December 8th, 2013

С тоской по Одзу

До чего ж красив португальский язык!

Я и намного раньше - ещё в 80-е годы - когда доводилось видеть бразильские или португальские фильмы, обратил внимание на то, насколько красиво звучит португальский язык.
А теперь вот смотрю подряд полтора десятка картин Мануэла ди Оливейры - и больше радуюсь, когда герои говорят не по-французски (тем более - не по-английски), а по-португальски.
С тоской по Одзу

Страх жизни

Вопреки названию, в фильме «Страх сцены» Альфреда Хичкока практически нет никакого страха сцены, хотя актриса Шарлотт Инвуд вроде как пытается поначалу уверить, что ей будет очень трудно появиться в театральном шоу после того, как произошло непредумышленное убийство в результате крупной ссоры с мужем, пусть и удалось скрыть с помощью влюблённого в неё Джонатана Купера, кто на самом деле причастен к этому случайному преступлению. Точно так же оказывается ложным типичный хичкоковский мотив «молодого и невинного» - впрочем, в качестве невольной жертвы обстоятельств вполне можно рассматривать студентку театральной академии Ив Джилл, которой приходится далеко за пределами подмостков играть сразу несколько ролей, чтобы вывести из-под подозрения и избавить от преследования полиции того самого Купера, к которому она сама неравнодушна. И именно во внесценических испытаниях, выпавших на долю юной Ив, выясняется, что страх перед перипетиями жизни куда сильнее, нежели треволнения перед выходом на сцену.
Данная лента Хичкока, созданная после таких «психопатологических» работ, как «Заворожённый» и «Верёвка», интересна не только тем, что спустя 10 лет режиссёр вернулся на свою родину, чтобы снять картину как бы в духе английских кинодетективов 30-х годов, хотя их героями были всё-таки мужчины. Тут же женщины играют ключевые роли, являясь и «роковыми соблазнительницами» (присутствие Марлен Дитрих в качестве звезды сцены значимо и символично само по себе), и волевыми энергичными особами, которые способны выпутаться из любого затруднительного положения - что как раз характерно для ряда послевоенных фильмов Альфреда Хичкока и его героинь, исполненных на экране актрисами Ингрид Бергман (помимо «Заворожённого», ещё и «Дурная слава»), Джанет Уаймен («Страх сцены») и Алидой Валли («Дело Пэрадин»). А вот мужчины, напротив, могут оставаться на втором плане или вообще быть слабыми и даже нуждающимися в поддержке и защите.
Однако финальный твист «Страха сцены» несколько разочаровывает, сводя рассказанную историю почти к психопатологическому случаю, несмотря на то, что в романе-первоисточнике «Сбежать от констебля» Селвина Джепсона фигурировал в роли убийцы мужа совсем иной человек, нежели это представлено на экране. Но с другой стороны, разве мог отказать себе Хичкок в удовольствии лишний раз показать «юную леди в опасности», настигшую её отнюдь не там, где следовало этого ожидать?! Страх жизни непредсказуемее страха сцены.
Оценка - 8 (из 10).
С тоской по Одзу

Когда кино важнее фильмов

Уже не первый человек задаёт мне вопрос про главный (или лучший) фильм португальского режиссёра Мануэла ди Оливейры. Кстати, я уже посмотрел 23 картины, считая короткометражки. Осталось ещё 5 лент из числа доступных на русском языке.
Так вот - Оливейра принадлежит к тем редким постановщикам мирового кино, чьё творчество в целом намного значительнее, чем фильмы по отдельности. Наверно, я не поставлю ни одной из его картин выше 8,5 баллов. Но общий вклад Мануэла ди Оливейры нельзя не оценить по высшему разряду.