February 23rd, 2014

Река, куда нет возврата

Ф как Фрэнсис (или Флоренс)

Так получилось, что отсматривая подряд имеющиеся на российских торрентах фильмы американского режиссёра Ноа Баумбака, мне пришлось ознакомиться с картиной «Гринберг» уже после того, как я увидел «Фрэнсис Ха» (в нашем прокате - «Милая Фрэнсис»). В какой-то степени это повлияло на то, что после раздумий я решил всё-таки повысить оценку «Гринбергу» с 5 баллов до 5,5 - хотя заглавный герой Бена Стиллера вряд ли что мог вызвать, кроме глухого раздражения. Но вот Флоренс в исполнении Греты Гервиг… Я-то уже знал по «Фрэнсис Ха», какой удивительной и неповторимой может быть эта актриса на экране. И честно говоря, я вообще не представляю, как воспринимать игру Гервиг без её особого голоса, довольно странной манеры говорить - словно замедленно и заторможенно, искусственно растягивая слова и неожиданно интонируя фразы, да ещё притом, что болтают эти героини (прежде всего - Фрэнсис) немало и даже охотно, загружая слушателей вроде бы бессмысленной шелухой слов.
В «Гринберге» исполнительница ещё не является главной, пусть и начинается это кино именно с Флоренс и её же крупным планом заканчивается. Испытываешь крайнее неудовольствие в те моменты экранного времени, когда Греты Гервиг нет в кадре, а вместо неё там торчит с невыносимо скучным видом Бен Стиллер. Зато в «Фрэнсис Ха» (если уж быть дотошным, героиню следовало бы именовать Фрэнсис Хэлладей - но написанная ею на бумажке фамилия Halladay не поместилась в крошечную выемку на почтовом ящике) актриса практически не сходит с экрана и вовсю солирует как бы в бенефисной роли, тем более, что сценарий написан ею совместно с режиссёром, который увлёкся Гервиг уже после съёмок «Гринберга», расставшись со своей женой Дженнифер Джейсон Ли, несмотря на рождение долгожданного сына по имени Ромер.
Вот, кстати, ещё одна подсказка (помимо очевидных ссылок на фильмы французских режиссёров - от Франсуа Трюффо и Жан-Люка Годара до Жана Эсташа и Леоса Каракса, которые мелькают практически в каждой ленте самого Ноа Баумбака), что этот американский постановщик, между прочим, сын писателя и кинокритика Джонатана Баумбака, давно и прочно «подсел» на европейское кино. И наверняка желал бы именоваться последователем творчества, например, Эрика Ромера, а отнюдь не Вуди Аллена (чисто внешнее следование в «Фрэнсис Ха» чёрно-белой стилистике алленовского «Манхэттена» ещё ни о чём не говорит), а из коллег-соотечественников он близок, скорее, к Хэлу Хартли, хотя дружит и сотрудничает с Уэсом Андерсоном.
Возможно, Баумбаку и в его лучших работах (из пяти просмотренных я бы выделил дебютную картину «Драться и кричать», снятую всего лишь в 26-летнем возрасте, и как раз «Фрэнсис Ха», которая примерно соответствует «исповедальной поре» - 42 года - в творческой карьере ряда выдающихся мастеров кино) недостаёт лёгкости и воздушности кинематографического письма, а диалоги кажутся несколько искусственными, специально придуманными. И только в устах Греты Гервиг они звучат естественно и натурально, словно она импровизирует на ходу, произносит свои забавные и наивные тирады, не задумываясь над их сутью. Актриса оказывается на экране своеобразным «болтливым клоуном», чьи гримасы, жесты и пластические движения (а героиня хочет быть успешной танцовщицей, хотя по своим физическим данным, наверно, не очень подходит для этого), пожалуй, не всегда важны настолько, насколько она самовыражается при помощи потока бесконечных слов.
И ещё из внезапных ассоциаций, возникающих во время наблюдения за Фрэнсис (или за Флоренс в «Гринберге»), можно упомянуть какое-то отдалённое внутреннее сходство с… Джельсоминой или Кабирией в исполнении Джульетты Мазины. Вот и российские прокатчики, сами того не подозревая, присвоили ленте Ноа Баумбака название «Милая Фрэнсис», которое перекликается с «Милой Чарити» Боба Фосси, являющейся, кстати говоря, музыкально-танцевальным римейком фильма «Ночи Кабирии» Федерико Феллини. Почему бы не сказать это и о «Фрэнсис Ха»?!
Оценка - 6 (из 10).
Река, куда нет возврата

