February 28th, 2014

Река, куда нет возврата

А в третьем списке популярных российских фильмов вырос средний балл

В списке самых популярных российских фильмов с посещаемостью свыше 3,5 млн. средний балл (согласно моим оценкам) составил 3,95 из 10, а во втором списке, где были ленты, которые посмотрели более 2 млн. зрителей, он снизился до 3,81.
Зато в третьем перечне картин с посещаемостью свыше 1,5 млн. средний балл по моим оценкам вырос - 4,26.
Таким образом, несколько выправилось общее положение по 53 популярным российским фильмам. Средняя оценка - 4,03 из 10.
Впрочем, с учётом пропущенного "Вия" балл чуть меньше - 4,015.
Река, куда нет возврата

Я превратился в киносоциопата!

Предложили мне сходить в кинотеатр на фильм "Трудно быть Богом" Алексея Германа, а я после некоторых раздумий всё-таки решил отказаться.
Во-первых, этот зал мне не нравится. Во-вторых, боюсь нарваться на любые проблемы с проекцией и воспроизведением звука, что теперь встречается ещё чаще, нежели раньше. В-третьих, меня могут вывести из себя во время просмотра столь особенной во многих смыслах картины даже мелкие помехи со стороны публики, будь то ёрзание соседей в кресле или покашливание, не говоря о прочем.
К тому же есть примеры, когда моё бытовое и психологическое раздражение в момент просмотра сильно сказывалось на плохом восприятии фильмов, которые при повторном ознакомлении в домашней обстановке оказывались несравнимо лучше.
Считаю, что с настоящим искусством надо иметь контакт в полном одиночестве, чтобы максимально сосредоточиться на своём глубоко личном общении с произведением истинного творца.
Река, куда нет возврата

Дни Жатвы

В литературной и кинематографической фантастике было создано немало произведений об опасных играх на выживание - и среди них есть вполне удачные. Однако фильм «Голодные игры», снятый Гэри Россом (что-то он редко работает в кино - это всего лишь третья картина после «Плезантвилля» и «Сухаря» / «Фаворита») на основе первой части популярной трилогии писательницы Сюзэнн Коллинз, заявлен вроде как «антитоталитарная антиутопия» (если позволить себе подобную тавтологию). И какое-то время даже поражаешься актуальной созвучности происходящего на экране тому, что подчас творится в некоторых странах мира, допустим, на территории бывшего СССР, включая Россию. Хотя удивительно, что эта лента, прошедшая с большим успехом ($408 млн.) в США, почему-то не вызвала особого энтузиазма ($283,2 млн.) за пределами Америки. И если результаты российского проката всё-таки оказались значительными ($13,4 млн.), то в большей степени по причине интереса молодёжной аудитории к опасным приключениям героев тоже сравнительно юного возраста в их отчаянных попытках уцелеть в очередной «битве гладиаторов», устроенной праздными любителями смертоубийственных зрелищ на арене. Впрочем, её пространство уже не ограничено объёмами современного Колизея, а представляет собой огромный фрагмент вроде как реальной природы, за которой всё равно ведётся постоянная слежка со стороны организаторов шоу.
Вот как раз законы телевизионных игр, призванных постоянно поддерживать внимание зрителей и даже провоцировать ажиотаж среди публики, начинают сказываться на действии «Голодных игр». И из остросоциальной фантастики или же некоего отдалённого подобия философско-художественного осмысления самой сути человеческой природы, как в романе «Повелитель мух» Уильяма Голдинга и его экранизациях, вырастает нечто более мелодраматическое и вполне сентиментальное, почти в духе новомодной версии «Ромео и Джульетты». А финал вообще кажется скомканным, точнее - оборванным на полуслове, пусть и нельзя не принимать в расчёт, что студия, по всей видимости, заранее планировала перенесение на экран всей трилогии Коллинз (в итоге же вслед за второй серией должна скоро выйти третья часть, состоящая из двух отдельных фильмов, так что фактически получится кинотетралогия).
Оценка - 6,5 (из 10).
Река, куда нет возврата

