February 8th, 2014

Река, куда нет возврата

Страх наркодельца перед семилетним сроком

У афроамериканского режиссёра Спайка Ли уже была на счету картина «Торговцы наркотой» (название Clockers можно перевести и как «Забившие стрелку») - да и в ряде иных лент косвенно возникала тема распространения наркотиков в городской среде преимущественно Бронкса, одного из составных конгломератов такого огромного мегаполиса, как Нью-Йорк. Вот и «25-й час» (2002) первоначально кажется очередным произведением о мире наркодельцов, наживающихся на пагубной зависимости тех, кто «подсел» на какой-либо из видов запрещённых препаратов. Однако герой фильма Монтгомери Броган, ирландец по происхождению, попавшийся на торговле наркотой, не столь однозначен и уж точно не отрицателен, а даже способен вызвать сочувствие и понимание, поскольку давно желал бы отойти от дел и зажить тихой семейной жизнью со своей любимой девушкой, пуэрториканкой с редким именем Натурель (то есть «Натуральная»). Монти вообще хочется теперь чего-то естественного и подлинного - будь то отношения с двумя школьными друзьями, вновь обретённая родственная связь с собственным отцом или трогательная привязанность к собаке, которую он спас от смерти на нью-йоркских улицах.
И повествование, всё-таки сохраняющее приметы криминального жанра, больше начинает с развитием действия напоминать некую экзистенциальную историю о поиске человеком своей истинной идентичности, а также о попытке преодоления им непостижимого страха перед потерей свободы, заключением в тюрьму на семилетний срок, что вроде бы является минимальной мерой наказания в данном случае - да к тому же героя отпускают под залог, назначив день добровольной явки в места не столь отдалённые. Вот он и устраивает словно окончательное прощание с прежней жизнью и со всеми, кого любил и кто лично был дорог, будто бы готовится отправиться на тот свет, а не в тюрьму - и всё это «долгое сошествие в мир иной» действительно похоже на поминальный обряд, своего рода скорбную тризну пока ещё в присутствии изначально сломленного и подавленного «кандидата в покойники», который боится не выдержать унижения и насилия за решёткой.
Такой неожиданный поворот событий вносит хоть какое-то разнообразие в известный по другим картинам жизненный материал, заставляя чуть ли не поверить в то, что и «преступники чувствовать умеют» и одержимо цепляются за жизнь вне тюремных стен, а не бахвалятся друг перед другом количеством ходок и общим сроком отсидок, как это делает один из русских (или украинских - кто их разберёт?!) «авторитетов», на которого горбатился ирландец Броган. А замаячившая возможность удачного избавления от будущих оков, не без некоторой иронии представленная Спайком Ли в серии предфинальных «благодушных картинок», затем опровергается в последнем кадре, где возникает, скорее, большой знак вопроса: что же случится с этим персонажем дальше? Не так уж важно - главное, что он сам осознал необходимость измениться и понести заслуженное наказание. Кстати, этот мотив появлялся в работах Ли ещё раньше - допустим, в ленте «Садись в автобус» (1996), где решает встать на праведный путь один из бывших бандитов и убийц по имени Джамал.
Оценка - 5, 5 (из 10).