Ф как Фрэнсис (или Флоренс)

Так получилось, что отсматривая подряд имеющиеся на российских торрентах фильмы американского режиссёра Ноа Баумбака, мне пришлось ознакомиться с картиной «Гринберг» уже после того, как я увидел «Фрэнсис Ха» (в нашем прокате - «Милая Фрэнсис»). В какой-то степени это повлияло на то, что после раздумий я решил всё-таки повысить оценку «Гринбергу» с 5 баллов до 5,5 - хотя заглавный герой Бена Стиллера вряд ли что мог вызвать, кроме глухого раздражения. Но вот Флоренс в исполнении Греты Гервиг… Я-то уже знал по «Фрэнсис Ха», какой удивительной и неповторимой может быть эта актриса на экране. И честно говоря, я вообще не представляю, как воспринимать игру Гервиг без её особого голоса, довольно странной манеры говорить - словно замедленно и заторможенно, искусственно растягивая слова и неожиданно интонируя фразы, да ещё притом, что болтают эти героини (прежде всего - Фрэнсис) немало и даже охотно, загружая слушателей вроде бы бессмысленной шелухой слов...
(полный текст рецензии - только для членов группы)
Река, куда нет возврата

(no subject)

С Новым годом, Сарик Андреасян!

В списке самых кассовых росийских фильмов дошла у меня очередь до опусов Сарика Андреасяна. По дебютной ленте "ЛОпуХИ: Эпизод первый", которой я поставил 1,5 балла, он запомнился мне как "никакой" режиссёр.
А вот картина "С Новым годом, мамы!", где Андреасян делал новеллу "Увидеть Париж и...", неожиданно оказалась лучше, чем схожий киноцикл "Ёлки". Тем более понравилась его короткометражка в жанре социальной рекламы - "Мамы ждут нас".
Теперь буду смотреть популярные фильмы "Служебный роман. Наше время" и "Тот ещё Карлосон!". А ещё есть чуть менее кассовые "Что творят мужчины!" и "Беременный".
В общем, наступил Новый год с Сариком Андреасяном!
Река, куда нет возврата

Это арт-попса!

Придумал сегодня определение для фильмов американского режиссёра Дэррена Аронофски - особенно для его последних работ. Их вполне можно причислить к арт-попсе.
Река, куда нет возврата

А люди-то где?

Русскоязычный фильм армянина родом из Ленинакана, снятый в Латвии и рассказывающий о русских гопниках в Риге… Звучит почти как анекдот! Однако это полнометражный дебют «Люди там» 28-летнего Айка Карапетяна, который окончил Латвийскую художественную академию и Латвийскую академию культуры, а его самой первой короткометражкой была лента со знаменательным названием «Мерзость». Вот и в большой картине Карапетяна немало мерзостей жизни, молодые парни и девки постоянно ругаются матом, курят, пьют, блюют, «отливают» прямо у лифта, воруют, грабят, избивают до полусмерти, трахаются, занимаются проституцией, устраивают видеостриптиз, а один из героев даже попадает случайно на религиозное сборище, где его, можно сказать, подвергают публичному духовному изнасилованию.
Если кое-кто из неожиданных поклонников картины «Люди там» называет её - в пику российским «чернушным» арт-хаусным опусам - примером настоящего и правдивого кино, где якобы всё естественно и натурально, включая игру непрофессиональных исполнителей, то они явно лукавят или же пытаются выдать желаемое за действительное. Поскольку в фильме Айка Карапетяна нетрудно обнаружить заезженные сюжетные ходы и поднадоевшие кинематографические приёмы (куда уж, допустим, без непременной съёмки с помощью «стедикама», когда оператор неотступно следует за одним из гопников - и мы вынуждены в течение двух минут наблюдать его двигающуюся при ходьбе спину).
А когда мелькает на мгновение что-то живое и непосредственное в реакциях героев или вдруг появляется некий драйв в сценах, снятых на ночных крышах Риги или где-нибудь на взморье, то сценарист-режиссёр в одном лице всё же предпочитает бежать дальше, не задерживаясь на внесюжетных элементах, которые как раз и могли бы придать чувство жизни очередному выморочному повествованию про начинающих бандитов. И опять никого не жалко и ничуть не больно! Да и люди-то где? Одни марионетки, ходячие схемы, персонажи-функции.
Оценка - 2,5 (из 10).