December 6th, 2013

С тоской по Одзу

"Ах, мама, мама, что мы будем делать, когда настанут зимни холода..."

Сунулся я сегодня "сменить резину" - переобуться в зимние ботинки. А их нигде нет! Искал-искал, но не нашёл. И напрочь не помнил, что случилось с ботинками более полугода назад, если я всё-таки выбросил их.
Только к полуночи стало проясняться в моём сознании, что вроде бы я уже с трудом доходил в марте в ставших негодными ботинках.
Как же я теперь-то буду обут не по сезону?!
С тоской по Одзу

Так вот почему со мною прекращают отношения!

Я-то долго не понимал, почему меня отовсюду увольняют или моментально прекращают какие-либо отношения - вообще без объяснения причин. И только сейчас, прослушав один из рекламных роликов на радиостанции "Эхо Москвы", я всё понял!
Оказывается, некоторые уже пострадали от того, что не поставили себе на компьютер антивирусную программу Касперского - и от этих беспечных людей стали распространяться разные неприличные письма по всем адресам, что и послужило причиной увольнения, прекращения отношений и даже крушения прежде успешного бизнеса.
Вот так вот: не поставил антивирусник - это многое объясняет!
С тоской по Одзу

Когда слуги меняются с господами

«Березина» (1999), последний фильм в творческой карьере швейцарского режиссёра Даниэля Шмида, может показаться весьма неожиданным только для тех, кто знает данного постановщика преимущественно по эстетским кинопроектам. Однако эта сатира Шмида, подзаголовок которой, безусловно, язвителен - «Последние дни Швейцарии», во многом перекликается с его ярким дебютом «Сегодня ночью или никогда», реализованным ещё в 30-летнем возрасте.
Конечно, финальная работа постановщика не столь изысканна и стилистически необычна, как те картины, которые были сняты в пору личной дружбы с Райнером Вернером Фассбиндером и при участии ряда его исполнителей (в том числе экранизирована фассбиндеровская пьеса «Тень ангелов»). В «Березине» есть определённые издержки по части вкуса, когда демонстрируются всевозможные пороки и мании, которым предаются влиятельные госслужащие, включая членов правительства, пользуясь услугами русской проститутки Ирины из города Электросталь, мечтающей, в свою очередь, стать гражданкой Швейцарии и перетянуть с опротивевшей родины всех своих многочисленных родственников.
Хотя в отличие от более поздней ленты «Импорт/Экспорт» австрийца Ульриха Зайдля, бесцеремонного осквернителя социальных и моральных устоев добропорядочного буржуазного общества, Даниэль Шмид обладает чувством иронии и насмешки, что позволяет ему всё-таки не переходить грань натурализма и дешёвого эпатажа. И если уж сравнивать с кем-то из классиков кинематографа, то в «Березине» вполне можно ощутить отголоски, например, «Дневной красавицы» Луиса Бунюэля и даже «Голубого ангела» Джозефа фон Штернберга (кстати, в этом ряду следует упомянуть и «Лолу» Райнера Вернера Фассбиндера). Также вспоминается немецкий кинохит конца 50-х годов - «Девица Розмари» Рольфа Тиле, где чуть ли не впервые речь шла об экономическом и политическом шпионаже с помощью высокооплачиваемых путан.
Причём сарказм Шмида простирается куда дальше по иерархической лестнице, нежели простой обмен социальными ролями на один лишь вечер или иное короткое время между слугами и господами, между «понаехавшей проституткой» из России и сильными мира сего, пусть и в скромном швейцарском масштабе. Режиссёр издевается над своей родимой федерацией в полном объёме и до конца - так трудно удержаться от того, чтобы не раскрыть заключительный аккорд этой истории, которая не столь приободряюща и духоподъёмна, как давняя песенка солдат, отступавших из России в составе войск Наполеона после сражения у Березины.
Оценка - 5,5 (из 10).