March 20th, 2014

В поисках потерянной реальности

Под утро испытал еврейский каминг-аут

Вчера у меня оказался шестым по счёту за день (и самым лучшим среди всех) фильм "Джентльменское соглашеине" Элиа Казана, который я досмотрел уже около пяти часов утра. И совсем забыл о том, что эта картина о своеобразном "еврейском каминг-ауте" не только была удостоена 20 марта 1948 года главного "Оскара", но и получила золотую статуэтку ещё и за режиссуру. Действительно умное кино о том, что невольными антисемитами могут стать даже те, кто вроде бы не приемлет антисемитизм, но лишь на словах, а вот на деле...
Кстати, мне тут на днях посыпались в ЖЖ (не иначе, как Жизнь Жидов!) комментарии от одного киномана, который стал доказывать, что все, кто не умеет правильно использовать свет в кинематографе, являются жидами. И Тарковский в его представлении - тоже жид по своей сути!
Вот как далеко может зайти антисемитизм!
В поисках потерянной реальности

Ложное движение

Американский независимый режиссёр Монти Хеллмен начинал свою деятельность в кино под крылом Роджера Кормена, главного поставщика творческих кадров для обновляющегося Голливуда 60-70-х годов. Однако Хеллмен так и не пожелал вписаться в большую студийную киносистему, предпочитая снимать собственные фильмы как бы на обочине, а вовсе не на хайвэе или двухполосном шоссе, если воспользоваться названием его культовой картины 1971 года, которая вроде как вдохновила Квентина Тарантино на создание «Защиты от смерти» / «Доказательства смерти». Кстати, Монти Хеллмен стал одним из тех, кто поспособствовал появлению «феномена Тарантино», поскольку был исполнительным продюсером на его дебюте «Бешеные псы».
А лента «Двухполосное шоссе» была снята после пятилетнего перерыва в режиссёрской карьере самого Хеллмена, который ведь первоначально взялся активно за постановку фильмов разных жанров - от военных и приключенческих до вестернов. И если что-то объединяет их все, а потом проявилось более значимо как раз в «Двухполосном шоссе», это неожиданное и странное для американца, пусть и скрытое где-то внутри, но всё равно ощущаемое чувство «экзистенциальной тоски». Ладно, когда подобное возникало в картине иностранца - «Забриски Пойнт» Микеланджело Антониони. Или же полтора десятилетия спустя в работе другого заезжего любителя «роуд-муви» - «Париж, Техас» Вима Вендерса. Между прочим, получивший там широкую известность Хэрри Дин Стэнтон подвизался ещё в ранних лентах Монти Хеллмена и недолго присутствует на экране в «Двухполосном шоссе».
Вопреки ожиданиям, что данная работа Хеллмена должна как-то соответствовать двум модным трендам американского кинематографа той поры - быть бунтарской молодёжной историей типа «Беспечного ездока» или хотя бы фильмом об автогонках и стритрейсерах, повествование почему-то увиливает постоянно куда-то в сторону, состоит из внесюжетных и необязательных моментов, немотивированных реакций героев, непредусмотренных пауз. Да и типичного «роуд-муви» тут вроде бы тоже нет, поскольку начинается оно наобум и завершается ещё более случайно.
Пожалуй, лучше всего некая ускользающая суть «Двухполосного шоссе» может быть выражена при посредстве образа юной девушки-спутницы, немногословной и практически индифферентной ко всему на свете, легко пересаживающейся с машины на машину, а потом умчавшейся прочь на мотоцикле длинноволосого парнишки, причём бросив на дороге свою сумку с вещами. Порхает по свету, как бабочка. Или как жук с обретёнными крыльями, о котором ей рассказывает молодой водитель, остающийся безымянным, подобно другим персонажам этой картины.
Оценка - 6 (из 10).
В поисках потерянной реальности

А Гаррель-то снимал с шестнадцати лет!

Заказали мне рецензии на два фильма французского режиссёра Филиппа Гарреля - на один из ранних и другой из числа поздних работ. А я, как говорится, ни бум-бум! Видел всего лишь единственную ленту Гарреля. В то время как на российском торренте есть более двух десятков его картин. Но сначала ознакомлюсь с тремя фильмами юного постановщика. Дебютировал он в короткометражном кино вообще в 16 лет, а первый полный метр снял три года спустя.
В поисках потерянной реальности

Ещё в 1967 году снимали длинный план затылка при ходьбе!

Надо же! В первом фильме Филиппа Гарреля, созданном им ещё в 1967 году, я обнаружил кинематографический приём, который с лёгкой руки братьев Дарденн стал типичным штампом. Но вот выяснилось, что в ленте "Мари на память" задолго до бельгийских режиссёров уже имелся более чем двухминутный план, снятый с движения. И оператор упорно держит в кадре лишь затылок героини при её ходьбе.