Дни Жатвы

В литературной и кинематографической фантастике было создано немало произведений об опасных играх на выживание - и среди них есть вполне удачные. Однако фильм «Голодные игры», снятый Гэри Россом (что-то он редко работает в кино - это всего лишь третья картина после «Плезантвилля» и «Сухаря» / «Фаворита») на основе первой части популярной трилогии писательницы Сюзэнн Коллинз, заявлен вроде как «антитоталитарная антиутопия» (если позволить себе подобную тавтологию). И какое-то время даже поражаешься актуальной созвучности происходящего на экране тому, что подчас творится в некоторых странах мира, допустим, на территории бывшего СССР, включая Россию...
(полный текст рецензии - только для членов группы)
Река, куда нет возврата

Подгадал к 15-летию смерти Стенли Кубрика

Запланировал на завтра повторный просмотр и написание заказанной мне рецензии на фильм "С широко закрытыми глазами". А потом сообразил, что Стенли Кубрик умер как раз в начале марта. Решил проверить в Интернете: действительно, это случилось 15 лет назад. Так что подгадал я именно к скорбной дате.
Река, куда нет возврата

Как «съезд победителей»...

То, что в определённой степени смущало в фильме «Голодные игры», уже начинает раздражать в его продолжении «Голодные игры. И вспыхнет пламя», снятом другим режиссёром Фрэнсисом Лоренсом, который в кино дебютировал в 2005 году как постановщик фантастического боевика «Константин», вышедшего у нас с поясняющим подзаголовком «Повелитель тьмы». Вот и в этой ленте есть дополнительное название, изначально позаимствованное из второго романа Сюзэнн Коллинз про тех же самых героев - Кэтнисс Эвердин и Питу Мелларка, которые после того, как были оставлены в живых на 74-х Голодных играх, возвращаются в свой 12-й район, потом участвуют в туре победителей, а позже, когда происходят волнения в ряде районов, вызываются в числе прочих триумфаторов прежних «Олимпиад на выживание» для участия в новой «юбилейной» битве, проводящейся раз в четверть века.
И данная бойня больше похожа не на ожесточённую борьбу людей за собственную жизнь, а на типичные голливудские блокбастеры со спецэффектами, где стая диких обезьян и ядовитый туман, запущенный устроителями безжалостного телевизионного шоу, должны ещё сильнее подстегнуть участников, сделать их преследуемыми не столько своими соперниками, сколько кровожадными обитателями Капитолия во главе с президентом Сноу. Правда, в финале опять выясняется, что всё отнюдь не так, как это кажется основным персонажам да и нам, зрителям. Но вся эта «антитоталитарная составляющая» выглядит словно дежурный довесок и отчасти спекулятивный ход для придания очередной фантастико-приключенческой ленте некой видимости злободневного и животрепещущего повествования.
В общем, это тоже как элемент своеобразной игры, но уже со стороны американских кинематографистов, которые стараются сделать вид, что их чрезвычайно волнует вероятность создания долголетней тоталитарной системы (ведь получается, что она существует три четверти века - как если бы возникла, например, у нас во времена разгула «ежовщины»). Хотя сами-то они никогда не испытывали ничего похожего и судят о многом лишь понаслышке или же давая волю своей безудержной фантазии, не очень понимая, где проходит грань между пугающим вымыслом и более страшной реальностью, которую кто-то далеко от США продолжает испытывать на собственной шкуре.
Но как раз вторая серия вызвала, в отличие от первой, огромный зрительский интерес в других странах мира, собрав $439,4 млн., что в полтора раза выше прокатных результатов «Голодных игр», и в России показатели сиквела оказались больше почти вдвое - $23,6 млн., что свидетельствует всё-таки не о спросе на особую актуальность этого фильма, а о его внешней занимательности именно в соответствии со стандартами современного Голливуда.
Оценка - 5,5 (из 10).