March 14th, 2014

В поисках потерянной реальности

Чума на оба ваших чума!

Разумеется, что только ни придумаешь сам - обязательно это уже есть в Интернете. А как раз моя позиция относительно того, с какой истерикой всё это обсуждается с обеих сторон, может быть выражена благодаря данной фразе: "Чума на оба ваших чума!".
В поисках потерянной реальности

Время жить и время умирать

Только что посмотрел тайваньский фильм четвертьвековой давности - "Город скорби" Хоу Сяосяня, рассказывающий о событиях 1945-49 годов на Тайване. Практически всё, как у нас сейчас. И так трудно жить нормально, по-человечески.
В поисках потерянной реальности

«Наконец-то! Вот и свет»

Тайваньский режиссёр Хоу Сяосянь в своём десятом по счёту фильме «Город скорби» вроде бы впервые обратился к сравнительно отдалённому прошлому - послевоенному периоду в истории Тайваня, когда этот остров после капитуляции Японии во второй мировой войне вышел из-под полувекового подчинения чужой стране, однако и во взаимоотношениях с гоминьдановским режимом континентального Китая возникли немалые сложности, и местный губернатор Чэнь И жестоко подавлял настроения недовольства среди населения. Так называемый «Инцидент 228», случившийся 28 февраля 1947 года, после чего было введено военное положение, а сам факт расправы над людьми стал на целых 40 лет табуированной темой, в первый раз именно в «Городе скорби» оказался отражённым на экране.
Хотя надо сказать, что режиссёр всё-таки продолжает следовать найденной им в прежних картинах довольно меланхолической манере представления семейных историй, происходящих где-то в стороне от больших городов и событий общественно значимого плана. Если потрясения самого разного рода как-то оказывают воздействие на размеренную жизнь обычных людей, то это происходит косвенно и отражённо, словно в соответствии с принципом метонимичности, то есть представления части вместо целого, что в большей степени согласуется с тем способом кинематографического повествования, который наиболее близок этому автору, чурающемуся всякой иносказательности, какой-либо метафоричности, не говоря уже о символизме.
Пожалуй, в кинопоэтике Хоу Сяосяня важен только приём рефрена или своего рода рифм - повторяющихся кадров, снятых с одной и той же точки, увиденных как бы посторонним наблюдателем, который находится чуть в отдалении от происходящего и редко когда приближается к лицам экранных персонажей. Разумеется, это не означает, что постановщик предпочитает вообще избегать крупные или средние планы. Но вот его авторский взгляд, скорее всего, совпадает с несколько отстранённой позицией, зафиксированной в нужных ракурсах и с применением подходящей оптики. Конечно, это не личная история творца - и дело не только в том, что сам он родился лишь в 1947 году и уж точно не мог ничего помнить о послевоенном времени. Однако и ностальгическим ретро это тоже не назовёшь. Хоу Сяосянь вовсе не случайно отказался от предварительного замысла поместить действие в 70-е годы, а вот конец 40-х намеревался показывать только при посредстве флэшбэков. Но ведь и более близкие, почти исповедальные ленты середины 80-х годов отличались у него своеобразным невмешательством в неторопливо текущую на экране простую и незамысловатую жизнь, в которой есть непостижимая глубинная поэтичность самого факта существования на этом свете.
И как раз лучшие, особенно проникновенные сцены «Города скорби», который не столь обострённо в социально-политическом ключе будет воспринят далеко от Тайваня и в целом Китая, кажутся те, что связаны с сюжетной линией Вэньчина, младшего из четырёх братьев Линь, и его словно недосказанными и лишь подразумевающимися взаимоотношениями с медсестрой Хиномэ из местной больницы. Правда, Вэньчин стал глухим после падения в восьмилетнем возрасте, и он вынужден общаться со всеми при помощи жестов или же записывая фразы на листках бумаги (в реальности есть иное объяснение глухоты героя - гонконгский актёр Тони Люн Чувай плохо изъяснялся на мандаринском и тайваньском диалектах, а режиссёр решил впервые попробовать снять кино с синхронным звуком, причём так, чтобы все исполнители говорили на разновидностях китайского языка или по-японски). Кстати, теперь любопытно уже ретроспективно сравнить две роли этого актёра, позже сыгравшего в иной бессловесной истории любви - «Любовное настроение» Вон Кавая.
Фильм Хоу Сяосяня, несмотря на драматические события, о которых, возможно, было трудно кому-то из китайцев вспоминать четверть века назад, когда «Город скорби» появился на экране (между прочим, занимает почётное пятое место в списке самых лучших китайских кинопроизведений за сто лет), оставляет всё же светлое впечатление. Начавшись с того, как вновь зажигается свет в доме старшего из братьев Линь, жена которого рожает в этот момент мальчика (а за кадром звучит по радио текст заявления императора Японии о капитуляции), он заканчивается намеренно продлённой во времени сценой очередного семейного застолья, когда ничего вроде бы не происходит, кроме жизни как таковой. «Что же делать, надо жить!», говоря по-чеховски.
Оценка - 7,5 (из 10).
В поисках потерянной реальности

А если отключается Интернет?

Тут некоторые продвинутые люди раздают советы, как обходить блокировку сайтов. А у меня сегодня практически весь день вообще отключается Интернет каждые 5 минут. Это шалит провайдер?
В поисках потерянной реальности

Меня ждут "Побеждённые"

Я настолько необразован в сфере кинематографа, что каждый раз стыжусь, когда обнаруживается какой-либо пробел.
Вот заказали мне, например, рецензию на фильм "Дама без камелий". А я не только не видел его, но и предшествующую ленту Микеланджело Антониони - "Побеждённые".
В итоге пришлось скачать с торрента обе картины. Сейчас начну смотреть их в хронологическом порядке.