП. Кстати, это можно было бы сопоставить с резкой реакцией Никиты Хрущёва на ряд сцен в снятой примерно тогда же советской ленте «Застава Ильича», сразу отправленной на переделку.
И неудовольствие обоих руководителей объяснялось, в частности, тем обстоятельством, что они почувствовали подспудный конфликт на экране между представителями разных поколений: теми, кто старше и успел чего-то добиться в своей карьере, и молодыми «невинными чародеями» (если воспользоваться названием другого сценария Сколимовского, реализованного годом ранее Анджеем Вайдой, который уже стал классиком нового кино Польши, но вовсе не желал почивать на лаврах). Ведь фильм Вайды тоже был встречен настороженно и критически - считалось, что 34-летний постановщик вроде как решил поиграть в одни игры с молодёжью (не так ли с большим сомнением смотрели на 35-летнего Марлена Хуциева, позвавшего для работы над сценарием «Заставы Ильича» всего лишь 23-летнего Геннадия Шпаликова).
«Нож в воде» - это тем более творение именно молодых кинематографистов. Роману Поляньскому не было ещё 28 лет на момент начала съёмок на Мазурских озёрах, Ежи Сколимовскому исполнилось 23 года, столько же - актёру Зигмунту Маляновичу, сыгравшему парня, который оказался своего рода «возмутителем спокойствия», да и непрофессионалка Иоланта Умецка, студентка 4-го курса музыкальной Академии в Варшаве, вряд ли была старше. Вот только соавтор сценария Якуб Голдберг и исполнитель роли преуспевающего спортивного журналиста Леон Немчик оказались из другого поколения - почти сорокалетними.
Этот фильм, намного опередивший время (лишь во второй половине 70-х годов возникло направление в кинематографе Польши, которое получило определение «кино морального непокоя» - «Защитные цвета» Кшиштофа Занусси и «Без обезболивания» Анджея Вайды стали первыми достижениями тех, кто хотел поставить неутешительный диагноз внешне стабильному польскому обществу, на самом деле чреватому скорыми потрясениями), обвиняли в космополитизме и некритическом восприятии всего западного - от одежды и разных аксессуаров до образа жизни и культуры в целом.
При желании можно проводить параллели между «Ножом в воде» и, например, лентами Микеланджело Антониони о нарастающем чувстве разобщённости и непонимания в эпоху «экономического бума». Между прочим, и мотив «ложного детектива» тоже наличествует, к тому же усиленный типично хичкоковской темой «виноватого невинного», которая как бы вывернута наизнанку. Потому что в финале ощущает собственную вину тот, кто фактически не виноват, и никак не может поверить в это, считая, что «опасная игра», затеянная им самим ради удовлетворения своих мужских амбиций и чувства превосходства некоего «хозяина жизни» над юнцом-автостопщиком, который ничего не добился, оставаясь «пешеходом» по сравнению с обладателем хорошей автомашины и личной яхты.
Камерное «кино на троих», пусть и разворачивающееся полностью на природе, психологически точное и убедительное по характерам, находчивое по всевозможным деталям, мастерски обыгранным молодым постановщиком - это как раз то излюбленное и поистине фирменное, чем и дальше будет славен Роман Полянский, переместившись без каких-либо творческих затруднений в западный кинематограф. Видимо, его следует действительно посчитать способным к исключительной мимикрии в искусстве, «духовным космополитом», который может блистательно выразить себя в любой стране, где довелось работать.
Оценка - 8,5.
"Загородил полнеба гений..."

Апрель - пора быть добрей?

За последние дни поставил несколько высоких (по моим меркам) оценок - в том числе трём современным фильмам, что со мной бывает нечасто. Подобрел, что ли? Похвалил даже те картины, которые были разруганы другими.
"Загородил полнеба гений..."

Люблю проверять фильмы по трём ключевым точкам

Когда смотришь кино у себя дома, есть прекрасная возможность гораздо точнее проверять фильмы по трём ключевым точкам: треть, половина и две трети всего хронометража. Всегда интересно, насколько этот художественный закон повествовательной композиции срабатывает.
"Загородил полнеба гений..."

Полуудача

Хотя американский независимый фильм «Полу-Нельсон» получил специальный приз на МКФ в Локарно и премию Американского киноинститута по итогам 2006 года, а актёр Райан Гослинг даже номинировался на «Оскар», чего-то картине 29-летнего Райана Флека всё-таки не хватает для того, чтобы стать настоящей удачей. Снятая за $700 тыс. (что по американским меркам является малым бюджетом) лента вроде бы привлекательна благодаря необычной теме чисто дружеских взаимоотношений, которые возникают между белым учителем истории и чернокожей 13-летней ученицей.
Кстати, Дэниел Данн, незадавшийся писатель, который пошёл работать в школу для цветных подростков, кажется действительно интересным преподавателем, способным увлечь учеников новым подходом к изучению предмета. Но сами авторы словно не рискуют довериться только этой тематике - и снабжают повествование дополнительными осложнениями: главный герой никак не может завязать с наркотиками, а старший брат юной Дрей сидит в тюрьме, поскольку решил выгородить своего приятеля, мелкого наркодилера, который непонятно зачем втягивает в преступные дела хорошую девчонку, чья судьба должна была бы стать более удачной, поскольку она умна, имеет успехи в баскетбольной команде и вообще умеет ладить с разными людьми.
В «Полу-Нельсоне» (между прочим, это термин из греко-римской борьбы, обозначающий один из приёмов в схватке спортсменов) есть поистине неплохие сцены, выглядящие живыми и непосредственными. И манера съёмок исключительно ручной камерой почти не чувствуется - значит, она естественна и подходит к данному рассказу, имеющему преимущественно свободную структуру, когда отдельные эпизоды-зарисовки сменяют друг друга будто бы без особой сюжетной логики. Но вот какой-то художественной искры, позволяющей высечь из этого жизненного материала неожиданное ощущение подлинного открытия и даже удивления от того, как вдруг иначе раскрывается на экране нам знакомое и прежде известное, в фильме Флека, к большому сожалению, нет.
Оценка - 6.